Linkuri accesibilitate

На фоне быстрого продвижения джихадистов на севере и запада Ирака заметно активизировались власти Курдской автономии, которая с 2003 года существует как независимое государство, находящееся в довольно сложных отношениях с формальным руководством в Багдаде.

Почти сразу вторжения боевиков ИГИЛ, когда был взят Мосул, курдские войска, воспользовавшись ситуацией, вошли в Киркук. Отмечу, что этот город имеет принципиальное значение как для иракских властей, так и для курдов. Киркук является неформальной нефтяной столицей северного Ирака, и на него претендуют не только две упомянутые силы, но и местное племя туркоман (туркмен), которых поддерживает Турция.

Между тем, сами курды называют Киркук своей «исконной столицей» и держат местную администрацию в городе Эрбиль лишь потому, что не контролируют «настоящую» столицу. Теперь же, воспользовавшись фактическим коллапсом иракской государственности (а как иначе расценивать бессилие армии и полиции перед наступающими джихадистами?), курды вошли в Киркук и вряд ли уйдут оттуда.

Как сообщает сайт Курдистан.ру, заместитель председателя провинциального совета Ребвар Талабани с сказал в интервью «Shafaq News», что ситуация в провинции Киркук радикально изменилась, т.к. вопрос безопасности превратился в политический, а силы пешмерга (курдское ополчение) защитили районы, брошенные иракской армией спустя несколько дней после нападения членов ИГИЛ.

Есть, однако, мнения, что вторжение боевиков было скоординировано с курдами. Снова цитирую французского политолога Тьерри Мейсана. Он указывает на то, что террористы захватили район, по которому проходят два важнейших нефтепровода: один ведет в Сирию, а второй – в турецкий порт Джейхан. Мейсан отмечает, что ИГИЛ «перекрыл первый нефтепровод, спровоцировав отключение электричества в Сирии, но по странным обстоятельствам он никак не нарушил работу второго».

«А всё из-за того, что этот нефтепровод используется местным произраильским правительством Курдистана для транспортировки нефти, украденной в Киркуке», - пишет востоковед и подчеркивает, что атаки ИГИЛ «скоординированы с атаками Курдистана, и они служат для раздела Ирака на три малых государства согласно плану перестройки «расширенного Ближнего Востока». Мейсан сообщает, что курды уже успели прокачать по турецкому нефтепроводу «черное золото», но вмешался Багдад, и продажа сорвалась. «Тот факт, что торги продолжаются, несмотря на отсутствие сбыта, свидетельствует о том, что Курдистан и ИГИЛ убеждены в том, что им удастся продать эту нефть, и, следовательно, эти торги пользуются поддержкой одних и тех же государств – Израиля и Саудовской Аравии», - констатирует французский политолог.

Делая экскурс в недалекое прошлое, Мейсан замечает, что Курдистан после свержения Саддама Хусейна вошел в зону израильского влияния. «С этой точки зрения трудно представить, что Тель-Авив не принимал участия во взятии Киркука. Тем не менее, региональное правительство Эрбиля распространило свою юрисдикцию на всю иракскую зону, предусмотренную американским Генштабом под образование независимого Курдистана», - резюмировал востоковед.

На то, что атака ИГИЛ выгодна курдам, косвенно указывает прохладный прием, устроенный госсекретарю США Джону Керри, который приехал в Эрбиль в рамках блиц-турне по Ближнему Востоку. Российское издание «Эксперт» сообщает, что лидер Курдистана Масуд Барзани не отреагировал на просьбу американского гостя направить элитные отряды пешмерга на отражение атаки боевиков. «В ответ на уговоры Керри помочь федеральному центру Барзани ответил, что «мы оказались перед лицом новой реальности и нового Ирака», - пишет автор публикации. Издание также цитирует высказывание Барзани в интервью CNN: «Ирак вне всяких сомнений разваливается на части. Очевидно и то, что федеральное или центральное правительство потеряло сейчас контроль над всем».

