Linkuri accesibilitate

Владимир Сокор: „Диалог между Москвой и Кишиневом ни к чему не ведет в приднестровском вопросе”


Владимир Сокор

Владимир Сокор

Интервью американского политического аналитика на тему украинского кризиса и его последствий для Молдовы.



Свободная Европа: Г-н Сокор, поскольку вы вернулись из Киева, позвольте спросить вас, какие угрозы подстерегают нового президента Украины в начале этого мандата?

Владимир Сокор: „Над ним довлеет, прежде всего, угроза открытой агрессии со стороны России. Россия пока предприняла военизированную операцию в Луганской и Донецкой областях Украины. Уточню, что Луганская и Донецкая области вместе составляют регион Донбасс. Там Россия в конце апреля развернула военизированную операцию.

Это проявление межгосударственного конфликта между Россией и Украиной. Это не внутренний конфликт в недрах украинского общества или на уровне этих двух областей, Луганской и Донецкой. Это захватнические действия со стороны России, которые начались с информационной агрессии через российские телеканалы, контролируемые государством, с подстрекательством местного населения к неподчинению Киеву. Когда эта тактика не сработала, Россия стала отправлять на Украину военизированные отряды.

Начала, в конце апреля, с военных инструкторов, которые со знанием дела и в высшей степени компетентно организовали захват административных зданий в Донецкой и Луганской областях, затем последовали российские военизированные подразделения, которые с первой декады мая пересекают российско-украинскую границу на грузовиках, автобусах, бронетранспортерах – и переходят в массовом порядке.

Трудно поверить, что центральные московские власти не координируют это проникновение российских военизированных отрядов, которые формируются не из числа солдат срочной службы. И на этот раз идет речь о социальном явлении, типичном для Российской Федерации, а именно: использование многочисленного военного персонала с богатым боевым опытом, ветеранов войн в Афганистане, Чечне и других горячих точках, на Северном Кавказе, которые уже не находятся на срочной воинской службе, но которым нравится воевать. Это многочисленная категория людей среднего, в основном, возраста, для которых война стала источником существования; это авантюристы, искатели адреналина, несостоявшиеся с точки зрения профессиональной карьеры в России, которые единственно, что умеют – это воевать. Таких людей в России очень много. Не говоря уже о казаках, донских казаках, которые полуофициально занимаются охраной общественного порядка, выполняют полномочия полиции и пограничников, на службе Российской Федерации. Именно из этой крайне многочисленной в России категории граждан формируются отряды, которые нападают на Украину”.

Свободная Европа: Новый президент Украины г-н Порошенко дал себе неделю на прекращение огня в восточных регионах страны. Вы считаете, это возможно?

Владимир Сокор: „Возможно – в том случае, если украинская сторона решится на массированную операцию по ликвидации агрессоров. Некоторые западные представители советуют новому президенту Украины умерить операцию в Донбассе и даже объявить о прекращении огня на неделю или на десять дней. Москва, со своей стороны, именно на этом настаивает – прекращение огня на период переговоров. Подобные рекомендации приведут к аналогично приднестровскому результату – конфликт на определенной территории заморозится, и заморозится надолго, а полупровозглашенные местные власти – местные смирновы, местные шевчуки в конечном итоге сядут за стол переговоров лицом к лицу с легитимным правительством Украины”.

Свободная Европа: Значит, транснистризация Украины возможна?

Владимир Сокор: „Что имеется в виду под транснистризацией? На Донбассе, в Донецкой и Луганской областях российские агрессоры и пророссийски настроенные местные жители контролируют ряд точек на карте региона. Их цель - соединить эти точки и получить компактную территориальную базу типа Приднестровья. У них нет пока своего Приднестровья, есть точки на карте, которые они стремятся связать между собой и превратить в компактную территориальную базу и оттуда уже начать следующий этап, этап так называемых мирных переговоров, разумеется, при посредничестве беспристрастной ОБСЕ, но с Россией в качестве решающего фактора в рамках ОБСЕ.

Такова задуманная развязка, которую Украина должна избежать любой ценой. И один из способов недопущения такой развязки – ни к воем случае не объявлять о прекращении огня, так как любая передышка даст агрессору возможность усилить свои позиции и провести перегруппировку сил. Напротив, Украина должна наращивать свой натиск, задействовать армию, не национальную гвардию, а армию, до полного вытеснения агрессора назад через границу – живьем или в гробах, как случилось на днях, когда около 40 гробов были перенесены через границу Украины обратно в Россию”.

Свободная Европа: Украина продолжит свой путь в ЕС или возьмет тайм-аут на раздумывание? И какими должны быть отношения с Российской Федерацией?

Владимир Сокор: „Украина подпишет, она запрограммирована подписать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом 27 июня, вместе с Республикой Молдова и Грузией. Разумеется, Россия не может смириться с тем, что Украина подпишет это соглашение. Россия хочет федерализации Украины, в какой именно форме пока неизвестно, но есть две формулы, в которые Россия предлагает осуществить федерализацию Украины. Первая: либо федерализация со всеми 25 ее областями, которые получат право высказаться, повлиять и даже наложить вето на внешнеполитический курс и политику безопасности центральной украинской власти. Россия планирует с помощью ряда областей, контролируемых ею, в частности, Донецкой и Луганской, косвенно или даже непосредственно получить право вето на действия центральных органов власти Украины.

