Linkuri accesibilitate

Николай Бучацкий: Приднестровье установило позорный рекорд



Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Проблемы фермеров из Кочиерь: „Приднестровские власти мешают нам, не дают обрабатывать эти земли.”

Как живется в селе, которое оспаривают между собой Кишинев и Тирасполь? „Фактически мы находимся на территории, контролируемой приднестровской администрацией, но большинство жителей, граждане Республики Молдова, хотят жить в единой стране, им надоела эта ситуация.”

Ипытки в приднестровском регионе. Интервью правозащитника Николая Бучацкого.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет моя коллега Юлия Михайлова:

***
Главный посредник на переговорах по приднестровскому урегулированию приветствовал „конструктивное отношение” сторон и гарантов и сообщил, что следующий раунд консультаций состоится в июле. Эти оценки содержатся в заявлении специального представителя действующего председателя ОБСЕ по приднестровскому урегулированию, посла Радойко Богоевича, обнародованном после консультаций в формате 5+2, прошедших в четверг и пятницу в Вене. В пресс-релизе особо отмечается участие Украины в переговорах – впервые в этом году, а также тот факт, что Россия берет на себя инициативу демонтажа канатной дороги Рыбница-Резина. Однако стороны и на этот раз не пришли к согласию в вопросе о беспрепятственном доступе молдавских фермеров к земельным участкам, находящимся на территории, контролируемой приднестровской администрацией. Богоевич сказал, что следующий раунд консультаций состоится тоже в Вене 17-18 июле, но российское информационное агентство ИТАР-ТАСС сообщило, со ссылкой на главу приднестровской делегации Нину Штански, что дата не установлена окончательно.
Белый дом призвал Конгресс США выделить миллиард долларов на укрепление оборонного потенциала европейских союзников НАТО, а также ряда бывших советских республик, в том числе Молдовы. Как отмечается в заявлении Белого дома в связи с визитом Барака Обамы в Польшу, „Инициатива европейской поддержки” профинансирует дополнительную ротацию американских войск, кораблей и самолетов в странах восточной и центральной Европы – новых членов НАТО, а также укрепит обороноспособность стран, не входящих в НАТО: Молдовы, Грузии и Украины. Как передает AFP, в случае одобрения Конгрессом инициатива Барака Обамы станет самым конкретным выражением усилий по поддержке европейских союзников США на фоне обострившихся отношений Запада с Россией в результате украинского кризиса.

НАТО может открыть по просьбе кишиневских властей постоянное представительство в Республике Молдова, подобно существующим в Грузии и в Украине, или, по крайней мере, Североатлантический альянс может отправить в Молдову посла, по примеру ЕС. С таким заявлением выступил в штаб-квартире НАТО в Брюсселе посол Республики Молдова в Североатлантическом альянсе Михай Грибинча. Отвечая на вопросы корреспондента кишиневской редакции Свободной Европы, Михай Грибинча назвал «нереальными» любые дискуссии о возможном вступлении Молдовы в НАТО, учитывая, что подобное решение не имеет достаточной общественной поддержки.
Молдова остается нейтральной страной, но имеет на своей территории иностранные войска.

Президенты России и Украины провели короткую встречу – первую после того, как Москва аннексировала Крым. Пятнадцатиминутная беседа Владимира Путина и Петра Порошенко состоялась во Франции в кулуарах торжеств по случаю 70-й годовщины высадки союзников в Нормандии во время Второй мировой войны. Пресс-служба французского президента сообщила, что лидеры России и Украины пожали друг другу руки и договорились через несколько дней начать обсуждение перемирия в Восточной Украине. Также обсуждалось признание нового главы Украины со стороны Москвы и двухсторонние экономические отношения.

Новоизбранный президент Украины Петр Порошенко на торжественном заседании Верховной рады принес присягу на верность Украине. Сразу же после этого он заявил присутствующим, что стране нужен мир, безопасность и единство. Порошенко сказал также, что в ближайшие дни побывает на востоке страны, обсудит децентрализацию власти и местные требования о статусе русского языка. Он выразил готовность объявить досрочные местные выборы на Донбассе. Порошенко предложил „сложить оружие тем, кто взял его в руки незаконно”, и пообещал обеспечить российским наемникам коридор в Россию. Порошенко осудил аннексию Крыма Россией, подчеркнув, что Крым был, есть и будет украинским. На церемонии инаугурации Республику Молдова представлял президент Николае Тимофти. Среди других официальных лиц в зале находились также вице-президент США Джо Байден, президент Белоруссии Александр Лукашенко и поверенный в делах России в Киеве.

