Linkuri accesibilitate

События в Ираке последних двух недель, связанные с внезапным захватом боевиками «Исламского государства Ирака и Леванта» городов Мосул, Тикрит, Самарра и других, косвенно привели к повышению значимости роли Ирана в регионе. Западные эксперты, уже совершенно не стесняясь «праведного гнева» антииранского лобби, заговорили о том, что только Тегеран сможет оказать Вашингтону помощь в усмирении джихадистов.

Учащенный пульс Вены

На этом фоне в Вене на минувшей неделе состоялся пятый раунд переговоров Ирана и международной шестерки посредников по ядерной программе Исламской Республики. Катастрофа в Ираке не повлияла на размеренный, но продуктивный ход консультаций сторон, хотя и там между строк читалось желание поскорее закрыть «атомное досье», которое пока еще мешает Тегерану полноценно вернуться на мировую арену и сказать свое веское слово в иракской проблеме. Но сначала, как обычно, изучим итоги переговоров в Вене.

Еще 14 июня, до начала консультаций, президент Ирана Хасан Рухани заявил, что стороны уже договорились о снятии санкций, а Тегеран продолжит процесс обогащения урана. Рухани выразил уверенность в том, что все вопросы по ядерной программе могут быть решены к 20 июля, то есть к истечению 6 месяцев, отведенных предварительными Женевскими соглашениями от 20 января 2014 года. Кроме того, как стало известно порталу Iran.ru, с 9 по 15 июня иранцы провели серию прямых двухсторонних переговоров с США, Францией, Россией и Германией.

Уже по окончании консультаций, 20 июня, директор департамента по контролю над вооружениями МИД Китая Ван Цунь заявил, что стороны согласовали текстовые рамки соглашения, и это можно назвать «главным прогрессом переговоров». По данным агентства ИТАР-ТАСС, первые три дня переговоров ушли у дипломатов, экспертов и юристов на то, чтобы определиться со структурой документа и его названием. Всеобъемлющий план совместных действий будет состоять из рамочных условий, оглавления, преамбулы и основной части. К написанию самого текста соглашения Иран и «шестерка» смогли приступить лишь вечером 19 июня, уточняет агентство.

По словам китайского дипломата, следующий раунд переговоров начнется уже 2 июля, а по свидетельству других делегатов, он продлится вплоть до 20 июля, перейдя фактически в режим «нон-стоп». «Подтверждаю, что стороны настроены конструктивно», - цитирует китайского представителя ИТАР-ТАСС. Агентство приводит высказывание неназванного американского дипломата, который назвал предстоящий июльский марафон «лучшей за всю историю переговоров возможностью закрыть «ядерное досье» Ирана». «Мы должны сохранить этот темп и использовать все шансы, чтобы успешно завершить переговоры», - сказал американец и добавил, что «идет серьезная работа».

В то же время замминистра иностранных дел России Сергей Рябков, представляющий Москву на венских переговорах, отметил, что пока не согласован вопрос о будущем ядерного реактора на тяжелой воде в городе Арак. «Помимо физики, инженерной техники, химии большую роль в этом вопросе играет политика, включая отсутствие доверия со стороны ряда членов международного сообщества к Ирану и наоборот – отсутствие доверия у Ирана к целому ряду членов международного сообщества. Вот на стыке всех дисциплин и на фоне вот этих политических сложностей найти общеприемлемую схему реконфигурации реактора в Араке очень трудно», - цитирует Рябкова агентство РИА Новости.

Этот же источник пишет, что текст будущего документ «имеет беспрецедентный характер». «В принципе, мы не пробовали никогда раньше писать подобный документ. Он по своему характеру, наполнению и с точки зрения его значимости для решения стоящих перед нами задач прецедентов не имеет», - сказал российский дипломат. В то же время он признает, что, помимо собственно документа, требуется выработать механизм его выполнения. «Последовательность шагов; степень детализации в данном случае тоже будет очень высокой», - пояснил замминистра иностранных дел РФ.

