Linkuri accesibilitate

1 августа 1914 года Германская империя объявила войну России, 3 августа – Франции. 4 августа Британия объявила войну Германии. 6 августа Вена объявила войну Петербургу. 10 и 12 августа соответственно Париж и Лондон ответили Вене.

Маховик большой катастрофы завертелся. А как же Сербия? Да кому она теперь интересна! Каждая страна искала в этой войне что-то свое. Каждый по мере сил и дерзости подталкивал друг друга к яме, и в один момент туда упали все. Давайте сравним со Второй Мировой войной, которая технически была, что называется, на голову выше. Участники Второй Мировой вступали в нее постепенно: нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 года, «странная война» сентября 1939 года – апреля 1940 года, кампания на Западе – май-июнь 1940 года, Балканская кампания и нападение Германии на СССР – апрель-июнь 1941 года, нападение Японии на США 7 декабря 1941 года. Больше двух лет. А Первая Мировая война закрутилась несравненно быстрее – какие-то две недели, и на двух важнейших фронтах – Западном и Восточном – началась мясорубка.

Как пишут историки, к 1914 году немцы настолько уверовали в свою особую культурную роль (остановить «бездуховный Запад» в лице Британии, Франции и США, отбросить назад «дикую азиатскую Россию») и военно-экономическую мощь, что самоуверенность сыграла с ними злую шутку. Политическое руководство Второго Рейха не послушалось рекомендаций военных, которые знали, что страна не выдержит войны на два фронта, и предлагали сначала разгромить Россию (чтобы Европа «правильно» поняла действия Германии по спасению европейской культуры от азиатчины), а потом уже взяться за Францию, после чего на континенте не осталось бы ни одного конкурента Берлина, который мог бы смело бросать вызов «владычице морей».

В милитаристском и националистическом угаре кайзер умудрился своими руками начать сражения на два фронта, объявив войну России и Франции с разницей в два дня. Историк А.Уткин в своей книге «Первая Мировая война» приводит такие данные: в августе 2014 года у России было 114 дивизий, у Франции – 62, у Британии – шесть (сухопутных). В то же время у Германии изначально было 78 дивизий (потом довели до 96), а Австро-Венгрия мобилизовала 49 дивизий. Историки тех лет, в том числе немецкие, признавали, что российская армия сумела оправиться от тяжелого поражения в Русско-японской войне и совершила большой шаг вперед в организационном и военно-техническом плане.

Германия грубо проигнорировала нейтралитет Бельгии и 4 августа ввела туда войска, чтобы обойти укрепленную франко-германскую границу, выйти к Парижу с севера и запада, отрезать французов от Ла-Манша и затем ударом к югу и западу от столицы отбросить республиканскую армию на восток. Это была попытка реализации знаменитого «плана Шлиффена». Немцы думали закончить операцию за 40 дней и обрушиться на Россию вместе с австрийскими союзниками, которые выставили 7 дивизий против Сербии, а остальные 42 – против России. «Младшие братья» кайзера должны были ударить по России восточнее Львова (Лемберга). Сами немцы собирались ударить по Польше (тогда, напомню, она еще была в составе России) с юга и запада. Опасность для Петрограда была в том, что Царство Польское большим клином входило в немецкую территорию, что одновременно было плюсом (менее 300 км от Берлина) и минусом (угроза из Восточной Пруссии, Силезии и Галиции).

Немецкие войска стремительно продвигались по территории Франции. Армия Третьей Республики пыталась контратаковать на северо-востоке, но нарвалась на укрепленные пулеметами рубежи и за 4 дня дичайшей бойни потеряла 140 тыс. (!!!) солдат. Париж попросил Петроград о помощи, и Россия в нарушение собственных мобилизационных планов принялась спешно собираться для наступления на немцев, чтобы оттянуть часть войск с Западного фронта. 17 августа русские войска двумя армиями ударили по Германии – один кулак прямо на Запад, к Берлину, а второй на северо-запад, в Восточную Пруссию, куда входить категорически не стоило, потому что это была прекрасно защищенная система крепостей – от Кенигсберга до Позена (Познани), связанных между собой железными дорогами.

Как мы теперь знаем, никому не удалось воплотить в жизнь свои планы. Германское наступление на Францию захлебнулось; русские застряли в Восточной Пруссии и Польше, продвинулись в Галиции против австрийцев и остановились там. К концу 1914 года стало окончательно ясно, что молниеносные атаки ни к чему не придут; «планы Шлиффена» были выброшены на помойку, начались изнурительные позиционные бои, существенно не менявшие ни диспозиции армий, ни динамики войны. А.Уткин в упомянутой книге писал, что в конце 1914 года на Западном фронте ежедневно гибли с обеих сторон 2,5 тыс. человек! Но жертвы эти были, по сути, бессмысленными, потому что ни французам, ни немцам не удавалось изменить ход войны в свою пользу. Помните великий роман Ремарка «На Западном фронте без перемен»? Речь там шла именно об этой позиционной мясорубке. На четыре года Европа засела в окопы…