***

Свободная Европа: С начала года приднестровская администрация не разрешает молдавским фермерам обрабатывать свои земли, расположенные за трассой Рыбница-Тирасполь. Местные власти отказываются признать их право собственности и, чтобы получить доступ к своим участкам, предлагают фермерам арендовать их. Валентина Урсу побывала в Кочиерах, где побеседовала с кадастровым инженером Фадеем Басюлом и местными фермерами:
Василе Нирка: „Приднестровская милиция где стоит? Вот до этого места.”

Свободная Европа: Вместе с несколькими жителями села Кочиерь пытаемся добраться до земель, к которым у них нет доступа. Кто вам припятствует?

Фадей Басюл: „Приднестровские власти мешают, не разрешают обрабатывать эти земли.”

Свободная Европа: Фадей Басюл – кадастровый инженер коммуны Кочиерь. Он сопровождает нас, рассказывая о земельных участках, расположенных за трассой Дубоссары-Рыбница.

Фадей Басюл: „К этому времени нет никаких шансов на то, что удастся собрать урожай. Кто его соберет –вопрос.”

Свободная Европа: Здесь у вас карта, которая подтверждает, что земля эта принадлежит Кочиерам…

Фадей Басюл: „Эта карта показывает, где расположены участки дольщиков. По цвету видно, какие наделы дольщиков и какие – лидеров. Вместе с крестьянскими хозяйствами у нас 14 лидеров, которые обрабатывают земельные участки, расположенные за трассой Рыбница-Тирасполь.”

Свободная Европа: Сколько гектаров?

Фадей Басюл: „1605 гектаров.”

Свободная Европа: Эти полторы тысячи гектаров заброшены?

Фадей Басюл: „Более 700 гектаров засеяны, 700 гектаров обработаны, но не засеяны.

Есть и залежные участки, 141 гектар необрабатываемой земли, бывшие сады, где начали раскорчевку, но в настоящий момент туда доступа нам нет и продолжать работу мы не можем.”
Свободная Европа: Вот мы и за трассой Дубоссары-Рыбница. Я прошу включиться в разговор и дольщика Василе Леркэ из Кочиер.

Василе Нирка: „Эту пшеницу соберем не мы, с правого берега Днестра, ее соберут с приднестровской стороны.”

Свободная Европа: Какая здесь площадь?

Фадей Басюл: „76 гектаров.”

Василе Нирка: „По правую сторону трассы и у меня есть надел, я его отдал лидеру Петру Леркэ, но нет никакой надежды на то, что он сможет нам выделить что-то за квоту – ему просто будет неоткуда, возможностей не будет. И сельские жители очень этим расстроены. Короче, голод потихоньку подбирается к нам… ”

Свободная Европа: Как вы можете объяснить тот факт, что земля стала заложником политики?

Василе Нирка: „Это не от нас зависит. Зависит от тех, что наверху. Если политики найдут общий язык, тогда и мы сможем спокойно обрабатывать землю. Мы сейчас находимся за трассой Рыбница-Тирасполь, посмотрите: вокруг одна трава. Представьте себе, что будет осенью. Не знаю, водятся ли тут змеи, но не удивлюсь. Потому что у нас нет доступа к этим участкам, мы не можем их обрабатывать. На технику из Моловаты, Кочиерь неоднократно накладывался арест. В последнее время нам даже начали угрожать – мол, в следующий раз вообще отнимут ее. Поэтому ни один лидер не хочет рисковать, лишиться сельхозтехники, которая стоит очень дорого.”

Свободная Европа: Какую цель преследует приднестровская администрация, запрещая обрабатывать эти участки?

Василе Нирка: „Цель одна – психологически сломать людей и заставить их перейти под юрисдикцию Приднестровья.”

Свободная Европа: И люди уступают?
Василе Нирка: „Люди, если переходят на сторону Приднестровья и оформляют приднестровские паспорта, получат доступ к этим участкам.”

Свободная Европа: И как, есть желающие?

Василе Нирка: „Пока нет, но все идет к этому. Если Кишинев поддержит, компенсирует наши потери, мы не уступим… Но если помощи не будет...”

Свободная Европа: И в чем состоит эта помощь, которую должны предоставить молдавские власти?

Василе Нирка: „На квоту давали примерно по 500 килограммов пшеницы, 500 кукурузы, солярку.”

Свободная Европа: И если Республика Молдова выделит вам кукурузу, пшеницу, подсолнечник, вы по-прежнему не сможете обрабатывать эти земельные участки…

Василе Нирка: „Мы останемся в дальнейшем под юрисдикцией Кишинева, не перейдем к Приднестровью.”

Фадей Басюл: „Надо представителям Кишинева и Тирасполя сесть за стол и договориться, найти общий язык.”

Свободная Европа: Как стало ясно из слов вице-премьера Еуджена Карпова, с г-жой Штански сейчас обсуждается и земельный вопрос.

