Linkuri accesibilitate



Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Отмена визового режима с Европейским Союзом увеличила вдвое число соискателей гражданства Молдовы и биометрических паспортов среди жителей Приднестровья.

„У меня есть паспорт молдавский заграничный, но я бы хотела сделать биометрический – для свободы передвижения”.

Сближение Молдовы с Евросоюзом сблизит и два берега Днестра – убеждена министр иностранных дел Молдовы Наталья Герман.

И… фермеры из молдавских сел левобережья Днестра по-прежнему не могут обрабатывать свои земли.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет моя коллега Юлия Михайлова:

***
Молдавские граждане, обладающие биометрическими паспортами, могут свободно ездить в страны Европейского Союза, начиная с 28 апреля. Это событие было отмечено в столице Греции – стране, которая исполняет мандат председателя Евросоюза. В Афины ездила правительственная делегация Молдовы, в составе которой были студенты и родственники мигрантов. Молдова – первая из стран Восточного партнерства, граждане которой могут попасть без виз в большинство стран Евросоюза, а также в некоторые страны, не являющиеся членами ЕС, такие, как Норвегия, Швейцария и Исландия. Для поездки в Великобританию и Ирландию молдаванам по-прежнему нужны визы. По данным Пограничной полиции, более 1600 молдаван выехали в Евросоюз в первый день безвизового режима.

Отмена визового режима привела к тому, что число приднестровцев, желающих получить гражданство Республики Молдова и биометрический паспорт, практически удвоилось. Об этом, ссылаясь на официальную статистику, сообщил глава кишиневского Бюро по реинтеграции Георге Балан. „По сравнению с предыдущими годами желающих получить молдавские паспорта в два раза больше. В настоящий момент около 300 тысяч граждан из приднестровского региона оформили молдавские паспорта. Обладателей российских паспортов в регионе около 180 тысяч, украинских - примерно 80-90 тысяч”, заявил Георге Бэлан на конференции в Кагуле, посвященной европейской интеграции и приднестровскому урегулированию.

Представитель России на переговорах по приднестровскому урегулированию заявил, что переформатирование миротворческой миссии в Приднестровье может состояться лишь после достижения политических договоренностей между сторонами конфликта. В интервью агентству ИТАР-ТАСС Сергей Губарев сказал, что Москва готова приступить к трансформации этой миссии, но добавил, что мандат миротворческой операции далеко не исчерпан, так как переговоры длятся уже 20 лет, а стороны „не пришли пока ни к каким политических договоренностям”. Губарев подчеркнул, что за 20 лет в Молдове не погиб ни один миротворец, и отметил высокий авторитет, которым пользуются те 300 российских миротворцев „у конфликтующих сторон".

Присоединение Республики Молдова к НАТО может привести к потере Приднестровья и повлиять на стабильность в стране, заявил лидер Демократической партии Молдовы Мариан Лупу в одной из телевизионных передач. Publika.md цитирует слова Лупу о том, что возможное вхождение в НАТО может отдалить нас от жителей гагаузской автономии, поэтому Молдова должна сохранить статус нейтралитета, а в случае опасности просить помощи другой страны или военного блока. По мнению лидера ДПМ, отказ от нейтралитета может быть решен только путем референдума.

В Тирасполе и Бендерах установлены палатки для сбора подписей под обращением к президенту Российской Федерации Владимиру Путину о признании независимости Приднестровья. Инициаторами акции выступают Партия „Возрождение”, возглавляемая лидером тираспольской администрации Евгением Шевчуком, и „Союз русских общин Приднестровья”. Подписи планируется вручить российскому вице-премьеру Дмитрию Рогозину, которого 9 мая ждут на параде в Тирасполе.

9 мая в День победы российский президент Владимир Путин и премьер Дмитрий Медведев посетят Крым после военного парада на Красной Площади в Москве. Как сообщают российские СМИ, Путин посетит базу Черноморского флота в Севастополе. Это будет первый визит российского президента в Крым после аннексии полуострова.

Соединенные Штаты ввели новые санкции в отношении ряда официальных лиц и компаний России. Под санкции попал и Игорь Сечин – человек из ближайшего окружения президента Владимира Путина. В санкционный список включены и 17 российских компаний, поводом для этого послужила „бесспорная”, по мнению Вашингтона, роль Москвы в событиях на Украине. Это третий пакет американских санкций, введенных в ответ на аннексию Крымского полуострова Россией. Следом за Вашингтоном и Брюссель расширил свой санкционный список. В Москве министр иностранных дел России Сергей Лавров подверг критике меры, принятые Соединенными Штатами Америки и Евросоюзом, и заявил, что санкции введены „вопреки здравому смыслу”.

