Linkuri accesibilitate

Одним из важнейших аспектов мировой политики в эпоху после «холодной войны» является так называемый «экспорт демократии», который обрел институциональную форму еще в 1992 году с принятием Конгрессом США «Акта в поддержку свободы». С тех пор бывшие советские республики стали ежегодно получать десятки миллионов долларов безвозмездной помощи в разных сферах, в первую очередь в образовании, содействии гражданскому обществу, СМИ и т.д. Понимаете, да? Соединенные Штаты системно и основательно подходили к «воспитанию» обществ новых стран, чтобы через одно поколение эти общества смотрели в «правильную» сторону и мыслили «верно».

Но даже в США бытует мнение о том, что либеральным государствам и в первую очередь самим Штатам следовало бы сосредоточиться на установлении демократии у себя дома. «Соединенные Штаты и другие либеральные государства смогут гораздо удачнее продвигать свои наиболее взлелеянные политические ценности, если сконцентрируются на усовершенствовании этих практик у себя дома, вместо того чтобы пытаться экспортировать их за рубеж, - пишет издание The Foreign Policy. – Если западные общества будут процветать, основываться на справедливости и демонстрировать дееспособность, будут жить в соответствии с воспетыми идеалами, люди в других обществах захотят перенять все или некоторые из этих практик, с поправкой на местную специфику». Автор публикации добавляет, что попытки США с 1992 года ускорить процессы [в новых независимых государствах], которые на Западе проходили столетиями, скорее затормозят продвижение либеральных ценностей, чем поспособствуют им.

Между тем, в России эти ценности не прижились. «Шоковая терапия» 90х годов, внутриполитический хаос, чеченская проблема и засилье олигархов во власти («Семибанкирщина», как метко назвал это явление лидер КПРФ Геннадий Зюганов) – всё это ассоциировалось с эпохой Ельцина и «раннего» Путина и достаточно ясно воспринималось как «чуждые России американские либеральные ценности». Отсюда проистекает общая неудача в построении гармоничных российско-американских отношений, поскольку США воспринимали Россию исключительно как сторону, проигравшую «холодную войну», и не допускали равноправного партнерства, а Москва, в свою очередь, понимала, что для Вашингтона «хорошая» Россия лишь та, которая идет в американском фарватере.

Директор Московского Центра Карнеги, председатель научного совета и руководитель программы «Внешняя политика и безопасность» Дмитрий Тренин в интервью Русской службе «Голоса Америки» сказал, что нормальному развитию отношений двух держав мешает тот факт, что Россия не вписалась в созданную Штатами систему глобальной безопасности.

«Если смотреть более широко и глубоко, то главная проблема, на мой взгляд, заключается в том, что за 20 с лишним лет после окончания холодной войны не удалось достичь взаимоприемлемого статуса России по отношению к системе безопасности, которую создали и которой руководят США. То есть не получилось общей системы безопасности. Поэтому проблема с НАТО и перспектива присоединения Украины к Североатлантическому альянсу вызвали ту реакцию, которую мы и наблюдаем», - уверен эксперт.

В то же время Дмитрий Тренин утверждает, что нынешняя ситуация не является рецидивом «холодной войны», т.к. не носит характер тотального противостояния, так что стороны продолжат сотрудничество по ряду направлений, где их интересы «в той или иной степени совпадают». Однако разница взглядов в том, что Москва заинтересована в развитии отношений с Вашингтоном, а американская администрация непременно хочет «наказать Россию за то, что она делает в Украине». Отсюда и давление США, считает политолог.

«Но и кроме администрации Обамы есть круги, которые (…) готовы еще более жестко давить на российское руководство, не имея, в общем-то, продуманной долгосрочной стратегии, а исходя лишь из стремления нанести максимальный ущерб российским интересам в надежде, что таким образом можно повлиять на российскую внешнюю политику, а может, и на внутреннюю», - говорит Дмитрий Тренин. Полагаю, он имеет в виду неоконов-республиканцев и «ястребов» нынешней администрации – их упоминают и американские эксперты. Между тем, собеседник «Голоса Америки» уверен, что до конца второго срока Обамы (то есть конец 2016 года) улучшения двусторонних отношений не будет.

Издание The National Interest пишет, что «США, похоже, застряли на политике конфронтации с путинской Россией без необходимых на то обязательств и рамок». «Если это осознанный выбор – а за последние несколько месяцев администрация Обамы, кажется, взялась за амбициозную программу «тройного сдерживания» (Иран, Китай и Россия) – то, видимо, для этого не было проведено надлежащей подготовки, - отмечает автор. – Если же, с другой стороны, это неожиданный и нежелательный поворот, тогда, пожалуй, не сделано всего того, что можно было бы, чтобы в действительно обеспечить России «коридор» для выхода из кризиса. Не зная брода, не лезь в воду».

Журнал The Foreign Policy публикует статью бывшего посла США в СССР Джека Мэтлока (в 1987-1991 годах). Дипломат полагает, что «украинский кризис, по большому счету, стал результатом политики неограниченного расширения НАТО на Восток». «Если бы не вероятность вступления Украины в НАТО когда-либо и, тем самым, превращения Севастополя в базу НАТО, Россия бы не вторглась в Крым; это просто, как дважды два», - отмечает Мэтлок и задается вопросом: «Почему мы (США) не понимаем, что для других стран чувствительна проблема военных баз потенциальных противников, причем не только приближающихся к границе, но и создаваемых на землях, которые они (другие страны) исторически считают своими?».