Фадей Басюл: „Переговоры ведутся, но результатов никаких.”

Свободная Европа: Об судьбе этих земель говорят многие, но все пока пожимают плечами и признают свое бессилие перед этой проблемой, обернувшейся сильной головной болью для жителей села.
Фадей Басюл: „Да. Когда я смотрю на эти участки, слезы наворачиваются на глаза, до того ее жалко, земли-то. Это страшный грех, так издеваться над кормилицей нашей. Вместо того, чтобы здесь хлеба колосились, сорняки ее душат...”

Василе Нирка: „Посмотрите, какие у нас дороги.”

Фадей Басюл: „ Боже упаси, невозможно пройти летом, а зимой что говорить? Приходится в обход через Дубоссары. Раньше дорога дорогой была, можно было ездить и зимой…. ”

Свободная Европа: Значит, вы тоскуете по Советскому Союзу?

Фадей Басюл: „Нет. Я за то, чтоб навели прядок в своей стране”.

Свободная Европа: Кто может навести порядок?

Фадей Басюл: „Руководители наши должны договориться между собой, сесть за круглый стол, пойти на взаимные уступки, найти общий язык.”

Свободная Европа: Какие именно уступки, г-н Басюл?

Фадей Басюл: „Я не вмешиваюсь в политику, но, считаю, в переговорах должен участвовать и представитель рядовых граждан. Надо прислушаться и к мнению людей – чего они хотят, куда хотят. Нужно провести референдум и дать возможность людям высказать свое мнение по поводу того, куда идти дальше.”

Свободная Европа: И куда следует идти Молдове?

Фадей Басюл: „Молдове надо идти туда, куда скажет большинство населения. Молдове надо быть своеобразным мостом, найти общий язык и с теми, и с другими. Мостом, который соединит Европейский Союз с Таможенным.”

Свободная Европа: Вы считаете, это возможно – соединение этих двух союзов?
Фадей Басюл: „Надо найти общий язык с обоими союзами.”

Василе Нирка: „Я тоже считаю, что хорошо бы Европейскому Союзу сотрудничать с Таможенным союзом. А Молдова стала бы соединяющим мостом между ними.”

Свободная Европа: И в чем именно сотрудничать?

Василе Нирка: „Рынок сбыта – как ни крути, как ни верти, а мы ориентированы на Россию. В Европейский Союз экспортировать нам нечего.”

Свободная Европа: А может, вопрос надо поставить немного иначе: производить в Молдове качественную продукцию, чтобы обеспечить ее доступ как на восточный, так и на западный рынок?

Василе Нирка: „Согласен с вами, но этот вопрос за два-три года не решить. Нужно время, чтобы заметно поднять качество наших товаров. И когда качество нашего товара не будет вызывать никаких нареканий, мы сможем конкурировать со всеми странами. А если наш товар не пользуется спросом, что поставлять нам в Евросоюз, если там никто его не покупает? Хорошо, вывезем мы товар в Евросоюз, а через пару месяцев придется завозить его обратно, так как покупателей не нашлось… А если будем производить качественную продукцию, которая пользуется спросом, то мы согласны сотрудничать и с Европейским Союзом, и с Африкой, и со всеми на свете.”

Фадей Басюл: „Молдова страна маленькая, поэтому мы должны найти общий язык со всеми. Прекращают все войны, в конце концов, садятся за стол переговоров и находят общий язык.”

Свободная Европа: А кто первый использует силу оружия?

Фадей Басюл: „Я в политику не вмешиваюсь, но общий язык надо найти.”
Василе Нирка: „Иногда слово хуже оружия.”

Фадей Басюл: „Мы сельские жители, в политику не лезем. На свадьбах мы сидим за одним столом, на крестинах; но политика есть политика, оставим ее в стороне. Для этого у нас есть парламентарии, они должны заниматься политикой, решать проблемы, которые есть в стране. С соседями надо хорошо ладить.”

Свободная Европа: И кто наши соседи?

Фадей Басюл: „Украина, Румыния, Россия. И со всеми надо найти общий язык, в том числе с Европейским Союзом и с Таможенным Союзом. Главное – не кто ты по национальности, русский, молдаванин или украинский татарин; главное – жить в мире, быть людьми и не знать войны.

***

Недалеко от села Кочиерь находится Коржево – микрорайоном города Дубоссары считают его приднестровские власти, которые фактически контролируют этот пригород, несмотря на то, что он находится под юрисдикцией Республики Молдова. Как проявляется двоевластие в Коржево? – спросила Валентина Урсу у мэра Серджиу Опри.

