Linkuri accesibilitate

Еуджен Карпов: „Мы очень сожалеем о том, что Тирасполь и Москва ищут различные предлоги и искусственные препятствия”


Вице-премьер по реинтеграции в диалоге с Валентиной Урсу

Ситуация в приднестровском регионе продолжает беспокоить Кишинев на фоне укрепляющихся отношений между Тирасполем и Москвой после того, как Молдова подписала Соглашения об ассоциации и о свободной торговле с Европейским Союзом, а переговоры по урегулированию конфликта были приостановлены по требованию Москвы, которая является посредником в этом конфликте, замороженном более 20 лет назад. Валентина Урсу беседует на эту тему с вице-премьером по реинтеграци Еудженом Карповым:

Свободная Европа: Г-н Карпов, в последнее время все больше раздается голосов о том, что в рамках формата „5+2” переговоры ведутся ради переговоров. Кто заинтересован вести переговоры ради переговоров, если учесть, что в этом формате присутствуют семь участников?

Еуджен Карпов

Еуджен Карпов

Еуджен Карпов: „Формат „5+2” был создан для урегулирования приднестровской проблемы. Действительно, сейчас налицо замедление прогресса, который может быть достигнут в рамках дискуссий в формате „5+2”. Я бы поставил вопрос немного иначе: не кто заинтересован в том, чтобы этот процесс не был эффективным, а какие факторы влияют на это. И если посмотреть, что происходит и в Республике Молдова, а особенно в последнее время в регионе, вокруг нашего государства, то увидим, что процессы деструктивного характера охватили несравненно более обширную территорию. Здесь следует учесть и ситуацию на Украина, и конфликт между Россией и Украиной, и тот факт, что Республика Молдова находится где-то на средней линии между крайне важными на нашем континенте геополитическими силами, речь идет о Москве, речь идет о Брюсселе, а также наличие определенных центробежных движений. Республика Молдова предельно ясно выразила свое намерение присоединиться к Европейскому Союзу. Эта цель Республики Молдова не совсем совпадает с точкой зрения Москвы на регионы, расположенные вокруг российского государства. И именно здесь я вижу определенные конфликты. Если посмотреть, Кишинев выступает за европейскую интеграцию; с другой стороны, Тирасполь стал очень активным в продвижении идеи так называемой евразийской интеграции. И основной конфликт кроется, по моему мнению, именно между этими двумя факторами.”

Свободная Европа: Как бы вы прокомментировали оценки представителя Российской Федерации, который сказал, что переговоры ведутся ради переговоров?

Еуджен Карпов: „Вероятно, он имел в виду тот факт, что сегодня мы заинтересованы сохранить, как минимум, механизм переговоров в формате „5+2” в рабочем и жизнеспособном состоянии, не допустить ситуации, которая имела место раньше, когда процесс в формате „5+2” был приостановлен, пять лет практически не было переговоров. В тот период происходили явления и процессы, которые никто не мог контролировать.”

Свободная Европа: Хорошо, допустим, процесс не заблокирован, но механизм нежизнеспособный...

Еуджен Карпов: „Механизм жизнеспособный. Даже если явный прогресс отсутствует, все же какие-то положительные шаги имеются. В качестве примера могу привести не так давно подписанное решение о создании механизма по упорядочению выдачи пенсий для жителей обоих берегов Днестра, которые меняют место жительства. Если житель левого берега переходит жить на правый, автоматически запускаются определенные, оговоренные процедуры, с которыми согласны и в Кишиневе, и в Тирасполе, с тем, чтобы этот переезд на людей не сказывался и они могли получать в дальнейшем свою пенсию так, как делали это прежде. Есть и другие положительные примеры. Разумеется, нам хочется большего. Разумеется, целью номер один переговорного процесса является политическое урегулирование приднестровского конфликта. И здесь камнем преткновения является так называемая Третья корзина – институциональные, политические вопросы и вопросы безопасности. Эта корзина все еще не открыта, она заблокирована Москвой и Тирасполем, которые считают, что обсуждать эти вопросы преждевременно, что сперва надо решить технические проблемы и лишь затем перейти к политическим – позиция, которую не разделяют официальный Кишинева, а также большинство сопосредников и наблюдатели.”

Свободная Европа: В последнее время глава приднестровской администрации Евгений Шевчук все больше настаивает на идее „цивилизованного развода” между Кишиневом и Тирасполем. Что бы это значило - „цивилизованный развод” и как это возможно? С одной стороны, вроде дается понять, что Приднестровье будет бороться до конца за признание независимости. Неизвестно, кто признает независимость сепаратистского образования. Как понимаете вы этот „цивилизованный развод”, к которому призывает г-н Шевчук?