Российское онлайн-издание PolitRussia публикует обширный материал под названием «Четыре геополитические битвы холодной войны». В разделе о четвертой битве автор пишет, что с 2004 года вокруг России началось создание буферной зоны, т.е. череда «цветных революций» в Грузии, Украине и Кыргызстане, а также неудачные попытки в ряде других бывших советских республик, включая саму Россию.

«Главные события четвертой геополитической битвы разворачиваются осенью 2011 – весной 2012 года – связанные с попыткой организации «оранжевой революции» в России. (…) Тем не менее, классический сценарий «оранжевой» революции – оспаривание результатов выборов путем организаций массовых акций «народного негодования», благодаря действиям правоохранительных органов своевременно пресекается (…)», - отмечается в статье. Далее автор говорит о событиях в Украине как об «ударе в сферу российского влияния», а затем о начале «массированной информационной атаки на ответные действия России».

Мой армянский коллега Арег Галстян в материале на российском сайте Global Affairs анализирует систему международных отношений в прошлом и дает прогноз дальнейшего развития. Он указывает на то, что раньше стабильность международной системы определялась либо коллективными усилиями большого числа игроков (Венский конгресс 1815 г., Версальско-Вашингтонская система после Первой Мировой войны), либо ведущими центрами силы, которые навязывали свою волю остальным игрокам (Ялтинско-Потсдамская система и биполярный мир).

Эксперт называет утопичным возвращение к «концерту великих держав» (как после Венского конгресса) в связи с текущим раскладом сил в мире и существованием нетрадиционных угроз. Галстян считает, что обновленная биполярная система (США против Китая) тоже не представляется возможной, т.к. КНР для Запада является диктатурой с коммунистической идеологией, имеет серьезные внутренние проблемы (Тайвань, Тибет, Синьцзян), да и сама не стремится к противостоянию с США.

«В данном контексте оптимальным станет не воссоздание парадигм прошлого, а реформирования системы настоящего. Если международное сообщество недовольно гегемонией Америки и ее лидирующей ролью в рамках ведущей универсальной организации – ООН, необходимо реформировать именно организационную матрицу, а не подвергать критике один из ее субъектов, подавляющий остальные элементы», - пишет автор.

Он приводит мнение американского профессора Томаса Вайса, по словам которого, постоянные члены Совбеза ООН «не могут объективно реагировать на современные вызовы и угрозы». Кроме того, армянский политолог цитирует профессора Джорджтаунского университета Чарльза Капчана. «Думаю, мы увидим это расширение в ближайшие пять, шесть, семь или восемь лет. Но на самом деле это будет настоящая давка, как в школьной столовой, из-за ревнивого отношения к тому, кто займет места постоянных членов Совета Безопасности ООН», - заявил профессор в интервью CNN.

В экспертных кругах давно бытует мнение о том, что провести реформу ООН будет сложно из-за противоречий между нынешними и потенциальными членами Совбеза. Например, США и Великобритания категорически против Германии (нынешний шпионский скандал показывает, что между Вашингтоном и Берлином нет доверия), в то время как Россия и Франция, скорее всего, не будут возражать; Китай ни за что не впустит Японию и Индию, между Бразилией и Аргентиной развернется нешуточная борьба, а еще одним серьезным камнем преткновения станет кандидатура от мусульманского мира – Турция, Иран, Пакистан, Саудовская Аравия или Египет?

Бурные события 2013-2014 годов на Ближнем Востоке и в Украине, ожидаемое осложнение ситуации в Восточной Азии ясно показывают, что мир более не будет таким, каким мы привыкли его видеть в эпоху советско-американского противостояния или гегемонии США за последние 25 лет. Биполярный мир гарантировал определенную устойчивость системы, но идеологическая основа соперничества двух супердержав была ненадежным «цементом» для построения долгосрочной мировой стабильности.

Нынешний де-факто однополярный мир тоже не выдерживает испытания временем как минимум по трем причинам: ресурсы США небезграничны, в мире появляются и укрепляются новые политико-экономические центры силы и не все на планете довольны действиями «вашингтонского обкома». Однако переход от нынешнего расклада к подлинно многополярному миру будет не менее болезненным, чем слом биполярной системы. Мне, например, импонирует идея расширения числа постоянных членов СБ ООН, но надо отдавать себе отчет в том, что появление пяти или десяти новых государств в этом «клубе великих» может повлечь за собой атомизацию и хаотизацию процесса принятия глобальных решений. Впрочем, и нынешняя постоянная пятерка Совбеза отнюдь не застрахована от ошибок, что мы порой и видим.

Рано или поздно крупнейшие мировые игроки (например, участники «Большой двадцатки») должны прийти к пониманию неизбежности реформы международной системы. При этом США, Россия, Британия, Франция и Китай должны понять, что созданный в 1945 году алгоритм принятия решений сегодня не отвечает меняющимся реалиям, а потенциальным «новичкам» следует осознать, что постоянное кресло в Совбезе ООН – это не удовлетворение местечковых национальных амбиций («утереть нос соседу»), а высочайшая ответственность и серьезное моральное бремя…

Часть 1

Часть 2

Читайте также:

Россия и США – обреченные быть вместе? Часть 1

Россия и США – обреченные быть вместе? Часть 2

XS
SM
MD
LG