Серджиу Опря: „Фактически мы находимся на территории, контролируемой приднестровской администрацией, но большинство жителей, граждане Республики Молдова, хотят жить в единой стране, им надоела эта ситуация. Серджиу Опря

Серджиу Опря

С одной стороны, конечно, хорошо, что газ дешевле и пенсии выше, но, с другой стороны, это Приднестровье, вот уже сколько лет… И людям надоело, что ничего стабильного здесь нет, нет никакого закона, на который можно опереться. Возьмем самое элементарное – ни одна справка, ни один документ, выданный в Приднестровье, нигде не признается, даже в той же России, когда уезжают люди, они приходят к нам в мэрию за свидетельством”.

Свободная Европа: Такие моменты – что пенсия там повыше, тарифы на коммунальные услуги поменьше – привлекают людей. И при нынешней бедности, естественно, люди идут туда, где им предлагают более выгодные условия…

Серджиу Опря: „Идет тот, у кого нет выхода, а если человек худо-бедно работает и смотрит в завтрашний день, он всегда пойдет туда, где законно. Вот, и в Кочиерах, Кошнице, Дороцкой многие оформили пенсию в Дубоссарах. Если человек проработал 30-40 лет и получает 700 леев пенсию, в Приднестровье же ему дают более 1000 леев, а если учесть, что здоровье ему уже не позволяет работать, а жить хочется, хочется есть, не мерзнуть зимой…

Только поэтому он переходит к ним, а не потому, что не хочет жить в стабильной стране – у него просто нет других возможностей. Только поэтому человек идет и регистрируется на левом берегу Днестра, единственно ради пенсии, а не потому, что он не является патриотом, хорошим гражданином или ему не нравится его страна.

Каждый день, когда я выхожу в село, люди спрашивают, даже русские, когда наша страна будет едина. Я знаю многих русских, которые работают на рынке, так вот они постоянно спрашивают: „Когда наконец Молдова объединится, чтобы и у нас были ясные перспективы на будущее, чтобы мы знали, куда идем? Потому что здесь… Уже двадцать лет прошло, один уходит, другой приходит к власти, назначенный Москвой, но стабильности нет, и перспектив в Приднестровье тоже нет”. Так что все ждут… Когда-то все равно Молдова будет единой”.

Свободная Европа: Для жителей села Коржево проблемой является и осуществление права на голосование. Избирательные участки открывают в Кочиерах, а не здесь, в Коржево. К предстоящим этой осенью выборам угроза сохраняется?
Серджиу Опря: „С моей точки зрения, избирательные участки должны быть в Кочиерах, чтобы люди могли голосовать. Где-то в 2007, 2009 гг. избирательные участки открывали и в Коржево, открывали специально, чтобы спровоцировать инциденты и люди не смогли голосовать. Необходимы избирательные участки, где человек мог бы проголосовать, будучи уверенным в том, что добраться туда он может беспрепятственно; поэтому, думаю, лучше их открывать в Кочиерах.

Люди понимают, что из-за милиции, контрольно-пропускных пунктов в Приднестровье они не могут проголосовать там, где им удобнее, поэтому и говорю, что во избежание проблем лучше открывать избирательные участки в Кочиерах, а люди на собственном транспорте, на маршрутках поедут на выборы”.

Свободная Европа: Люди доверяют политическому классу, политикам?

Серджиу Опря: „Как не доверять? Каждый доверяет и политическому классу, и действиям правительства. Демократия должна быть демократией, нам надо проявить терпение, дождаться перемен, ведь не все можно изменить за день. Хорошо бы, конечно, поменьше ошибок совершать...”

Свободная Европа: Какие, с вашей точки зрения, наиболее серьезные ошибки допускают сегодня наши руководители?

Серджиу Опря: „Все должны быть равны: и сельскохозяйственный работник, и министр. Когда и министр, и депутат парламента будут привлекаться к ответственности, тогда люди будут полностью доверять власти, будут еще больше любить свою страну и уважать органы правопорядка. Все должны быть на одном уровне: прокуратура, суд, чтобы человека приняли, выслушали, чтоб его жалобы рассмотрели. Но сегодня многие дают взятку, так как перестали верить в государственные институты. Когда человек стучится в дверь, жалуется, но его никто не слушает – как может он верить в страну, в руководство?”

Свободная Европа: Г-н мэр, местная власть в Коржево в состоянии решить проблемы села? И какие проблемы сегодня приоритетны в вашей повестке дня?
Серджиу Опря: „Проблем много – рабочие места, например. И у меня двое студентов, которые учатся по контракту, их учеба обходится в 25 тысяч леев в год, тогда как я получаю 4 тысячи леев. Это притом, что зарплата моя чуть повыше, чем у многих других, а что делать тому, кто получает 1000 леев? Как ему дать образование своим детям?!”