Но война задела не только Европу. В октябре 1914 года Османская империя, которой с 1908 года руководила националистическая прогерманская партия младотурок, объявила джихад странам Антанты. С августа турецкой армией, а с октября – и флотом, командовали немецкие офицеры. Младотурки были носителями идей пантюркизма и панисламизма, они жаждали реванша за потери своих балканских территорий, поэтому стали легкой добычей немецкого Генштаба. 29-30 октября турецкий флот атаковал Одессу, Севастополь, Феодосию и Новороссийск. 2 ноября Россия объявила Турции войну, 5-6 ноября примеру последовали Британия и Франция. Начались боевые действия на Кавказе и Ближнем Востоке.

В 1915 году правительство младотурок, пользуясь военным положением, приступило к полному «очищению» империи от немусульманского населения. Еще в феврале были разоружены, а затем истреблены 100 тыс. этнических армян, воевавших в составе турецкой армии. Военный министр Энвер-паша, пытаясь оправдаться в тяжелом поражении в Сарыкамышском сражении от русских в декабре-январе, заявил в Стамбуле, что причиной всему была «измена армян». И это притом, что сам Энвер по дороге с Кавказского фронта на Босфор публично поблагодарил османских армян за «стойкость и верность».

«Война всё спишет» - это именно то, чем воспользовались османские власти при реализации заранее разработанной программы уничтожения армян, ассирийцев, греков и других немусульманских народов. 24 апреля в Стамбуле были арестованы несколько сот представителей армянской интеллигенции, многие из них убиты. Тогда же из центральных районов империи, находившихся в сотнях километров от Кавказского фронта, начались депортации армянского населения под предлогом «выселения из прифронтовой полосы». Сотни тысяч стариков, женщин и детей были вывезены в пустыни Сирии и Месопотамии на верную смерть под палящим солнцем, по дороге на них нападали отряды курдской конницы и солдаты османской армии. В историю эти ужасы вошли под названием Геноцида армян. Уже 24 мая 1915 года Россия, Великобритания и Франция выступили с совместной Декларацией, назвав массовые убийства армян преступлением против человечности. Посол США в Турции Генри Моргентау писал в Вашингтон об уничтожении армян Анатолии; даже немецкие офицеры, чьими «подопечными» были турки, собирали свидетельства злодеяний младотурок.

Но, увы – война продолжалась, до армян никому не было дела. Россия постепенно отступала перед немцами и австрийцами, теряя Польшу, Волынь, Вильнюс и Курляндию. Франция и Германия продолжали перемалывать друг друга на фронтах под Ипром и Верденом. В мае 1915 года в войну на стороне Антанты вступила Италия, оттянув на себя часть австрийских и немецких войск. Осенью на сторону Центральных держав встала Болгария, стремясь взять реванш за поражение во Второй Балканской войне. Всю вторую половину 1914 года Австрия не могла справиться с Сербией, и решение Болгарии было как нельзя кстати. В октябре-ноябре 1915 года Сербию с трех сторон атаковали немцы, австрийцы и болгары. Нейтральная Румыния не пропустила русских через свою территорию, и Петроград не смог помочь Белграду. Сербская армия, неся тяжелые потери, отступила вместе с черногорцами к Адриатическому побережью.

К началу 1916 года военная машина Европы заработала с новой силой. Так, производство винтовок,

самолетов и снарядов в Германии увеличилось в полтора раза, а пулеметов и орудий – в 3,5 раза. (Шигалин Г.И. Военная экономика в Первую Мировую войну, Москва, 1956, С.91-92.). По добыче угля, выплавке чугуна и стали Германия по-прежнему превосходила Францию и Россию, вместе взятые. За 1915 год Франция увеличила производство винтовок в полтора раза, орудий – в 5,8 раза, а патронов – более чем в 50 раз. За это же время Великобритания увеличила производство пулеметов в 5 раз, а самолетов – более чем в 10 раз (Мировая война в цифрах, М.-Л., 1934, С. 40-41).

Летом 1916 года Россия под командованием генерала Брусилова провела контратаку на позиции немцев и австрийцев в Галиции и Буковине. В историю это вошло под названием «Брусиловский прорыв». Центральные державы понесли огромные потери. Для отражения русского наступления им пришлось перекинуть из Италии, Франции и Греции 34 дивизии, благодаря чему французы и британцы выиграли тяжелейшую битву на Сомме, итальянцы получили передышку в Альпах, а Румыния вступила в войну на стороне Антанты. К началу 1917 года инициатива на фронтах полностью перешла к противникам Германии. Но это был 1917 год. История готовила свои коррективы в планы воюющих стран…

Продолжение следует

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Часть 4

XS
SM
MD
LG