«Недели переговоров хватило для того, чтобы сформировать весь объем, обеспечить весь листаж будущего документа в его главной составляющей части. Конечно, какие-то положения подлежат дальнейшей конкретизации. Например, мы до сих пор не продвинулись в вопросе о порядке выполнения этого документа», - сообщает ИТАР-ТАСС, цитируя Рябкова. По его словам, Россия исходит из того, что соглашение должно быть лимитировано по времени, после чего ограничения с ядерной программы ИРИ должны быть сняты. «Стержневое заключение имеет так называемое расширенное заключение об отсутствии незаявленного ядерного материала и ядерной деятельности, - сказал дипломат. – Но достаточно ли будет такого подхода, я судить не берусь, речь идет об уникальной ситуации. И трудностью на этих переговоров является нахождение общего знаменателя по этому вопросу».

В свою очередь, Иран выразил удовлетворение докладами МАГАТЭ, подтверждающими мирный характер его ядерной программы, сообщает РИА Новости. Официальный представитель Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камальванди, заявил, что последний доклад гендиректора МАГАТЭ двухнедельной давности и его специальный доклад по реализации промежуточного соглашения между Ираном и «шестеркой» от 20 июня описывают иранскую ядерную программу как мирную.

По завершении венского раунда гендиректор Института по изучению современного Ирана Раджаб Сафаров на круглом столе в РИА Новости заявил, что в Вене «удалось достичь принципиальной договоренности, результата, который можно считать точкой невозврата в переговорном процессе». «Стороны просто одержимы желанием до 20 июля подписать документ», - добавил эксперт.

Он же в интервью изданию «Вестник Кавказа» заявил, что на решимость переговорщиков повлияла международная ситуация, особенно кризис в Украине и подписание договора о создании Евразийского экономического союза. Сафаров считает, что именно угроза сотрудничества Ирана с Москвой, Астаной и Минском стала одной из причин смягчения американского отношения к Исламской республике.

«Фактически перед Западом встала задача остановить процесс российско-иранского сближения. Я не исключаю, что санкции будут сняты с Ирана ускоренными темпами, дабы освободить возможность сотрудничества с Ираном для самих западных стран. США и Европа могут сделать очень интересные предложения по их участию в развитии экономики ИРИ, особенно в плане широких и мощных инвестиций. Присоединение Крыма очень напугало Запад, в лице россиян он обнаружил тот «локомотив», который может увлечь за собой целый ряд государств и разрушить однополярную модель мира. Очевидно, что в таких условиях западные игроки не могут оставить без внимания Иран», - рассказал политолог.

Подтверждая эти слова, замминистра нефти Ирана, генеральный директор Иранской национальной газовой компании (ИНГК) Хамид Реза Араки отметил, что газовые разногласия между Россией и Украиной и венские переговоры стали импульсом для европейских компаний в их стремлении сотрудничать с Ираном в нефтегазовой сфере. В то же время это не бросает тень на отраслевую кооперацию Ирана с Россией, сообщает портал Iran.ru.

Эхо иракского коллапса

Так получилось, что июньский раунд переговоров в Вене совпал с наступлением джихадистов на северо-запад Ирака. Это событие, хотя и внесло коррективов в повестку дня консультаций, всколыхнуло экспертное и политическое сообщество, особенно в США. Замечу, что Вашингтон и Тегеран выступили с противоречивыми заявлениями: то «будем сотрудничать по Ираку», то «не будем».

Так, 16 июня агентство ИТАР-ТАСС со ссылкой на тегеранское агентство «Фарс» привело высказывание секретаря Высшего совета национальной безопасности ИРИ Али Шамхани. Он опроверг появившуюся в западных СМИ информацию о том, будто Тегеран готов сотрудничать с Вашингтоном по вопросу урегулирования кризиса в Ираке. «Такого рода сообщения являются частью психологической войны Запада против Ирана и абсолютно неправдоподобны», - подчеркнул он.

Шамхани обвинил США в подготовке почвы для возникновения такой террористической организации, как «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) и добавил, что экстремистам оказывают материальную и финансовую поддержку союзники Соединенных Штатов на Ближнем Востоке. «Как мы уже заявляли ранее, мы рассмотрим вопрос о помощи Ираку в рамках международного права и только в случае получения официального запроса от Багдада. И этот процесс будет носить исключительно двусторонний характер, и к нему не будет иметь отношение какая-либо третья сторона», - резюмировал Али Шамхани. Ранее президент Ирана Хасан Рухани заявил, что страна готова рассмотреть совместные действия с США в деле восстановления безопасности в Ираке, но для этого США должны начать подлинную борьбу с терроризмом, пишет ИТАР-ТАСС.

А «Голос Америки» процитировал президента США Барака Обаму, по словам которого, Иран может сыграть конструктивную роль в решении иракского кризиса, если последует примеру США и выступит за инклюзивное правительство в Ираке. В то же время Вашингтон считает, что персы могут усугубить ситуацию, если ограничатся только военной помощью шиитам. Конечно, мы не можем забыть, что нынешняя ситуация в Ираке является прямым следствием вторжения США в 2003 году и в не меньшей степени – ухода американцев в 2011 году, но в данном случае я признаю, что Обама прав!

В самом деле, даже Иран раскритиковал правительство шиита Нури аль-Малики за то, что тот после парламентских выборов 30 апреля не предложил суннитам существенных позиций во власти, что, собственно, и спровоцировало вторжение суннитских боевиков ИГИЛ. Соответственно, урегулировать политический кризис можно только путем создания коалиционного правительства шиитов и суннитов – это и есть инклюзивность, о которой говорит американский президент. А уж военные удары по джихадистам – это, как говорится, дело техники, ведь есть в Ираке и умеренные сунниты (группировка «ас-Сахва» в провинции Анбар), которые совсем не рады «гостям» с черными флагами.

Пока иранские и американские политики держат дистанцию, эксперты высказываются откровеннее. Так, Газета.ру цитирует ведущего эксперта Центра военного и политического анализа Ближнего Востока INEGMA Теодора Карасика, который считает, что Европа и США остро «нуждаются в тактической помощи со стороны Ирана, так же как и помощи других стран». «Ситуация в регионе сейчас находится в поворотной точке, потому что ИГИЛ смог достичь тактических побед за чрезвычайно короткий период», - уверен политолог.

Издание также приводит мнение аналитиков катарского телеканала «Аль-Джазира» Майкла Пизи и Тони Карона. Они говорят, что ситуация в Ираке создает «дилемму» для Обамы, поскольку по отношению к иракским радикалам Тегеран и Вашингтон «волей-неволей оказались по одну сторону баррикад». Эти эксперты цитируют своего коллегу из Centuary Foundation Майкла Ханну, который назвал США и Иран «единственными союзниками нынешнего премьера Ирака Нури аль-Малики». Газета.ру напоминает, что ранее США и Иран уже «работали» против общего противника – талибов в Афганистане.

Влиятельное американское издание Foreign Policy недвусмысленно пишет: «Когда радикальные суннитские боевики ИГИЛ устремились через сирийскую границу в Ирак (…), стало абсолютно ясно: Иран и Соединенные Штаты нуждаются друг в друге более чем когда-либо». «Тегеранское правительство может найти в нынешней вашингтонской администрации более удачного партнера, чем может ожидать, - продолжает экспертный ресурс. – Как бы американцы ни морщились от иранского репрессивного шиитского национализма, Барак Обама прекрасно знает, что реальная угроза Соединенным Штатам – это не ислам, исходящий от их формального врага в лице Ирана, а тот ислам, который спонсируется, поддерживается и используется их формальным союзником – Саудовской Аравией, особенно если США и Ирану удастся разрешить ядерный вопрос в течение ближайших недель или месяцев». Разве можно сказать лучше, откровеннее и точнее?

В заключение приведу мнение российского эксперта Георгия Бовта в Газете.ру. Он сообщает, что элитные части иранской армии в количестве двух тысяч бойцов уже прибыли в Багдад. «Скорее всего, на почве поддержки шиитского правительства аль-Малики будет налажено взаимодействие – первое подобного рода за последние десятилетия – между Ираном и США, что сделает снятие с Тегерана санкций уже практически неминуемым, тем более что по ядерной тематике договоренность близка: в контексте политики «сдерживания России» и ради допуска Ирана на энергетический рынок (в противовес Москве) ему разрешат и обогащение урана», - считает политолог.

Вот так совпали два внешне не связанных события. Сегодня в Багдаде и Вене решаются вопросы регионального масштаба, а если смотреть шире – глобальные вопросы. Два параллельных процесса должны, по идее, сойтись в одной точке – полноценное возвращение Ирана на мировую арену в качестве крупного нефтегазового игрока и региональной уравновешивающей силы. Скоро начнется июльский раунд венских консультаций, и, похоже, это будет финал – но финал только одного большого этапа. За ним начнется новый – Иран как равный партнер.

Окончание следует…

Акт первый
Акт второй
Акт третий
Акт четвертый

Акт пятый

XS
SM
MD
LG