Необходимо понять, как фактическая суверенизация Курдистана повлияет на трех региональных игроков: Израиль, Турцию и Иран. Так, американское издание The National Interest отмечает: «Турция, имея схожую проблему у себя, проявит враждебность к независимости Курдистана, повернув вспять существующий с 2008 года тренд углубления отношений между Анкарой и Эрбилем».

«С другой стороны, Иран не заинтересован ни в падении шиитского правительства в Багдаде, ни в появлении суннитских боевиков на своей границе, - пишет журнал. – Иран имеет влияние в (курдской) провинции Сулеймания и среди доминирующих там партий – «Горран» и Патриотический союз Курдистана, в то время как сфера влияния Турции распространяется на Эрбиль и Дохук, зону контроля Демократической партии Курдистана. В конечном счете, суверенитет проистекает из внешнего признания, так что ни соседи Курдистана, ни США со своей политикой «единого Ирака», ни международные игроки не признают независимость курдского государства».

Турецкая пресса думает иначе. Газета «Bugün» пишет, что иракские курды добились того, что у них есть, благодаря США. И хотя американцы вроде бы не лоббировали независимость края, та степень автономии, которая возникла у курдов после 2003 года, позволила им практически выстроить государство. При этом газета напоминает, что независимый Курдистан должен был появиться еще после Первой Мировой войны, согласно Севрскому договору 1920 года, так и не вступившему в силу (от себя замечу, что этот договор, а также Арбитраж Вильсона, предусматривал и создание независимой Армении). «Но Запад не сдержал данное курдам обещание», - замечает турецкое издание.

«Видимо, у Анкары нет другой альтернативы, кроме как признать независимый Курдистан в долгосрочной перспективе. А учитывая деятельность таких экстремистских структур, как ИГИЛ, можно утверждать, что единственный союзник Турции – курды», - смело утверждает газета. Правда, при этом говорится, что такой шаг может испортить отношения с арабскими странами, но еще важнее то, что в самой Турции, по самым скромным подсчетам, живут более 20 млн. курдов, и не факт, что они будут безразлично взирать на успех своих иракских собратьев. Да и в Сирии курды с подачи Асада обрели более широкую автономию, поэтому цепная реакция в регионе может превзойти все ожидания.

Но есть еще один важный игрок – Израиль. Не далее как 29 июня премьер-министр Биньямин Нетаньяху призвал мировое сообщество признать независимость Курдистана. По мнению главы правительства, это может усилить противодействие группировке ИГИЛ. В этих словах я усматриваю серьезное противоречие. Сама логика событий последнего месяца показывает, что, во-первых, джихадисты сокрушают иракское государство, чем прямо или косвенно помогают курдам, а во-вторых, сами курдские военные формирования не вступали в бои с боевиками, не чиня никаких препятствий экспансии ИГИЛ, которой так опасается израильский премьер.

Блогер-востоковед Анатолий Эль-Мюрид считает, что интерес Израиля в признании Курдистана парадоксальным образом совпадает с интересами формальных врагов еврейского государства – джихадистов, хотя бы по той причине, что развал Ирака и признание Курдистана серьезно бьет по Ирану, «теплые» отношения которого с Израилем известны всем.

«Заявление Нетаньяху подливает изрядное количество керосина в полыхающий огнем войны Ирак. В случае если независимый Курдистан станет реальностью (пусть не де-юре, но хотя бы де-факто), война на истребление между новоявленным халифатом и шиитской частью Ирака станет окончательной и неизбежной», - считает наблюдатель. В то же время Эль-Мюрид указывает на неожиданную поддержку Курдистана со стороны Турции. Блогер полагает, что на этот шаг действующего премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана подвигла сложная внутренняя ситуация (ведь он баллотируется в президенты) и непростые отношения с США. «Дополнительным бонусом для Турции и Израиля становится киркукская нефть, контроль над которой уже практически восстановлен военной структурой Курдистана – отрядами пешмерга», - замечает российский эксперт.