Еуджен Карпов: „Этот концепт я воспринимаю как однозначно разрушительный для переговорного процесса. Потому что этот концепт лишен каких-либо юридических и политических оснований, а также в плане международных отношений. Есть какие-то реальности, и эти реальности надо учесть. Есть Республика Молдова, признанная в границах, существовавших на момент распада Советского Союза. Не найдется ни одного международного субъекта, который поддержал бы идею такого развода”. Российская Федерация, которая оказывает большую поддержку приднестровскому региону, в международном плане, в политическом плане выступает за суверенитет и территориальную целостность Республики Молдова.”

Свободная Европа: Двулично...

Еуджен Карпов: „Да, и нам бы очень хотелось, чтобы слова подкреплялись делами. Мы всегда рассматриваем сквозь эту призму молдавско-российские отношения во всем, что касается Приднестровья. На политическом уровне со стороны и Министерства иностранных дел, и ряда структур, я имею в виду аппарат президента Российской Федерации, есть заявления о том, что официальная позиция Российской Федерации осталась неизменной.”

Свободная Европа: И тем не менее, Тирасполь, которого поддержала Москва, получил отсрочку до осени очередного раунда переговоров в формате „5+2” по приднестровскому урегулированию, который намечалось провести в середине этого месяца. Осенью у нас предвыборная кампания. Вы считаете, что созыв формата „5+2” будет возможен?

Еуджен Карпов: „Да. Я считаю, что в сентябре-октябре встреча возможна, как предложил действующий председатель ОБСЕ. Более того, думаю, предвыборная кампания, как внутренний процесс в Республике Молдова, не должна повлиять на ход переговоров. Есть команды переговорщиков, есть график встреч, который надо соблюдать, независимо от того, что происходит в плане избирательной кампании. В противном случае, можно найти разные предлоги, связанные и с другими событиями, для того, чтобы отложить переговоры. Но, вместе с тем, должен сказать, что мы очень сожалеем о том, что Тирасполь и Москва ищут разного рода предлоги и искусственные препятствия для несоблюдения намеченного графика; а ведь все участники формата согласились с тем, что в течение года должно состояться как минимум пять-шесть официальных раундов переговоров. Разумеется, такие темпы мобилизуют, это постоянное движение в поисках решений проблем – технических, юридических, политических… Но если возникают большие паузы, которые длятся по три-пять месяцев, теряется скорость.”

Свободная Европа: Как вы считаете, декларация, принятая на днях молдавским парламентом, в которой содержится призыв к тираспольской администрации начать диалог на тему применения Соглашения о свободной торговле с Европейским Союзом – эта декларация не выстрел по воробьям? Потому что многие говорят, что эффект будет нулевой…

Еуджен Карпов: „Я приветствую декларацию Парламента Республики Молдова как предельно четкое отражение позиции правящей коалиции в отношении шагов, которые мы предпринимаем для европейской интеграции, и последствий этих шагов для Приднестровского региона. Эта декларация как протянутая рука Тирасполю, как приглашение идти вместе по пути, который может принести выгоды – и экономические, и социальные, и политические – каждому жителю, каждому гражданину Республики Молдова. Мы уверены в том, что создание Зоны свободной торговли с Евросоюзом обернется ощутимыми преимуществами для бизнес-сообщества не только правого, но и левого берега Днестра. Эта уверенность основывается на объективных и беспристрастных исследованиях международных партнеров. Эти разработки, некоторые из них, были представлены официально и в Тирасполе. К примеру, исследование немецких экспертов, которые доказали, что в случае применения Зоны свободой торговли прирост в экономике Приднестровья возможен на уровне 3-5%. Если же эта новая форма торговли с Европейским Союзом будет проигнорирована, Приднестровье действительно понесет серьезные потери. С этой точки зрения мне бы хотелось, чтобы наши партнеры по диалогу из Тирасполя отказались от намерений, не имеющих ничего общего с реальностью, и перешли к прагматичному, конструктивному обсуждению реально важных вопросов.”

Свободная Европа: Складывается впечатление, что более тесные связи с Востоком предполагают не только экономические аспекты, но и наличие российской армии на левом берегу Днестра, которая рассматривается как гарант безопасности. Вот почему тираспольская администрация, а также население региона не склонны менять восточный вектор на европейский...

