Linkuri accesibilitate

Министр иностранных дел Сергей Лавров в начале июня выступил в Российском совете по международным делам, соучредителем которого является само ведомство, а состоят в нем такие тяжеловесы российской дипломатии, как Евгений Примаков. В своей обстоятельной речи Лавров достаточно жестко обрисовал международную обстановку, не пожалев колкостей в адрес США и в то же время оставив пространство для конструктивного взаимодействия двух стран. Приведу наиболее интересные, на мой взгляд, высказывания российского министра:

В последнее время все отчетливее проявляется противоречие между объективно укрепляющейся многополярностью и стремлением США и исторического Запада сохранить свои привычные доминирующие позиции, между культурно-цивилизационным многообразием современного мира и попытками навязать всем западную шкалу ценностей, которая, кстати, все больше отрывается от своих собственных христианских корней и все менее восприимчива к религиозным чувствам людей других вероисповеданий. Сказалось и желание западных элит показать, что отмечавшаяся весь последний период тенденция снижения относительного веса Запада в глобальном балансе сил не является необратимой…

Многие аналитики в России, в Евросоюзе, да и в самих США подчеркивают, что американцы стремятся не допустить объединения потенциалов России и ЕС, руководствуясь прежде всего задачами сохранения собственного глобального лидерства. Иммануил Валлерстайн недавно о преследующем вашингтонских политиков «кошмаре оси Париж-Берлин-Москва». Бытует мнение, что указанные соображения во многом определили выдвижение США инициативы о создании трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства…

Второе издание «холодной войны» в современном глобальном мире невозможно по целому ряду причин. Во-первых, Европа уже не является неоспоримым центром мировой политики, и у нее не получится вести дела так, как будто события в других регионах не имеют существенного значения…

Во-вторых, из-за того, что начался украинский кризис, глобальные вызовы не исчезают. Отказ от сотрудничества между всеми ведущими державами отнюдь не способствовал бы урегулированию конфликтных ситуаций вокруг Сирии, иранской ядерной программы, на Корейском полуострове, в Афганистане, на палестино-израильском треке…

Убеждены в перспективности идеи президента России В.В.Путина о едином экономическом и гуманитарном пространстве от Атлантики до Тихого океана, в которое могли бы войти страны ЕС и государства-члены Евразийского экономического союза, а также страны, расположенные между этими интеграционными блоками, включая Украину, других участников «Восточного партнерства», Турцию.

Обратите внимание на последний абзац. Критика критикой, но этим выступлением Лавров показал, что Россия не намерена сжигать мосты с Западом – для этого, однако, голос Москвы должен быть услышан. А будет ли он услышан, вопрос не из легких. Исполнительный директор Института Рона Пола за мир и процветание Даниэль Макадамс в интервью РИА Новости заявил, что не видит рациональности во внешней политике США. «Мне больно об этом говорить, но США похожи на пьяницу во время десятилетнего кутежа. За что ни возьмутся, везде беда. Второй крупнейший город Ирака Мосул взят «Аль-Каидой». Вот это один большой успех, - не без сарказма говорит политолог. – Мы знаем, как выглядит Ливия. Мы знаем, во что превратилась Сирия. К сожалению, правящие в Вашингтоне интервенционисты постоянно трактуют свои провалы как грандиозные успехи».

Директор Института демократии Патрик Башам в интервью тому же агентству заявил, что ведущие американские СМИ делят на черное и белое стороны конфликтов, затрагивающих интересы США. «В результате нарушения одной стороны не попадают в репортажи или не получают значительного места в них, а нарушения другой стороны попадают на первые полосы, всячески иллюстрируются. Идет ли речь об Украине или о Сирии, это все время белые против черных, хорошие против плохих. И, в конце концов, американские политики оказываются не просто удивлены, а шокированы, когда выясняется, что черным действительно есть что сказать, а белые делали очень плохие вещи и испытывают враждебность в отношении таких стран, как США. Думаю, что сирийские повстанцы – прекрасный пример», - сказал Башам.

Влиятельное издание The Foreign Affairs призывает экспертов не спрашивать себя, какая страна может заменить США, а задаться вопросом, применима ли в наши дни концепция глобальной гегемонии. «Во всё более значительной степени это означает, что в мире больше не будет единственной сверхдержавы или группы сверхдержав, которая устанавливает порядок. Вместо этого будет разнообразие сил, включая государства, мультинациональные корпорации, идеологические движения, глобальную преступность и террористические группировки, правозащитные организации, которые будут комбинироваться друг с другом, по большей части неудачно, для достижения своих целей», - пишет журнал.

«Власть уже более диффузна, чем было когда-либо ранее, - продолжает издание. – И эта тенденция укрепляется с каждым годом. Соединенные Штаты остаются важной силой, но они знают, что уже не возвышаются над остальными игроками. Задетый растущим внешним долгом, Вашингтон сузил свою внешнюю политику до нескольких базовых принципов».

Главный редактор аналитического издания The Consortium News Роберт Пэрри полагает: «Рано или поздно Бараку Обаме придется принимать решениелибо отойти от неоконсерваторов (в основном это влиятельные представители Республиканской партии – Э.В.) и от «ястребов» в собственной администрации и искать помощи у России и Ирана для решения конфликтов в Сирии, Ираке, Палестине и далее везде; либо встать вместе с неоконами на тропу войны против России, Ирана и Сирии».