***
Свободная Европа: С 28 апреля, молдавские граждане могут ездить без виз в страны Евросоюза. Это привело к заметному повышению спроса на биометрические паспорта. Как уже прозвучало в новостях, официальная статистика показывает, что в Приднестровье число соискателей молдавского гражданства и биометрических паспортов увеличилось с начала года в два раза. Насколько привлекательным стал молдавский паспорт после отмены визового режима с Европейским Союзом – об этом мы попытались узнать у жителей Тирасполя.

„У меня есть паспорт молдавский заграничный, то есть я бы хотела сделать биометрический. Ну, что? Для свободы передвижения – это раз. Чтоб меньше было всяких препятствий, бумажной волокиты. Это, конечно, хороший шаг, я считаю. Вы знаете, я бы не рассматривала левый-правый берег, я просто говорила о человеке, о возможности передвижения. Все”.

„Если будет возможность куда-то уехать, по каким-то там причинам, например, спортивные соревнования или еще что-то, то вполне возможно это сделать. Хотя бы поехать в Россию, конечно, потому что там очень много всякого интересного, например, в области спорта. Очень много спортивных комплексов, Россия очень богата ими. Ну, я был только в России и в Украине, и все. Я буду преподавателем физкультуры”.

„Нет, я не буду менять гражданство, я останусь при гражданстве Российской Федерации. Ну, у меня дедушка коренной москвич, у меня папа русский, мама русская, поэтому я четко остаюсь приверженкой своей нации. Есть такое понятие, как русская душа; я еще ни разу не слышала выражение европейская душа или американская душа, ну, как-то связаны все духовно. Неважно, молдаване, русские, украинцы – все мы славяне. Весь народ един, в нашем государстве есть три официальных языка, у нас три языка образовании – ни в одной стране я еще не знаю, есть ли такое, и насколько дружно живут разные нации, разные народы в нашем государстве могут, наверное, только позавидовать”.
„Нет, я не хочу молдавского гражданства, и то, что переезжать через границу без визы – я, например, ничего в этом положительного не вижу. Почему? Потому что нас там никто не ждет, в Европе. Никому мы там не нужны. Я думаю, что все-таки Россия ближе, чем Европа. В Европе мы там не нужны и нас там никто не ждет. И на таких условиях, с каким пакетом надо переезжать туда – что ты должен иметь при себе столько валюты, что ты должен иметь прописку, что ты можешь вернуться обратно, и с тем, что у тебя пригласительное письмо должно быть, этот набор документов – я думаю, что нет смысла в Европу. Если у тебя есть деньги, ты и так и так поедешь в Европу”.

„Именно по поводу выезда безвизового, в принципе, да, конечно, интересно это как-то… Просто я столкнулась с тем, что у меня при российском гражданстве в загранпаспорте нет вида на жительство. Я как-то с этим не сталкивалась, мы всегда летали через Украину. Но сейчас не знаю, насколько… может, это слухи просто, что и Украина не будет выпускать теперь без этого вида на жительство, и получается, что мы ни туда, никуда не можем выехать. И вот как вариант – это только делать молдавский паспорт. Даже не столько для того, чтобы выезжать без визы, сколько вообще, как бы выехать мне нужно будет и я не смогу”.

Свободная Европа: Мнения случайных людей, встреченных нашим корреспондентом на улицах Тирасполя. В Кишиневе сближение Молдовы с Евросоюзом рассматривается не только как инструмент модернизации страны, но и как шанс сближения двух берегов Днестра благодаря перспективам, которые открывает евроинтеграция перед всеми гражданами, независимо от того, на каком берегу они проживают. Такую уверенность высказала министр иностранных дел Республики Молдова Наталья Герман в интервью моей коллеге Валентине Урсу.

Свободная Европа: Г-жа Герман, что нужно для того, чтобы евро-оптимистов стало больше?

Наталья Герман: „Процент евро-оптимистов возрастет тогда, когда процесс европейской интеграции принесет максимально ощутимые результаты каждому гражданину. И здесь хотелось бы отметить историческое событие, произошедшее 28 апреля с.г. – вступило в силу решение о либерализации визового режима для граждан Республики Молдова. Каждый из нас был не просто счастлив, но и испытал особую гордость за свою страну, за тот огромный труд, который приложили все, кто вел переговоры, претворяя в жизнь этот процесс, а также за поддержку каждого гражданина – потому что я не верю, что кто-то остался равнодушным.

Наталья Герман

Наталья Герман

Мне кажется, что Республика Молдова, наконец, вернулась, по-настоящему и безвозвратно, в нормальное русло в столь важной для каждого из нас области, такой как высокая мобильность граждан в европейском пространстве. Молдаване обрели не только возможность безвизовых поездок, но и чувство собственного достоинства – чувство достоинства нас как народа и каждого из нас как гражданина этой страны… И когда мы можем свободно выбирать, куда и когда нам ехать, когда нет никаких искусственно воздвигнутых препятствий на пути – тогда мы чувствуем себя по-настоящему свободными людьми”.