Свободная Европа: А рабочие места в Коржево где можно создать?

Серджиу Опря: „Со стороны Молдовы рабочие места в Коржево создать невозможно, так как село фактически контролируется приднестровской администрацией. Но можно создать рабочие места в Кочиерах, можно открыть предприятия, на которых работали бы наши люди..

Жители Кошницы и Дороцкой, хотя и считаются левобережными, за полчаса добираются до Кишинева, полсела там работают. Таких проблем у них нет. И когда приходят инвестиции, они идут на левый берег Днестра, в Кошницу, Дороцкую. Но подождите секундочку – ведь самые большие проблемы у этих трех сел: Кочиерь, Моловата и Коржево.

Когда Днестр замерзает зимой, к нам невозможно проехать, паром не работает, транспорта никакого. Случалось зимой оставаться без медикаментов в аптеке, и приходилось на санях доставлять лекарства, не оставлять же село без лекарств.

Руководство страны должно больше внимания уделять этим трем селам, Кочиерь, Моловата и Коржево, жители которых сталкиваются с наиболее сложными проблемами: они граждане Республики Молдова, но живут на территории Приднестровья, и их никто не защищает! Полиция тоже не в состоянии их защитить, потому что они в штатском.

Даже перепись населения не смогли провести. Чтобы ехать в Кишинев, надо дважды пройти таможню, выстоять очередь, заполнить миграционную карту – и так каждый день, человек уже привык. Одни видят трагедию в том, что на посту стоят люди с автоматами, но большинство уже свыклись с этим, считают, что как было, так и продолжается. Но все ждут перемен, хотят жить в прекрасной и богатой стране, где закон один для всех, независимо от занимаемой должности...”

Свободная Европа: Много разговоров о том, куда идти Молдове: на восток, на запад, с Евросоюзом, с Таможенным союзом?
Серджиу Опря: „Человеку, который трудится с утра до ночи, чтобы прокормить детей и содержать семью, некогда даже подумать”.

Свободная Европа: А вы, как мэр, что скажете?

Серджиу Опря: „Я скажу так: сколько бы Россия ни старалась достичь более высокого уровня жизни, результатов не видно. Но есть страны Евросоюза, и как живут там люди - никому доказывать не надо. Нужно стремиться к европейской интеграции, идти в Европу, а не в Таможенный союз, где одни слова и ничего более.

У них есть планы, перспективы, но эти планы и через 70 лет могут так и остаться на бумаге. Мы практически видим, как живут европейцы, какие у них пенсии – в две-три тысячи евро, наши же пенсионеры получают по 30-40 долларов. Если мы будем с Европейским Союзом, думаю, лет через 10-15 мы увидим изменения, хотя бы для наших детей, которые хотят жить свободно и красиво. Так что ориентируемся на Европейский Союз, иначе и быть не может”.

Свободная Европа: Как вы думаете, Коржево могло бы перейти под юрисдикцию Молдовы? И как скоро?

Серджиу Опря: „Никто не знает. Как скоро – зависит от нашего руководства, не мы, мэры, решаем такие вопросы. Когда я приступил к исполнению мандата, мне сказали перевести село под юрисдикцию Приднестровья, чего никогда не было. Но есть недруги, в любой момент готовые устроить провокации.

Я стараюсь делать все, что в моих силах, чтобы люди видели, что государство им помогает; и люди видят, что страна не забыла о них, об этом селе. И если бы люди почаще убеждались в том, что страна не забыла о них, об этом селе на приднестровской территории, тогда, уверен, и года не пройдет, как люди изменят свое мнение.

Хотя бы три-четыре раза в год выделять нашим пенсионерам – а их около ста человек – по 150-200 леев в порядке помощи; государство от этого не обеднеет, а люди увидели бы, что страна не забыла о них... И не чувствовали бы себя брошенными потому, что мы на территории Приднестровья”.

Свободная Европа: Иными словами, необходимо сближение власти и рядовых граждан? Именно этого сейчас не хватает?
Серджиу Опря: „Да, этого не хватает. Если мы хотим, чтобы люди пришли на парламентские выборы и исполнили свой гражданский долг, они должны чувствовать поддержку свыше. К нам должны почаще приезжать министры, руководство страны - если хотят, чтобы мы им доверяли. Откуда идет доверие? Доверие идет снизу, от людей.

Пусть приезжают и говорят с людьми, объясняют, что к чему, ведь многого они, возможно, и не понимают”.

Свободная Европа: А в Коржево кто-то говорит о преимуществах интеграции Молдовы в Евросоюз?