Еуджен Карпов: „Присутствие военного контингента Российской Федерации в Республике Молдова, в частности, бывшей 14-й армии, которая не располагает ни статусом, ни юридическим основанием для пребывания на нашей территории, разноречиво трактуется в Тирасполе, Кишиневе и Москве. Наша позиция не изменилась. На территории нейтрального государства иностранные войска не могут находиться без согласия страны-хозяйки. С этой точки зрения единственное решение для нормализации ситуации – это вывод, при полном соблюдении международных норм и стандартов, всего того, что подразумевает иностранное военное присутствие на территории Республика Молдова. Другой вопрос – миротворческий контингент, созданный с согласия Республики Молдова в 1992 году. Считаем, что эта миссия сыграла важную роль в тот период, когда конфликт находился в активной фазе. В дальнейшем эта миротворческая операция обеспечивает мониторинг в Зоне безопасности. Нам бы очень хотелось, чтобы ситуация в Зоне безопасности соответствовала соглашениям и документам, подписанным по ходу действия. С другой стороны, налицо серьезные отклонения от этих документов.”

Свободная Европа: И никто не наказывает Россию за эти отклонения…

Еуджен Карпов: „Предпринимаются односторонние действия, не согласованные с миротворческими институтами и механизмами. Имеет место передвижение воинских частей и военных сил, которые не согласованы и опять-таки не соответствуют с документами. С этой точки зрения Россия не может быть кем-либо наказана. Она, Россия, должна выполнять роль, которую взяла на себя в тот самый момент, когда стала частью этого механизма, иначе функциональность и эффективность миротворческой миссии окажется под большим вопросом.”

Свободная Европа: Есть какие-то схожести между тем, как происходит транснистризация Украины, и как возникла приднестровская проблема в Молдове?

Еуджен Карпов: „Ситуация была другая. Тогда, в 1992 году, распался Советский Союз и предпринимались попытки реорганизации территорий, образовавшихся на руинах этой империи. Сегодня геополитический фон другой, но, разумеется, многие элементы можно рассматривать под одним и тем же ракурсом: и внутренние движения с использованием военных сил, и неповиновение центральным органам власти, и многие другие моменты, которые нашим европейским партнерам следовало бы избежать или хотя бы извлечь уроки из нашего опыта.”

Свободная Европа: Российская Федерация настаивает на идее федерализации или этот вопрос никогда не обсуждался?

Еуджен Карпов: „Федерализации Молдовы?”

Свободная Европа: Да, Молдовы, потому что на Украине это обсуждается...

Еуджен Карпов: „И в Республике Молдова это обсуждалось. Если вспомнить начало 2000-х годов, тогда даже существовала специальная комиссия, созданная для выработки новой конституции федерального государства – Республика Молдова, затем обрела контуры и российская идея, известная как план Козака, но ни одна из этих инициатив не нашла применения и не была доведена до конца. И здесь хорошо бы призадуматься над тем, почему эти проекты не сработали, почему они провалились. Ответ однозначный: очень быстро молдавское общество поняло, что это мертворожденные планы, неэффективные …”

Свободная Европа: …капканы…

Еуджен Карпов: „Вы правы – капканы, которые ослабли бы государство Республика Молдова, и принять их нельзя ни под каким соусом. Сегодня, в последнее время, этот вопрос не поднимается, урегулирование приднестровского конфликта обсуждается в общепринятых терминах – территориальная неприкосновенность, суверенитет, Приднестровье как часть Республики Молдова. Детали будут обсуждаться после того, как будет открыта та самая Третья корзина, о которой мы упомянули чуть выше.”

Свободная Европа: Как вы считаете, давление на Молдову со стороны Москвы еще возможно после подписания соглашения об ассоциации? Вы допускаете такой вариант развития событий?

Еуджен Карпов: „Республика Молдова не должна допускать никакого давления извне. Население Республики Молдова имеет суверенное право самостоятельно решать свою судьбу. Тот факт, что мы подписали Соглашение об ассоциации, никоим образом не означает, что этот шаг направлен против других государств. Если Российская Федерация так воспринимает решения Кишинева, она сильно ошибается. Мы за максимально хорошие отношения с Российской Федерацией, так как наши страны связывают глубокие исторические корни, но при всем при этом главным вектором нашего дальнейшего развития является европейская интеграция.”

Свободная Европа: Г-н Карпов, но объясните, прошу вас, что это означает „Молдова выступает за максимально хорошие отношения с Российской Федерацией”?

Еуджен Карпов: „Российская Федерация – важный партнер, торговый, экономический партнер, партнер с огромным культурным потенциалом. Между нами сложились определенные традиции, нас связывают узы, которые нельзя сбросить со счетов; но при этом надо исходить из того, что в Европе основным принципом является следующий: „единство в разнообразии”. Иными словам, Российская Федерация должна понять, что между государствами региона существует и разнообразие и что у Молдовы свой путь. Республика Молдова – латинское государство, государство с европейскими традициями и европейской цивилизацией, к которым мы стремимся, и, надеюсь, мы придем именно в тот пункт, в который себя видим – в Европейский Союз.”

XS
SM
MD
LG