Свободная Европа: Г-жа Герман, процесс евроинтеграции может придать более конструктивный характер диалогу между Кишиневом и Тирасполем?

Наталья Герман: „Бесспорно. Преимущества процесса европейской интеграции Республики Молдова действительны для всех граждан страны, независимо от места их проживания. В последнее время отмечается повышенный спрос на молдавские паспорта со стороны населения левобережья Днестра, поскольку живущие там граждане увидели ощутимые, конкретные результаты для каждого из них и, возможно, впервые поверили в успех процесса европейской интеграции”.

Свободная Европа: В политическом диалоге между Кишиневом и Тирасполем эта тема – евроинтеграции – является основополагающей?

Наталья Герман: „Мне кажется, что отношение и реакция рядовых граждан, жителей Приднестровья должны стать основным элементом, который, по идее и по логике вещей, должен мотивировать и политическое руководство региона в том, что касается продолжения политического диалога. Тем, кто не хочет или не может прислушаться к пожеланиям граждан, для которых, по идее, они должны работать, нельзя доверить руководство и нельзя доверить продолжение этого процесса. В таком случае процесс будет идти ради процесса, без достижения конкретных результатов для людей, которые ждут этих результатов.

Вид на Тирасполь

Вид на Тирасполь

Разумеется, нужно продолжать работу для того, чтобы сделать Республику Молдова, в частности, правый берег Днестра еще более привлекательным в глазах жителей Левобережья. И все, что мы делаем совместно с ЕС, направлено именно на модернизацию, преобразование и развитие всей страны. Целый ряд проектов, финансируемых Евросоюзом, уже претворен в жизнь, не один километр национальных дорог отремонтирован. И эта работа продолжится. Отремонтированы мосты, профинансированы социальные проекты для граждан, проживающих в различных районах Республики Молдова. И еще один немаловажный момент: после 2009 года Республика Молдова стала поистине демократической страной, поистине свободной страной, где соблюдаются основные права и свободы каждого гражданина, где люди не подвергаются дискриминации по тем или иным критериям, где СМИ являются свободными и независимыми.

Возможно, мы и не осознаем, что это огромное достижение нашего общества, настолько естественно для нас это чувство свободы, свободы в действиях, в выражении мнения, в образе мышления. Но, если сравнить с тем, что было раньше, до 2009 года, или с тем, что есть сегодня, к примеру, в других странах Восточного партнерства, сравнение несомненно окажется в пользу Республики Молдова”.

Свободная Европа: Министр иностранных дел Республики Молдова Наталья Герман отвечала на вопросы Валентины Урсу.

***

Свободная Европа: Между тем, на левом берегу Днестра, при поддержке органов власти, организован сбор подписей под обращением к президенту России Владимиру Путину с просьбой признать независимость Приднестровья. Кампания развернулась после недавнего призыва Верховного совета Приднестровья к России и международному сообществу о признании региона. Призыв этот не является первым и единственным за последние два десятилетия. Насколько эффективной может оказаться эта акция – Свободная Европа поинтересовалась у жителей Тирасполя и Бендер.

„Я думаю, это эффективная акция. Очень хорошая, очень правильная. Очень вовремя. Надо ее было провести и, наверное, пришел момент для проведения”.

Считаю, что… Смысл делать одно и то же, когда уже то же самое сделали и результата не получили. Я говорю о том, что референдум уже про Россию проходил, и более 50 процентов проголосовало „за”. И нас не признали. Смысла этого всего? Еще раз уверить себя, что – вот, мы все хотим? Но нас не пустят. Зачем?”.

„Ну, мне, по сути, все равно. Конечно, хотелось бы в Европу больше, чем в Россию на самом деле. По крайней мере, было бы проще путешествовать. Ну, я со своей колокольни опять же рассматриваю, но мне вот так больше понравилось бы. Поэтому я не голосую. Но все это не будет иметь толк, если люди останутся с теми же мыслями. Людям главное менять мысли, тогда будет и жизнь меняться. А люди пытаются внешне что-то изменить и таким образом поменять мир. Не получится. Нужна внутренняя работа”.

„Конечно, я поставлю свою подпись: я за то, чтобы Приднестровье присоединилось к России. Да, я обязательно завтра пойду и сделаю это. Сегодня, к сожалению, не сделала, ну… Я думаю, что это приведет к изменениям, и очень хорошим для Приднестровья. Поэтому стоит сделать такой шаг – присоединиться к России”.

„В связи с такими вот движениями в Украине не очень-то приятными, я думаю, что это очень актуально на сегодняшний день, и оно принесет свои плоды. Потому что люди… наверное, уже назрела ситуация.”