Серджиу Опря: „Я говорю, и часто, когда выхожу в село и встречаюсь с людьми рассказываю им, что у нас уже есть безвизовый режим с Европой. И это прекрасно. У нас половина села уехала в разные страны Европы, и уезжали люди за деньги, по три-четыре тысячи евро приходилось одалживать, не зная, как смогут вернуть…

Сейчас же, если человек собрался куда-то ехать, может это сделать без визы и может остаться там поработать три месяца. Это хорошая поддержка и для семьи, и для бюджета страны. Но если не снизойти до уровня села, доверия к власти не будет. И чем скорее руководство страны сделает это – ведь до выборов осталось очень мало времени – тем больше у людей шансов понять, куда власть Молдовы хочет нас привести…”

Свободная Европа: Мэр села Коржево Серджиу Опря в диалоге с Валентиной Урсу.

***

Свободная Европа: Ситуация с правами человека в приднестровском регионе остается драматической и без признаков изменения к лучшему. Тираспольская администрация игнорирует рекомендации международных экспертов. Так, по крайней мере, утверждают местные правозащитники. Эксперт Организации Объединенных Наций Томас Хаммарберг, который был и Комиссаром Совета Европы по правам человека, рекомендовал в своем докладе в начале года реформировать судебную систему и систему правоохранительных органов Приднестровья. В результате неоднократных визитов в регион эксперт ООН с тревогой обращал внимание на переполненность тюрем, нечеловеческие условия содержания под стражей и на широко распространенное применение пыток. Предлагаем вашему вниманию интервью корреспондента Свободной Европы Андрея Бабицкого, побывавшего в прошлом месяце в Тирасполе, с активистом и правозащитником Николаем Бучацким:
Николай Бучацкий

Николай Бучацкий

Небольшой частный дом на окраине Тирасполя, засаженный виноградом дворик. Меня встречает хозяин - крепкий мужчина лет 60-ти. Николай Бучацкий – председатель Фонда защиты прав человека и эффективной политики, а также издатель и единственный автор газеты «Человек и его права». По словам Николая Онуфриевича, он – единственный в Тирасполе человек, который систематически собирает и описывает факты применения пыток в тюрьмах. Наша первая беседа – именно об этом. Причиной масштабного использования пыток мой собеседник считает порочную систему отчетности:

„Пытки применяются очень широко. Но чем обусловлено это? Это обусловлено порочной системой отчетности правоохранительных органов. Качество работы правоохранительных органов оценивается по проценту раскрываемости. Поэтому работники милиции, следственных органов, следственного комитета - они часто сами рисуют преступление и назначают законопослушных граждан преступниками, и сами их садят.

Первый пример – дело Евгения Антонова.

Сознался в убийстве девушки. Отсидел четыре года. Нашли настоящего – того, кто убил. Его оправдали. Каким образом его заставили сознаться в убийстве женщины? Известным образом – пытки. Но правоохранители не оставили его в покое. Они поймали парня, Ивана одного, на незначительном преступлении. Ему говорят: «Знаешь что? Ты хочешь, чтобы мы тебя отпустили и закрыли? Нам надо сдать кого-то покрупнее». «Но кого я вам сдам?». «Тогда давай спровоцируем человека». И этого Антонова же решили обвинить в покушении на убийство. Этот Иван – пошли якобы с ним устраиваться на работу. Взяли пакет – покушать. Иван говорит: «Я зайду еще домой, возьму еще там колбасы, что-то еще». Выходит. Пакет не дает, сам: «Пакет твой, но я понесу его». Вдруг, среди бела дня, прямо на одной из центральных улиц – Ленина – подскакивают три машины, положили их на землю, сковали наручниками, привезли. Из следственного изолятора подняли понятых, сидельцев следственного изолятора, причем пьяных, там сидят пьяные, в подвале городского управления внутренних дел. Производят обыск, осмотр личных вещей. Находят штык-нож. «Так, ты шел убивать». Девушку называют, которая работает в ювелирном магазине. Тот говорит: «Не шел, не знаю ничего». Ну, с ним поработали, и он вынужден был взять на себя, что да, они решили покушение на нее организовать с тем, чтобы завладеть золотыми вещами.
Я присутствовал на всех судебных заседаниях. И я взял и написал об этом. Судья Вознюк Марина спрашивает: «Скажите, а почему вы взяли их на улице, а не дождались, когда они зашли в подъезд? Вот там и удобнее брать, и там бы он не отвертелся: «Ты к кому идешь?». «Туда». «А тебя там ждут?». «Нет, не ждут». «Зачем ты идешь?». И вот тогда уже улика. Так эти следователи, Чечеткин и Крижановский, говорят: «А вдруг он не туда шел?». Та пожала плечами. Я взял и написал в газету статью об этом. Подходит ко мне Марина Вознюк и говорит: «Что же вы сделали? Я же вижу, что это все белыми нитками шито. Конечно, я не обвиню его в этом». И? Прокурор просит девять лет, она дает восемь с половиной. Ну, мы подаем на Верховный суд, Верховный суд снял обвинения. Правда, там ему подкинули заодно – это любимая фишка – коробку марихуаны. И все равно дали ему два с половиной года, тем более, он полтора года уже отсидел. Они просто так его не могут, еще извиняться… А почему он сознался? Потому что к нему применяли физическое насилие.