«Что касается России, неоконы добиваются роста напряженности между Москвой и Вашингтоном, используя украинский кризис как самый большой раздражитель и в последующем как фактор политической и экономической дестабилизации, чтобы в конечном итоге избавиться от президента Владимира Путина в пользу «удобного» лидера типа Бориса Ельцина», - считает Пэрри. Он привел высказывание лидера неправительственной организации неоконов «National Endowment for Democracy» Карла Гершмана, который в сентябре 2013 года в газете The Washington Post признал, что Украина – «всего лишь промежуточный шаг для получения еще большего приза – устранения Путина».

Другое влиятельное американское издание – The National Interest – признает: «Правительство США – финансовый банкрот и едва ли может позволить себе быть мировым полицейским. Не существует безболезненного способа отказаться от роли мирового жандарма, но Вашингтон мог бы начать с баланса интересов и отказа от менее значимых обязательств».

Политический журнал отмечает, что для США статус Украины никогда не играл жизненно важной роли, когда она была в составе Российской империи и Советского Союза. «А сегодня эта страна значит для Америки еще меньше. Не должно быть даже мысли о военном вовлечении США или НАТО, и Вашингтон не должен жертвовать возможностью сотрудничества с Россией по более важным делам (…) ради напрасного разубеждения Москвы бездействовать в рамках интересов, которые Россия считает жизненными», - говорится в материале.

Еще одно профильное американское издание – The Diplomat, анализируя выступление Барака Обамы в Вест-Пойнте 28 мая, сделало вывод о том, что в Белом доме по инерции доминирует мышление «американского лидерства». «Это отчасти потому, что США были мировым лидером на протяжении десятилетий, укрепляя самоидентификацию «лидерства», а отчасти из-за твердой веры в американскую исключительность. (…) Однако время радикально меняет положение вещей. Если США продолжат придерживаться этого видения самих себя и сегодняшнего мира, их неизбежно постигнет разочарование», - отмечает дипломатический журнал. Автор публикации добавляет, что Обама задался вопросом о том, как Америка будет вести (мир), но сам же не дал ответа. «Возможно, он и не знает, - иронично пишет автор. – Тогда, если подходить фундаментально, стратегическая дилемма Обамы заключается в противоречии между непоколебимым желанием США быть глобальным лидером и в уменьшающихся возможностях для этого».

Снова обратимся к журналу The Foreign Affairs. Автор публикации призывает не драматизировать ситуацию, т.к. не считает нынешнюю конфронтацию новой «холодной войной». «В конце концов, текущий кризис едва ли соответствует глубине и масштабу соперничества, которое доминировало в международной системе во второй половине ХХ века. Допущение того, что Россия и Запад заперты в этом конфликте, может повести политиков по пути выработки неверной и даже опасной стратегии. Таким образом, использование этого ярлыка – опасное дело», - отмечает издание.

«Однако необходимо называть вещи своими именами, и провал в отношениях России и Запада действительно заслуживает того, чтобы называть его новой «холодной войной». Суровая реальность в том, что, каким бы ни был исход кризиса в Украине, отношения России с Соединенными Штатами и Европой уже не будут прежними, как это было после российско-грузинской войны 2008 года», - добавляет автор.

Напоследок изучим мнение гуру американской внешней политики, советника президента Картера по национальной безопасности, ныне неформального консультанта Барака Обамы по международным делам Збигнева Бжезинского. В конце июня он опубликовал обширный материал под названием «Противостояние русскому шовинизму» на страницах издания The American Interest.

Название статьи говорят само за себя, но знаменитый дипломат и ученый все же призывает понять позицию российского президента. «Понимание доктринальных рамок видения Путина – важная отправная точка для рассмотрения украинской проблемы. Украинский вопрос – это не внезапное пике, а симптом (…) базовой проблемы: возникновение политики, «запакованной» в более широкие философские рамки, - пишет пан Бжезинский. – Чего нам тогда ожидать? Если фактически Украина является проявлением (этих рамок), проблему будет трудно решить. И, я думаю, понадобится некоторое время для ее разрешения. Но, разумеется, ее урегулирование не должно быть односторонним, если Запад сделал ставку [на решение]. И эта ставка должна быть, в таком случае, отражена в виде осмысленной политики. Украинская проблема исчезнет, если взять ее в рамки. (…) Но когда же [Путин уйдет со сцены]? Невозможно предугадать это. Может, скоро. Может, через много времени. Но очень многое зависит от того, станет ли Украина симптомом успеха или провала путинского видения».

Как видим, даже ненавистник нынешней российской власти призывает не торопиться с принятием решений, дабы не наломать дров. В некотором смысле Збигнев Бжезинский говорит в унисон не с неоконсерваторами, к которым его можно было приписать (идейно, не по партийной принадлежности), а с умеренными деятелями из администрации Барака Обамы. Именно такой подход – «подождать, оценить, изучить» - должен доминировать в важнейших мировых столицах, когда речь идет о серьезных кризисах наподобие украинского или сирийского…

Окончание следует

XS
SM
MD
LG