„Я несколько раз проходила мимо их палаток, и каждый раз, проходя, понимала, что я хочу участвовать в этом, я хочу подписать, потому что это, так или иначе, может повлиять на дальнейшую судьбу. Я не знаю, насколько это поможет, но у нас всегда надежда есть, и в такую трудную минуту, когда весь мир, Америка и Европа, против России, против действий Путина, я считаю, что это будет очень уместно и, может быть, даже патриотично с нашей стороны – показать, выразить свое мнение и поддержать Путина. Потому что мы, я считаю, что большинство населения Приднестровья за его политику”.

***

Свободная Европа: О либерализации виз, требовании признать Приднестровье и других важных событиях минувшей недели моя коллега Лина Грыу беседовала с политологом из Тирасполя Андреем Сафоновым, которого спросила для начала, как восприняли в Тирасполе новость о том, что молдавские граждане уже могут ездить без виз в Евросоюз, и может ли этот факт повысить привлекательность Республики Молдова в глазах приднестровцев?
Андрей Сафонов

Андрей Сафонов

Андрей Сафонов: В Приднестровье отнеслись к либерализации визового режима предельно прагматично, как они, собственно говоря, жители Приднестровья и относятся все эти 24 года нерешенных политических проблем с Кишиневом. То есть, очевидно, что, конечно же, биометрические паспорта – это способ решения тех или иных проблем. Конечно, притягательность такого паспорта усилилась бы еще больше, если бы была возможность работать на территории Евросоюза, но, конечно же, и в этом случае, который сейчас доминирует, тоже неплохо.

Говорить о том, что политические симпатии приднестровцев качнутся в другую сторону от тех, что сейчас есть, то есть от пророссийского и евразийского проекта интеграции в целом, преждевременно, потому как Россия и в целом евразийский проект в ПМР рассматриваются как гарантия физической, политической и экономической безопасности и как гарантия существования приднестровского государства, пусть и непризнанного, в целом.

Но в то же время, все прекрасно понимают и другое. Российская Федерация безусловно заинтересована как в упрочении своего влияния в Приднестровье, так и в распространении этого влияния на всей территории бывшей советской Молдавии. Поэтому надо ожидать то, что Россия будет более активно участвовать в молдавской политической жизни, и эта активность будет нарастать приблизительно к концу осени, когда в Молдове должны состояться парламентские выборы. Если Москве удастся каким-то образом повлиять на дальнейший внешнеполитический курс Кишинева в лице его новых властей, либо наоборот, проевропейский курс полностью сохранится, ну, я думаю, что от этого во многом зависит и тактика действий Москвы в отношении того же Приднестровья. Если станет ясно, что назад от евроинтеграции пути нет, то, конечно же, помощь Приднестровью и вероятность признания его независимости усилятся.

Свободная Европа: На прошлой неделе в Приднестровье начался сбор подписей под обращением к президенту России Владимиру Путину о признании независимости Приднестровья и его присоединении к России. Но из появившейся в прессе информации вытекает, что не слишком много желающих подписать это обращение. Как это объяснить?

Андрей Сафонов: Здесь проблема не в количестве подписей, которое является большим или маленьким, а дело в том, что на сегодняшний день в Приднестровье базируются на референдуме 2006 года, который ранее был уже объявлен. Поэтому любой сбор подписей, который сейчас проходит, он не вносит что-либо новое, скорее всего, идет сейчас попытка напомнить о существующей проблеме на фоне происходящего на Украине.

Конечно, Приднестровье, насколько можно судить, не вмешивается в то, что там происходит, поскольку страна огромная и она непосредственно граничит с Приднестровьем. Но, тем не менее, напомнить Москве о том, что пришло время более активно учитывать пожелания ее союзников, пусть даже и непризнанных, по всей видимости, руководство Приднестровья считает, что такой момент наступил.
Свободная Европа: Г-н Сафонов, все западные партнеры говорят, что требования Приднестровья невыполнимы, так как регион является частью Республики Молдова. Насколько реален, по вашему мнению, в сложившейся ситуации вариант, при котором Москва, несмотря ни на что, признает независимость Приднестровья?

Андрей Сафонов: Мне кажется, что сейчас говорить об этом немножко рано, до того момента, как определится ситуация на востоке и юге Украины.

Как там пойдет дело сказать пока очень сложно, но есть один важный фактор, на который, мне кажется, следует обратить внимание. На сегодняшний день Приднестровье держит паузу, как я уже говорил, не вмешиваясь напрямую в украинское противостояние. Это означает, что оно сохраняет себе свободу действий и обеспечивает как добрые отношения со стороны Москвы, так и сравнительную хотя бы лояльность нынешней киевской власти – по крайней мере, не дает повода для каких-либо санкций. А это значит, что все решения, которые будут дальше приниматься навстречу Тирасполю, они падают не на какую-то враждебную почву, а на почву более спокойную. Поэтому сейчас говорить категорически, что тот или иной вариант не может осуществиться или, наоборот, он предопределен, пока нельзя еще.