«Я все жду, - говорит Николай Онуфриевич, - когда же меня обвинят в клевете, докажут, что в моих статьях содержатся измышления и ложь и приговорят к штрафу. Здесь могут влепить такую сумму, что расплатиться я не смогу, даже если продам квартиру и этот дом. Но нет, никто никаких действий не предпринимает, делают вид, что меня не существует в природе».

История несовершеннолетних ребят, обвиненных в убийстве, завершилась, если можно так сказать, вполне благополучно.

Нечаев, 16-летний мальчик. На его лестничной площадке зарезали женщину. Идут трое ребят, соседи. Милиция подходит, говорит: «Ребята, вы отсюда?». «Отсюда». «Поедемте с нами». Они поехали. А родителям говорят: «Вы не беспокойтесь, мы просто в спокойной обстановке, они, наверное, замечают, кто приходил, как». Хорошо. Через двое суток их не выпускают, говорят: не волнуйтесь, сейчас-сейчас, мы их двое суток только подержим… Их держат три месяца. Избивают. Но они не сознаются. Тогда им говорят: «Ребята, мы вас посадим в пресс-хату, и все равно вы будете осуждены за убийство. Мы их найти не можем, но с нас требуют, нам надо процент раскрываемости». Эти мальчики под угрозой вот этого они да, все подписывают. «Мы убивали». Уже все, готовят дело в суд. И тут на счастье попадается честный следователь, который говорит: «А как я жить буду после этого, если трое пацанов 16-летних пойдут в тюрьму?». И он доказывает, что не они убили, и они на свободе. Но у них сломана психика…

Обстоятельства некоторых дел настолько абсурдны, что даже при круговой поруке в системе приднестровского правосудия удается добиться отмены приговора. Николай Онуфриевич рассказывает об истории молодого человека из Паркан, которая произошла несколько лет назад. Егор Стоянов с 19 по 23 мая находился со своей девушкой в Одессе. По возвращении был арестован и обвинен в том, что 21 мая он продал коробку конопли. Следствие длилось 2 года. Алиби Стоянова подтвердила девушка, кроме того, в паспорте стояли отметки о въезде и выезде. Все это не было принято во внимание. Результат ожидаемый: молодой человек признал свою вину. «Парня, - говорит Бучацкий, - обрабатывали бутылкой с водой. Если знать места на теле, по которым нужно бить, то этим вроде бы безобидным предметом можно причинить нестерпимую боль. А видимых повреждений не останется».

Николай Онуфриевич подготовил статью, после которой была подана кассация в Верховный суд. В итоге все обвинения с Егора Стоянова сняли.
А вот громкое дело о педофилии, считает Николай Бучацкий, является не просто примером обычной фальсификации. Правозащитник уверен, что это тот случай, когда наряду с фабрикацией дела просматривается еще и корыстный интерес правоохранителей.

Получил я письмо от Ангелова, он 59-го года. Взрослый мужчина. Работал он на маршрутном такси. К нему попросились четыре девочки: две сестры Рудь и две сестры Волонец. 10-12 лет им. «Дядя, подвези нас, у нас денег нет». «Да садитесь, девочки, подвезу». Второй раз: «Подвезу». И тут он отлучился. Возвращается к себе в маршрутку, ему говорят: девочки выскочили, деньги забрали. Он их встречает: «Девочки, ну зачем вы так поступили? Верните». «Да, да, мы вернем». Но вместо этого его обвиняют в растлении этих четырех девочек. У девочек матери находятся в Москве, отцов у них нет, они грязные, вшивые, худые. И… Ангелов сознается. Каким образом? Да всего-навсего подключают электрический ток к половым органам. И он пишет мне – вот письмо его: «Я вынужден был, невмоготу было». Что я хочу сказать об этих сестрах? Две сестры Рудь, две сестры Волонец. Эти две пары сестер посадили – только я знаю – четверых мужчин за растление. А сколько я не знаю, сколько они посадили? И со сколькими удалось договориться? Я пишу, что это коммерческое предприятие. Девочки идут к дяде зачем-то там, или не идут к нему, просто показывают, милиционеры забирают их, лупят, избивают их и пытают электрическим током, в результате те подписывают все, что им скажут, или идут в тюрьму или платят большие суммы. И эти девочки, которых, по их словам, насилуют каждый день и растлевают каждый день, они оказались девственницами все, их никто не трогал…”