Вторая формула, вынашиваемая Россией – это федерация с двумя составляющими: так называемая Новороссия, то есть восемь областей на востоке и юге Украины, включая Донецкую и Луганскую, и остальная Украина, некое федеративное или конфедеративное устройство, при котором так называемая Новороссия получит право голоса в процессе принятия украинским правительством решений по внешнеполитическому курсу страны и политике безопасности. Цель России ясна. И если будет сделан хоть один шаг в этом направлении, значит, последует практически непреодолимое давление в плане федерализации и Республики Молдова – если Украина пойдет в этом направлении…

После визита в Киев я уверен, что Украина не последует по этому пути. Официальный Киев контролирует все юго-восточные регионы Украины, за исключением двух вышеупомянутых областей, а пророссийские настроения не проявляются слишком явно ни в одной из областей Украины. Проект „Новороссия”, нынешний этап российского проекта „Новороссия” практически провалился”.

Свободная Европа: Г-н Сокор, почему, по вашему мнению, руководство Российской Федерации, г-н Путин, г-н Медведев не идут на диалог с официальным Кишиневом, Киевом, Тбилиси?

Владимир Сокор: „Я думаю, что Россия сейчас согласится на диалог с украинским руководством, по крайней мере, такое обещание прозвучало во Франции, в рамках встреч на высшем уровне с западными партнерами. Россия пойдет на этот диалог и будет его вести, как вела диалог на протяжении двадцати с лишним лет и с руководством Республики Молдова. Но диалог сам по себе ничего не значит, потому что он никуда не ведет. Диалог между Москвой и Кишиневом ни к чему не ведет в приднестровском вопросе. России проще простого вести диалог с Украиной, Республикой Молдова или Грузией.

А затяжные конфликты решаются в пользу России при всем диалоге: Россия уважает территориальную целостность на бумаге, но отрицает ее на деле и отправляет обычные вооруженные силы в Молдову или Грузию или не совсем обычные, вооруженные и оплачиваемые Россией – на Украину… Россия рассчитывает также на разногласия между украинскими партиями. И здесь отвечу, Валентина, на ваш вопрос, с которого вы начали нашу беседу: о вызовах, с которыми сталкивается г-н Порошенко в своем новом качестве президента Украины.

Помимо внешних провокаций есть еще вызовы внутреннего порядка. А именно нерешенные или труднопреодолимые разногласия между различными украинскими политическими силами. Как и в Республике Молдова, на Украине до настоящего момента почти всегда были коалиционные правительства. Даже крупные партии Украины представляют собой не что иное, как коалиции, в которые входит ряд бывших самостоятельных партий, объединившихся под зонтом единой партии, сохраняя при этом внутрипартийные фракции. Иными словами, речь идет о коалиционных правительствах в составе партий, которые сами представляют собой какие-то партийные альянсы.

Любое важное решение Парламента или со стороны Правительства зависит от коалиций, которые могут быть долгосрочными или краткосрочными – ситуационных коалиций, как называют их в Киеве. Аналогичная угроза наблюдается и в Республике Молдова – угроза коалиций. Этот фактор нестабильности существовал и в Грузии – его называли кошмар коалиций – существовала до тех пор, пока в период президентства Михаила Саакашвили ему не положили конец. Республика Молдова нуждается не в нестабильных коалициях, которые восстанавливаются, перезагружаются, разрушаются и снова возрождаются, как неоднократно происходило в Кишиневе в период правления альянса за европейскую интеграцию.

Республике Молдова необходимо парламентское большинство, и лично я вижу одно только ядро, вокруг которого может сгруппироваться постоянное парламентское большинство, а именно – Либерально-демократическую партию Молдовы во главе с Владом Филатом и Юрием Лянкэ. Именно эта партия – стержень политической стабильности в Республике Молдова, костяк долгосрочного правления, способный обеспечить стратегическое планирование на длительную перспективу, без постоянного пересмотра договоренностей и перезагрузок внутри коалиции. Именно это правительство является, по моему мнению, связующим звеном между Республикой Молдова и Западом, что крайне важно, а также стержнем внутренней стабильности. Говорю об этом с мыслями о ноябрьских выборах.”

Свободная Европа: Г-н Сокор, хочу спросить вас, чего больше опасается Россия – расширения Евросоюза на Восток или возможного усиления натовского присутствия в восточноевропейских странах?

Владимир Сокор: „Сейчас и в ближайшие несколько лет НАТО не планирует расширяться на Восток. Саммит Североатлантического альянса, который состоится в сентябре этого года в Великобритании, не станет саммитом расширения. НАТО не нашел решения проблем, касающихся военной безопасности территорий к востоку от нынешних границ Североатлантического альянса. Европейский Союз становится фактором безопасности – правда, недостаточно пока сильным для того, чтобы удержать Россию от агрессий, но со временем он станет все более сильным фактором, в том числе в сфере безопасности.

У Республики Молдова есть шанс не иметь общей границы с Российской Федерацией. Россия, бесспорно, пытается добиться общей границы с Республикой Молдова, с Приднестровским регионом Республики Молдова и с Румынией, надеясь прорубить коридор как гражданского назначения, так и для военных целей из Крыма в сторону Одессы. Одесса – это ключевой целевой пункт российского проекта „Новороссия”, о котором шла речь чуть выше.


Однако официальному Киеву удалось пока достаточно эффективно стабилизовать ситуацию в Одесской области, где не отмечается никаких пророссийских движений, на которые так надеется Москва и которые пыталась спровоцировать с помощью телевизионной пропаганды. А значит, Республика Молдова пока находится в безопасности благодаря Украине. До тех пор, пока Украина выстоит в Донецке и Луганске, Республика Молдова находится в безопасности, в совершенно иной ситуации по сравнению с тем, что было в Грузии или на Украине.
XS
SM
MD
LG