Приднестровцы просто-напросто, мне кажется, сейчас взяли курс на, с одной стороны, выжидание, а с другой – на работу с Москвой напрямую, то есть по линии тех или иных министерств и ведомств: по финансовой помощи, по гуманитарной помощи, по вложениям в агропромышленный сектор и так далее и так далее. Это сейчас даже для приднестровской экономики и социальной сферы важнее, чем акт о признании независимости на международной арене.

Свободная Европа: Вопрос, который волнует как Кишинев, так и Запад: не вмешается ли группа российских войск, дислоцированная в Приднестровье, в противостояние между Киевом и Москвой? В прессе появляются различные сценарии, в том числе о том, что военные подразделения из Тирасполя могут оказаться в Одессе или Кишиневе. Считаете ли вы, что со стороны российских войск исходит какая-то угроза дестабилизации ситуации в регионе?

Андрей Сафонов: Мне кажется, в этом содержится элемент запугивания, которым некоторые эксперты и политики сами себя накручивают.

Во-первых, в Приднестровье менее полутора тысяч военнослужащих, часть из которых это контрактники, часть вольнонаемные, женщины-прапорщики. Это не тот контингент, с которым можно проворачивать ударную операцию. Если в Крыму находилось примерно – как показывали подсчеты – до 16 тысяч российских военнослужащих, то это, конечно, что-то представляло из себя с точки зрения боевой единицы. Ну, Приднестровье, помимо всего прочего, нет смысла каким-то образом использовать для подобного рода наступления, поскольку от приднестровской границы до той же Одессы порядка ста километров. Если уже в России захотели бы устроить какую-то десантную операцию, то гораздо проще сделать это с моря или с воздуха. А гнать по дорогам, начиная от Тирасполя до Кучурган и далее на Одессу в том направлении просто нерационально, не имеет смысла и требует гораздо больше войск.

Я полагаю, что на фоне заявлений молдавских представителей о том, что им не известно ничего, что бы показывало какие-то враждебные намерения со стороны Приднестровья или российских войск, которые в нем расквартированы, мне кажется, что здесь просто-напросто будет использована тактика выжидания – и со стороны Кишинева, и со стороны Тирасполя. Потому что, когда сражаются гиганты, маленьким боксерам нет смысла вступать в такой поединок.
Пост миротворцев в Вадул луй Водэ

Пост миротворцев в Вадул луй Водэ

Свободная Европа: В Тирасполе на прошлой неделе отмечалось 20-летие начала переговорного процесса по урегулированию приднестровского конфликта. Каким вам видится будущее этого процесса?

Андрей Сафонов: Я считаю, что на фоне украинских событий, которые сейчас разворачиваются, исключение военной, силовой составляющей – это уже огромное достижение, и с этой точки зрения переговоры Кишинева и Тирасполя в самых разных форматах свою роль, конечно же, сыграли. Другой вопрос, что не удалось выйти на подписание всеобъемлющего политического соглашения, но это зависит тоже уже не только от Молдовы и Приднестровья. Ведь не будем забывать, что сейчас решается не только вопрос о том, в чем каждая из сторон могла бы, скажем, пойти на уступки, а в чем сохранить свои позиции. Речь идет о пребывании в той или иной геополитической сфере влияния: с одной стороны, это Евросоюз, и Соединенные Штаты, с другой стороны, это евразийский интеграционный проект, где ядром выступает Российская Федерация. То есть, от Приднестровья и Молдовы требуется принять кардинальное политическое решение, которое определит судьбу обоих регионов, очевидно, на несколько десятилетий вперед.

Так что, я думаю, этот момент еще не будет решен, но с точки зрения мониторинга ситуации в Зоне безопасности, механизма развода войск, исключения провокаций – с этой точки зрения переговорный процесс сыграл свою позитивную роль и продолжает ее играть.

Свободная Европа: Кстати, о Зоне безопасности и развернутой там миротворческой миссии. Эксперты IDIS Viitorul представили результаты исследования, в котором отмечается необходимость реформатирования этой миссии и ее замены на гражданскую под международным мандатом. Насколько реальной вам представляется эта идея?
Андрей Сафонов: Я думаю, что в данном контексте, который наступил примерно уже три-четыре месяца, и это опять-таки связано с украинской ситуацией, Тирасполь, конечно же, намертво заблокирует такие предложения, как это было, собственно говоря, и до сих пор, ну а Москва, очевидно, поддержит приднестровскую позицию в этом плане. И в Приднестровье, и в Молдове многие политики и общественные деятели опасаются того, что гражданская миссия не может эффективно контролировать ситуацию в Зоне безопасности и, в частности, нахождение там тех или иных военных и военизированных формирований.