Еще одна история – одновременно и подла, и анекдотична. В одном из сел Рыбницкого района 2 пожилые женщины выращивали в своих огородах мак, который использовали для выпекания булочек для внуков. К одной из них под видом добропорядочного обывателя пришел оперативник и попросил продать мак. «Женщина, - говорит Николай Бучацкий, - удивилась: «Да он еще не созрел, зеленый совсем». Оперативник предложил ей большие деньги, и она согласилась отдать ему все. Да еще и посоветовала обратиться к соседке, которая тоже выращивает мак. Начальству было доложено, что раскрыта сеть наркотрафика, которую держали две наркобаронессы. Женщины получили огромные сроки наказания. Правозащитник рассказал о тех пытках, которые применяются во время следствия.
„Там у них пресс-хаты, где насилуют. Мальчик один, несовершеннолетний, взял и написал в прокуратуру жалобу на следователя. Они ему говорят: «Ты подумай хорошо». «Я хорошо подумал». «Забери заявление». «Не заберу». Они его в хату сунули, насиловали там. Он вышел оттуда, а ему сидеть в тюрьме. Слоник ему, еще десять лет назад, слоник-противогаз, одевают противогаз, эту гофрированную трубку пережимают, человек не выдерживает. Сколько он выдержит? Ну, раз, ну, два. Потом ему уже одевают, он говорит: «Все, все, больше не одевайте, все подпишу». Кроме того, сейчас новая какая-то… Пришел ко мне буквально на днях парень, говорит: знаете, новая пытка – руки вверх пристегивают к батарее. И через час, говорит, все подписывают все что угодно. «Ласточки» тоже используют. Все-все это используется.

«Здесь нет никакой политической подоплеки, - говорит Николай Онуфриевич, - просто иначе они работать не умеют».

Я на большом форуме, на круглом столе обо всем этом рассказываю. Сидят высокопоставленные представители министерства внутренних дел, сидит Калько, уполномоченный по правам человека, который бывший милиционер. Я им говорю, что нельзя так делать, нельзя, вы же уничтожаете, это же терроризм по отношению к населению. Они говорят: «А как вы прикажете вести дела? А как иначе?». Я говорю: «Ну, есть какой-то опыт, изучайте мировой опыт, работайте над этим». «Нет, мы этого ничего не знаем. А как повышать процент раскрываемости? Или вы что, хотите сказать, чтоб снизился процент?!».

Президент республики Шевчук, сам бывший сотрудник правоохранительных органов, тоже считает, что система правопорядка функционирует идеально.

Евгений Васильевич давал пресс-конференцию – он очень редко выходит на пресс-конференции, - его никто не спрашивает, он говорит: «Да вот как обеспечить безопасность на Украине? Я скажу, как обеспечить. Надо обратиться к приднестровским правоохранительным органам. И действительно, у нас вы-со-чай-ший процент раскрываемости, высочайший». Я задаю вопрос, на пресс-конференции одной был, и задаю вопрос Монулу специально, это бывший министр: «Слушайте, этот процент, эта система отчетности – раковая опухоль, она губит людей, что вы делаете?». Министр говорит: «Да, мы немножко намереваемся менять систему отчетности…» У него микрофон вырывает из рук Шевчук: «Ничего не будем делать, только так. Так в России, так и мы будем. И не надо тут. И все. И вы что-то там еще» – просто заткнул мне рот.

Значит, Кузьмичев на 1 мая, это теперешний министр, он так: «Вы болтовней занимаетесь, вы лжедемократы, вы даже не отвечаете за процент раскрываемости преступлений! А я ответственно заявляю, что у нас очень высокий процент раскрываемости». То есть они как помешаны на этом».

«Приднестровье, - говорит Николай Бучацкий, - установило позорный рекорд»
„Приднестровье находится на первом месте в Европе по числу осужденных на 10 тысяч жителей. На втором месте идет Россия и Грузия – 59 человек. А у нас с учетом выехавших – порядка 100-150 тысяч выехали, причем самого активного возраста – у нас выходит 75-80. Но в России и Грузии понимают, что это ненормально. Ну, к примеру, в Финляндии 4,9, в двадцать раз почти меньше, чем у нас. Там понимают, что это ненормально и что-то надо делать. У нас нет, у нас считают: больше, больше, больше надо сажать. И садят, и садят.”

«Ваши статьи, - спрашиваю я Николая Онуфриевича, - помогают людям?». «Нет, - отвечает он, - на них никто не обращает внимания».

Свбодная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Приднестровские диалоги на Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG