Linkuri accesibilitate

Думитру Брагиш: Зависимость от „Газпрома” продиктована не только ценой


Бывший премьер-министр Республики Молдовa в интервью с Василием Ботнару

Свободная Европа: Опубликованный Свободной Европой анализ подтверждает предположение о том, что Российская Федерация не занимается филантропией, когда речь идёт об экспорте углеводородов, особенно газа. Один пример: государства, зависящие от этих поставок на 80-90 процентов, платят высокие цены, те же, доля потребления которых, как у Германии, например, 20 или 15 процентов, платят меньше. Отсюда следует, что обещание получать дешёвый русский газ взамен дружбы с Российской Федерацией – всего лишь миф. Вы занимались решением подобных проблем, что говорит Ваш опыт?

Думитру Брагиш

Думитру Брагиш

Думитру Брагиш: «В Европе была создана инфраструктура, которая сегодня, на самом деле, не позволяет кардинально, серьёзно разнообразить возможности снабжения энергоресурсами, углеводородами, в первую очередь природным газом. Разумеется, Россия играет важную роль, когда речь идёт о цене на газ. И решения по поводу цены на газ принимаются, фактически, не в рамках рыночных отношений, а в рамках отношений между двумя экономическими агентами, чаще всего между государствами, правительствами двух государств, как, например, в случае с Республикой Молдова. Таким образом, ситуация противоречива, поскольку, с одной стороны, действительно, некоторые страны, некоторые экономические агенты добиваются довольно интересных цен, скажем, низких. По моему мнению, это не зависит ни от расстояния, не зависит ни от объёмов потребляемого газа. Зачастую эти цены устанавливаются путём политических решений, путём переговоров на уровне правительств и на уровне экономических агентов. И тогда, если решают правительства, естественно, что эти решения носят, во-первых, политический, а во-вторых, экономический характер. Частично цена на газ определяется влиянием цены на нефть. В действительности же, эта цена не формируется непосредственно, она не зависит от котировок какой-либо биржи, не зависит от конкуренции между несколькими экономическими агентами, которые могли бы поставлять природный газ».

Свободная Европа: А в какой степени она зависит от братского отношения к Кремлю? Тирасполь, например, сумел получить выгодную цену взамен братского отношения, Беларусь – меньше, Украина, Юлия Тимошенко пострадала именно от того, что дала согласие на слишком высокую цену, по мнению администрации Януковича.

Думитру Брагиш: «Я твёрдо убеждён, что, когда решения по поводу цен носят политический и никак не экономический характер, невозможно логически объяснить, что за всем этим стоит, какова подноготная переговоров, направленных на получение соответствующей цены. Речь идёт о первостепенном интересе либо соответствующих государств, либо соответствующих регионов, если говорить о Приднестровье. То есть, когда это политическое решение, они договариваются о цене на газ именно так, как им кажется лучше, правильнее на данный момент. Это совсем не значит, что через месяц или через год эта цена не повысится или наоборот, не понизится в случае, если настанет такая необходимость. Поэтому я и говорю, что в Европе, фактически, у нас сегодня нет реального рынка природного газа, сравнимого, например, с тем, как он существует в Соединённых Штатах. Система распределения газа, система купли-продажи газа в Европе совершенно отличается от той, что сложилась в США. И, в результате, мы не можем говорить о рынке в нормальном смысле этого слова».

Свободная Европа: Когда Вы сидите за столом переговоров с поставщиком из Российской Федерации, что может убедить его снизить или, напротив, повысить цену?

Думитру Брагиш: «Очень сложно говорить о том, что их интересует сейчас или какие можно использовать аргументы».

Свободная Европа: Нет, но исходя из Вашего опыта.

Думитру Брагиш: „В 2000 году, когда мы договаривались о цене на газ, о возможностях поставок газа в Республику Молдова, мы, во-первых, говорили о покупной способности граждан Республики Молдова, говорили о цене транзита через территорию Республики Молдова газа, идущего дальше, в балканскую зону Европы. Говорили мы также о затратах на переоборудование, ремонт и так далее существующих сетей, производившийся и произведённый для „Молдовагаза”, и которые, соответственно, переходили в собственность „Молдовагаза” и, соответственно, „Газпрома”, потому что тогда уже существовало „Акционерное Общество Молдовагаз” с 50+1 процентами акций, принадлежащих „Газпрому”».

Свободная Европа: Когда, по Вашему мнению, в ходе переговоров были достигнуты относительно благоприятные отношения с Газпромом?

Думитру Брагиш: «Наиболее благоприятные отношения с „Газпромом” сложились в тот период, когда в Российской Федерации соответствующее решение утверждало правительство Черномырдина. На тот момент у Республики Молдова были самые лучшие цены, самые лучшие отношения, так сказать, „отношения” с „Газпромом”, которые на самом деле были отношениями не с „Газпромом”, а с Правительством Российской Федерации».

Свободная Европа: Итак, если бы Вы могли подвести итог, ситуация на сегодняшний день: Молдова в сетях „Газпрома”, как говорят некоторые, и зависит от „Газпрома”, или из ценовой политики всё-таки можно выпутаться?

Думитру Брагиш: «Зависимость от „Газпрома” продиктована не только ценой. Зависимость от „Газпрома” диктуется отсутствием альтернативных возможностей снабжения Республики Молдова газом. Всё, что происходит в последние годы, включая строительство газопровода Яссы-Унгены и другие предпринятые действия, не обеспечат независимости от „Газпрома”. Поэтому, когда мы говорим о ценах, об условиях, о других вещах, касающихся наших отношений с „Газпромом”, думаю, обо всём этом можно говорить только теоретически, до тех пор, пока у нас не будет реальной альтернативы снабжения Республик Молдова природным газом. Здесь я имею в виду не альтернативные ресурсы, доля которых не будет играть существенной роли в снабжении Республики Молдова газом. Скорее, нужно говорить о сжиженном природном газе, о строительстве или участии в строительстве европейских портов и о снабжении через эти порты сжиженным природным газом. Итак, нечто подобное стало бы выходом из ситуации».

Свободная Европа: А насколько реально прийти к проекту 2020 [Национальная Программа Энергетической Эффективности], когда доля возобновляемой энергии достигнет 20%, и мы научимся потреблять меньше, перерабатывать всё вплоть до людских домов, чтобы не зависеть от газа? Это реально?

Думитру Брагиш: «Я уже в 2000 году начал говорить о возобновляемых источниках энергии».

Свободная Европа: И стали подтрунивать над кизяком…

Думитру Брагиш: «Да. Тогда над этой проблемой смеялась вся национальная пресса, фактически, меня высмеяла большая часть национальной прессы. Хорошо, как и во многих других случаях, это была пресса, контролируемая тогдашними политическими партиями. Вот, с тех пор прошло почти 15 лет, ситуация не улучшилась, а, может, стала даже тяжелее, чем в 2000 году, и, к сожалению, было сделано очень мало. Только в последние четыре-пять или, может, в последние шесть лет было кое-что сделано в этом направлении. Однако по большей части, так и не была выработана какая-либо концепция, точка зрения, попытка найти реальные альтернативы. Более того, я твёрдо убеждён, что, если говорить о возобновляемых альтернативах в Республике Молдова, они, в действительности, не станут для нас, да и не только для нас, решением проблемы. И тому есть несколько причин. Во-первых, эти ресурсы намного дороже природного газа и это является результатом экономической деятельности. Нельзя управлять, как в случае с „Газпромом”, ценами на уровне правительства, уменьшать или повышать прибыль компании».

Свободная Европа: Хорошо, но солнечные батареи, например, производят уже десятки лет. Почему они не становятся такими же дешёвыми и доступными как эти вот карманные батарейки?

Думитру Брагиш: «Не становятся по той причине, что и затраты на их производство довольно велики. И амортизация этих солнечных батарей за более или менее приемлемый срок, так сказать, не приведёт к тому, что цены на электрическую энергию снизятся точно так же, как они это происходит в случае производства биогаза».

Свободная Европа: Или геотермальной энергии…

Думитру Брагиш: «Нет, я думаю, что геотермальная энергетика – это единственное решение, которое, как и природный газ, не зависит от производственных затрат или зависит от них намного меньше».

Свободная Европа: Да, но люди, уже установившие у себя эти установки, говорят, что они с трудом себя окупают. Затраты, всё-таки, довольно велики, если говорить о домашних станциях.

Думитру Брагиш: «В данном случае, очевидно, что заявления производителей не всегда соответствуют реальному положению вещей. Многое зависит также и от ещё одного важного компонента, в отношении которого в Республике Молдова в последнее время, опять же, кое-что предпринимается, но, всё-таки, пока ещё не совсем достаточно. Речь идёт об экономии энергии, включая внутреннее отопление, включая более эффективное использование электрической энергии, энергосберегающих ламп и так далее. Другими словами, на все эти вещи нужно смотреть в комплексе. Не может быть так, чтобы, установив один только очень производительный котёл, уже обладать экономической или энергетической эффективностью. С этой точки зрения, я думаю, именно комплексное отношение к вещам, называемым „энергоресурсы” и „обеспечение Республики Молдова энергоресурсами”, является очень важным».

Свободная Европа: Что мешает более решительному освоению некоторых альтернатив или более революционных концепций? Менталитет или желание тех, кто до сих пор богатеет на традиционных ресурсах, и не желают никаких изменений?

Думитру Брагиш: «Я думаю, речь идёт, во-первых, о менталитете и об отсутствии некой концепции, чёткого видения развития Республики Молдова вообще. После 20 лет независимости, мы так и не выработали плана, концепции под названием „Республика Молдова”. И, в частности, об обеспечении Республики Молдова эффективными энергоресурсами для национальной экономики».

Свободная Европа: То есть, мы поступаем, как говорил Брежнев: „Будет хлеб – будет и песня; будет день – будет и дождь”.

Думитру Брагиш: «Примерно так. Более того, я думаю, что всё это, в контексте существующих отношений – здесь я имею в виду подписание Соглашения об Ассоциации с Европейским союзом – будет, в некоторой степени, даже сложнее. Республика Молдова уже вступает в игру, правила которой диктуются европейской практикой, а также практикой намного более богатых и намного более эффективных с экономической точки зрения стран. И тогда, как мне кажется, нам нужно будет подумать о большем или очень серьёзно поработать над программами развития на перспективу».

XS
SM
MD
LG