Мне кажется, что внимание сейчас от этого отвлечено украинскими событиями, и я специально об этом сказал, потому что очевидно – это все потребует от Киева формулировать какой-то новый подход к тому, что происходит между Молдовой и Приднестровьем.

Свободная Европа: Осенью этого года Республика Молдова получит режим свободной торговли с Евросоюзом. Тирасполь не желает присоединиться к этому Соглашению, но, с другой стороны, цифры показывают, что экспорт в значительной степени ориентирован на ЕС. Это значит, что приднестровские предприятия не смогут осуществлять экспорт на европейский рынок в преференциальном режиме и будут нести убытки. Какой вы видите выход из этой ситуации?

Андрей Сафонов: Я думаю, что эта ситуация стала следствием определенного баланса сил между европейскими структурами и Российской Федерации. С одной стороны, в 2006 году, когда при значительной роли Евросоюза Украина пошла на то, чтобы приднестровский экспорт выходил из ПМР в сопровождении молдавских сертификационных документов, и это вынуждало приднестровских производителей переориентировать многие свои контракты с востока на запад.

Но теперь, когда роль Российской Федерации усиливается и в Украине, по крайней мере, в ее восточных и южных областях, очевидно, что Россия будет прилагать усилия по, насколько это, конечно, возможно, переориентации обратно с запада на восток приднестровских экспортеров.

Так что мне кажется, что, с одной стороны, Приднестровье предложит по-прежнему Евросоюзу выработать какой-то компромиссный механизм взаимной торговли, но официально вступать как в зону торговли, так и в ассоциативные отношения с Евросоюзом Тирасполь не станет.

Свободная Европа: На прошлой неделе тираспольскому лицею с преподаванием на румынском языке вернули печать и другое имущество, конфискованное два месяца назад, когда директора лицея задержала приднестровская милиция. Как вы думаете, можно считать вопрос решенным, или же следует ждать очередного обострения, возможно, осенью, когда начинается новый учебный год?

Андрей Сафонов: Мне кажется, сейчас стороны не знают еще, ни Кишинев, ни Тирасполь, как будет ситуация развиваться осенью. Да, собственно говоря, пока они не знают даже, что будет через месяц-два. Мне кажется, что ситуация с возвратом печати, наверное, это все-таки позитивный компромиссный шаг, ведь, как мы помним, первоначально Кишинев и Тирасполь всегда в моменты обострения отношений действовали, имея в виду ситуацию вокруг этих школ, находившихся под кишиневской юрисдикцией. Потом, когда делались навстречу друг другу кое-какие взаимоприемлемые шаги, внимание к этим школам, к счастью, ослабевало, и получали дети и учителя возможность более или менее нормально работать.

Я не знаю, как будет сейчас, но то, что уже исключены из взаимного противостояния учебные заведения, это, безусловно, позитивный момент.

Более того, я думаю, что если отношения Кишинев-Тирасполь снова обострятся – конечно, не хотелось бы этого, но кто его знает, как пойдет дело дальше – то тогда уже внимание будет приковано не столько к учебным заведениям или к каким-то общественным организациям, сколько к тому, что имеет экономическую основу. Это экспорт, это импорт, который ввозится в ПМР пока без сопроводительных молдавских документов, это, возможно, ситуация в зоне безопасности, это, возможно, попытка повлиять на Украину… Так что, мне кажется, противоречия станут более глобальными, и ситуация с учебными заведениями отойдет на второй план…

Свободная Европа: С политологом из Тирасполя Андреем Сафоновым беседовала Лина Грыу.

***
Свободная Европа: Переговоры между политическими представителями Кишинева и Тирасполя Еудженом Карповым и Ниной Штански проходят трудно в последнее время, а одна из самых больных тем касается земельных угодий, принадлежащих фермерам из молдавских сел, расположенных на левом берегу Днестра. На дворе уже май, а земли остаются необработанными, так как тираспольская администрация не разрешает аграриям возделывать участки и не признает соглашение 2006 года, в соответствии с которым тогдашний лидер Игорь Смирнов дал свое согласие. Однако это не исключало периодического возникновения проблема у фермеров. Сегодня Тирасполь не признает их права собственности на эти земли и заставляет крестьян регистрироваться в Дубоссарах и арендовать собственные земли. О трудностях, с которыми сталкиваются фермеры, Валентина Урсу беседует со Штефаном Дригой из села Моловата, владельцем земельного участка площадью свыше 100 гектаров, расположенных за трассой Дубоссары-Тирасполь. Моя коллега Валентина Урсу спросила для начала, чем объясняется обострение проблемы земельных участков каждую весну?