Так что же сейчас происходит в Ираке и вокруг него? Давайте отмотаем пленку на 11 лет назад.

Вторжение США в Ирак объективно усилило Иран через приход в Багдаде шиитского правительства, расширило автономию курдов до уровня де-факто государства, ослабило и озлобило суннитов, создало предпосылки для дестабилизации Сирии из-за неконтролируемой границы.

Гражданская война в Сирии получила интернациональный характер, привела к усилению влияния Катара, Саудовской Аравии и Турции, сделала более радикальной региональную политику Британии и Франции, едва не столкнула США и Россию, создало предпосылки для «реверсной» дестабилизации Ирака.

Нынешнее вторжение джихадистов ИГИЛ соединило в еще более тесный клубок геополитические и энергетические интересы Саудовской Аравии, Турции, Израиля, Катара, США, Британии, Франции, столкнуло их с геополитическими интересами Ирана и энергетическими интересами России, одновременно (!) создав предпосылки для сближения Ирана, США и России по вопросу сохранения Ирака.

Наконец, гипотетическое признание Курдистана означает окончательный развал Ирака, резко усиливает влияние Израиля (север) и Саудовской Аравии (центр и запад), сталкивая последнюю с Ираном на юге (шииты). Одновременно Турция получает возможность укрепиться в Курдистане, хотя бы на почве перекачки нефти из Киркука, но рискует рано или поздно «вдохновить» своих собственных курдов, которые совместно с соплеменниками в Сирии неизбежно актуализируют проблему суверенизации. Возникнет угроза и со стороны курдов Ирана, которые не так сильны, как в Турции, Ираке и Сирии, но всё равно могут воспользоваться ситуацией.

Как ни странно, в самой сложной ситуации могут оказаться Соединенные Штаты. С одной стороны, развал Ирака позволит уменьшить влияние Ирана, что даже на фоне успешных переговоров в Вене по ядерной программе будет приветствоваться Вашингтоном. США направят месседж Саудовской Аравии: «Мы не настолько увлечены Ираном, чтобы вы из-за этого беспокоились». Кроме того, усиление Израиля будет означать и более четкие перспективы для самих Штатов – наконец-то оба союзника получат контроль над неарабской страной Ближнего Востока, которая и персов не жалует, и на турок смотрит с известной долей скептицизма.

Но, с другой стороны, упор на признание курдов и развал Ирака может сорвать наметившееся сближение США с Ираном – излишне говорить о том, какие широкие интересы есть у американского бизнеса в Исламской Республике. Замечу также, что открытая ставка на признание Курдистана может быть воспринята как косвенная поддержка американцами действий ИГИЛ, а это совсем не комильфо.

Да и кто сказал, что джихадисты будут действовать так, как хочется американцам, саудитам или туркам? Исламский Халифат (если это не прикрытие бизнес-проектов нефтяных корпораций!) – это настоящее Средневековье, для которого демократия и либеральные ценности – придорожная пыль. Даже саудовский дом боится «чистых» исламистов, которые могут бросить вызов хранителям Мекки. И не будем забывать, что ИГИЛ желает дойти до Средиземного моря и Персидского залива, а не оставаться «дежурными» воинами пустыни.

Когда-то движение «Талибан» было создано из числа моджахедов, которых обучали и вооружали для борьбы с советскими войсками в Афганистане. Но после вывода «шурави» и распада СССР талибы вышли из-под контроля и захватили весь Афганистан, установив там радикальные даже по исламским меркам порядки. Кто может дать гарантии, что «ручные» боевики ИГИЛ завтра не повернут оружие против Саудовской Аравии или США? Заигрывание с исламскими террористами смертельно опасно, и не надо думать, что Ирак «просто» развалится и за это ничего никому не будет. Еще как будет…

XS
SM
MD
LG