Штефан Дрига: „Не хотят ее решить. Не хотят, чтобы Молдова была единой страной. Мы здесь как разменная монета. Если возникают проблемы между Тирасполем и Кишиневом, у Тирасполя испытанный рычаг – закрыть нам трассу. В 2005 году мы пожаловались в ЕСПЧ. Это наши фундаментальные права, которые нарушаются: право на частную собственность, право на труд. И никто не хочет решить”.

Свободная Европа: Сейчас вы обработали землю?

Штефан Дрига: „Agro-Tiras”, хозяйство, которое я возглавляю, владеет 400 гектарами земли по ту сторону трассы, из которых засеяны 220”.

Свободная Европа: А остальные?

Штефан Дрига: „180 гектаров вспаханы, подготовлены. Я тоже участвовал в переговорах, сказал г-же Штански: „Официально, у нас нет никакой бумаги, как у экономических агентов, насчет обработки земли”. Официально нам никто ничего не запрещал, выгнали тракториста с поля – и все. В августе мы вспахали, в сентябре засеяли поле, и никто нам не запрещал, говорили – работайте, все хорошо. Сегодня, когда нам запрещают, дайте официальный документ, чтобы я смог обратиться в суд. Г-н Шевчук говорит о „цивилизованном разводе”. При цивилизованном разводе муж или жена платит и алименты, и дается полгода на размышление. Поступайте и сейчас так же – дайте завершить год. Тогда, может, и помирятся, снова полюбят друг друга. Почему поступают нецивилизованно? Почему так?”

Свободная Европа: И ваш ответ?
Штефан Дрига

Штефан Дрига

Штефан Дрига: „Это шантаж Республики Молдова. Да, есть проблемы, в том числе экономические, но сегодня село Моловата-Ноуэ развивается намного лучше, чем села Приднестровья: построен водопровод на восемь миллионов, отремонтированы Дом культуры, мэрия, детсад, ведутся социальные работы”.

Свободная Европа: Тем не менее, многие носят в кармане по два паспорта...

Штефан Дрига: „Да, носят, по экономическим причинам. Это просто издевательство над людьми. Во-первых, они вынуждены становиться на учет в Дубоссарах, и у них столько проблем… Поэтому, так как сегодня появилась возможность ездить по молдавскому паспорту в Евросоюз, в Дубоссарах образовалась огромная очередь на получение биометрического паспорта. Люди не смотрят на политику, они решают свои собственные интересы”.

Свободная Европа: В условиях, когда приднестровский лидер Евгений Шевчук настаивает на „цивилизованном разводе” с Кишиневом и требует признания Приднестровья, есть ли шанс на объединение Молдовы? Как вы считаете?

Штефан Дрига: „Мнение Шевчука - не мнение большинства жителей Приднестровья. Мы тоже живем на левом берегу Днестра, мы приднестровцы, нас двадцать с лишним тысяч жителей, десять сел, которые принадлежат Республике Молдова, а они нас игнорируют, словно нас и не существует вовсе. Они выражают свое собственное мнение, но во всех селах левобережья Днестра, практически, есть молдаване, у них молдавское гражданство, есть близкие и родные на правом берегу. Как можно говорить о российском анклаве здесь, когда с одной стороны находится Украина, а с другой – Молдова? Это полнейший бред. Я думаю, что этого не будет никогда. Это желание 50 руководителей Приднестровья, но не рядовых граждан”.

Свободная Европа: И эта поддержка, которая идет из России, поощряет тираспольскую администрацию?

Штефан Дрига: „Вот именно – тираспольскую администрацию, но не нас, рядовых граждан. И эта поддержка возвращается так называемым откатом назад в Россию, это отмывание денег, не более того. Поезжайте в любое село, Гармацкое или Цыбулевку, в села Дубоссарского района – Дойбань, Дубэу, Койково, которые словно застыли и никак не развиваются, и увидите, что там творится. Куда уходят деньги, почему нет денег? Бюджет меньше нашего. Зато политика большая”.

Свободная Европа: Это населенные пункты, подведомственные Тирасполю?

Штефан Дрига: „Да. Между тем, как развиваются наши села, которые подчиняются Кишиневу, и как развиваются села, находящиеся под юрисдикцией Тирасполя, большая разница”.

Свободная Европа: Европейская интеграция обсуждается? Или больше разговоров об интеграции в Таможенный союз?
Штефан Дрига: „Если беседуешь с гражданином, который смотрит канал ОРТ, и беседуешь с гражданином, у которого есть Интернет – разница большая. Пропаганда, которая ведется сегодня на ОРТ, очень сильно вводит людей в заблуждение”.

Свободная Европа: И люди как отличают правду ото лжи?

Штефан Дрига: „Не всегда отличают. Во-первых, если взять в качестве примера наше село Моловата-Ноуэ, мы не можем смотреть Moldova-1, Jurnal TV и другие отечественные каналы, потому что сигнал очень слаб. Поэтому Молдова должна сделать все возможное для того, чтобы подведомственные ей села имели возможность смотреть все молдавские программы. Тогда будет другое мировоззрение, восприятие. А ОРТ и остальные российские каналы ведут другую политику. Тираспольский „Шериф” ретранслирует 50 российских каналов и ни одного молдавского”.

Свободная Европа: Сближение Молдовы с ЕС, как вы полагаете, может способствовать модернизации страны?

Штефан Дрига: „Да. Помните 1992 год, когда мы ездили в Румынию – мы были богатые, они – бедные. А сейчас сравните и посмотрите, какие у кого дороги и как они развивались. Если тогда они были на десять лет позади нас, то сегодня мы отстаем на целых двадцать лет по развитию. Таково мое мнение”.

Свободная Европа: Но никто не придет решать твои проблемы, если сам не возьмешься...

Штефан Дрига: „Никто не придет. Сегодня у нас самая большая проблема – инфраструктура. Простой человек не видит, чтоб создавались новые рабочие места. Долг правительства подумать над тем, какие условия обеспечить для привлечения инвесторов, которые пришли бы и создали рабочие места, чтобы люди не ездили на заработки в Санкт-Петербург или Москву, а оставались дома. Поэтому государство должно создавать рабочие места. Как сделать это? Пусть думают, они специалисты. Я и все жители Моловата-Ноуэ голосовали, мы имеем все права, наравне с остальными. Я требую, чтобы и мои права уважали. Гарантом страны является президент, правительство. Пусть они приедут, посмотрят и решат проблемы. Мы пользуемся такими же правами, что и остальные жители Республики Молдова”.
Свободная Европа: Люди пойдут на выборы?

Штефан Дрига: „Конечно, пойдут. Мы – Республика Молдова, почему вы задаете такие вопросы?”

Свободная Европа: Ситуацию на Украине обсуждаете?

Штефан Дрига: „Сочувствуем им.”

Свободная Европа: Это заставляет призадуматься, пугает?

Штефан Дрига: „Пугает, конечно”.

Свободная Европа: Почему?

Штефан Дрига: „Если противостояние дойдет до Одессы, до Тирасполя, что нам делать? Неизвестно, как и что будет. Естественно, это все беспокоит. Мы соседи и оставаться равнодушными не можем. Говорим и с жителями Дубоссар, этническими украинцами, и они тоже встревожены. В 92-м году мы пережили такую же ситуацию, они не поняли нас, называли румынами. Сейчас и они увидели, что такое сепаратизм”.

Свободная Европа: Сепаратизм излечим?

Штефан Дрига: „Нет. Не знаю, как могли бы Евросоюз и Америка убедить Путина. Не мы решаем все эти вопросы. Нам сегодня надо работать, поднимать экономику, строить жизнь, хорошую жизнь”.

Свободная Европа: Там, где есть процветание, нет места вражде...

Штефан Дрига: „Люди ничего не требуют. Вражды между селами молдавской юрисдикции и Дубоссарами нет. Нет антагонизма. Мы встречаемся, помогаем друг другу, многие сочувствуют нам за то, что сегодня нас пытаются лишить частной собственности. Люди прекрасно понимают, что есть руководство, которое занимается политикой”.

Свободная Европа: Помню слова г-жи Штански, политического представителя Тирасполя, о том, что никто не будет мешать вам обрабатывать свои земельные наделы…
Штефан Дрига: „Каким образом? Если тракториста, который работал на поле, предупредили, что в следующий раз его арестуют. Кроме того, она говорит: „Да, пожалуйста, идите работайте, но прежде заключите договор аренды с Дубоссарской администрацией”. Я не могу отдать свою частную собственность кому-то. В любой стране частная собственность – дело святое. Почему Приднестровье не признает нашу частную собственность? В 1931 году мой дед был жителем Дуббосар и у него было много земли, но его депортировали в Архангельск, потом убили в 1937 году в Тирасполе, а отец вместе с сестрами был депортирован в 1933 году в Сибирь. Прошло 80 лет и вот история повторяется: землю отняли, осталось только сослать нас куда подальше… Будь у Приднестровья своя Сибирь, мы бы уже были там… А мы говорим о цивилизованных отношениях…”.

Свободная Европа: Пасхальные праздники несут свет в дома, в сердца людей?

Штефан Дрига: „Конечно. Мы православные христиане, ходим в церковь. Тем более, дождь вот прошел. Я знаю, что Бог есть, и он о нас заботится, без его воли ничего не свершится. И верю, что все будет хорошо”.

Свободная Европа: Валентина Урсу беседовала с фермером Штефаном Дригой из села Моловата.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Приднестровские диалоги на Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG