Linkuri accesibilitate

Генерал Круглого стола


Войцех Ярузельский на фоне снимка одного из заседаний исторического Круглого стола с "Солидарностью"

Войцех Ярузельский на фоне снимка одного из заседаний исторического Круглого стола с "Солидарностью"

Умер Войцех Ярузельский, многолетний лидер ПНР, а затем в 1989–90 годах первый президент новой Польши

Военное положение в ПНР в декабре 1981 года, комендантский час, аресты лидеров и активистов “Солидарности”, смерть около 100 человек – все это в памяти поляков связано с личностью генерала Войцеха Ярузельского, как и Круглый стол с лидерами “Солидарности” в феврале – апреле 1989 года, приведший в итоге к демократическим реформам в Польше.

Гражданки и граждане Польской народной республики. Обращаюсь к вам как солдат и как руководитель польского правительства. Обращаюсь к вам по вопросу, имеющему наивысшее значение. Наша родина находится на краю пропасти. Старания многих поколений возрожденный из руин польский дом теперь разрушается. Государственные структуры перестают работать. Слабая экономика ежедневно ощущает новые удары. Жить становится все тяжелее...” – эта речь Войцеха Ярузельского в декабре 1981 года, в которой он заявил о введени военного положения в ПНР, до сих пор более всего ассоциируется с фигурой генерала.

Те, кто приходили к власти в Польше после Ярузельского, сегодня признают, что их политическая судьба обусловлена тем, что сделал или не сделал в свое время самый известный генерал страны.

Бывший президент Польши Александр Квасьневский считает Ярузельского одним из наиболее выдающихся польских политиков второй половины ХХ века:

– Круглый стол (продолжавшиеся два месяца переговоры между властями ПНР и оппозиционным профсоюзом "Солидарность" в 1989 г. – РС.) был результатом огромной мудрости Войцеха Ярузельского. Это человек, который ввел в Польше военное положение, но позже понял, что нужно искать выход, что без согласия с противниками, с Круглый стол оппозиции и руководства ПНР

Круглый стол оппозиции и руководства ПНР

“Солидарностью” найти такой выход нельзя. Он нашел в себе мужество и, рискуя, конечно, своей биографией, карьерой, предложил организовать Круглый стол, который должен был стать формой мирного, ненасильственного, но одновременно последовательного перехода от недемократической системы к демократической. По моему мнению, за это Ярузельский заслуживает Нобелевской премии мира. Он совершил то, что потом стало примером для других стран – Южной Африки, например, где искали разрешения многолетних, жестких конфликтов мирным путем. Я должен признаться, что ни у кого не было сомнений, что Круглый стол для нас означает лишение власти.

Бывший лидер “Солидарности” и бывший президент Польши Лех Валенса в интервью Радио Свобода так оценил Войцеха Ярузельского:

– Знаете, речь идет о поколении страшного времени. Времен предательства, когда Запад нас предал в 1939 году, а в 1945-м нас отдали в сферу советского влияния. Поэтому если бы я хотел разобраться со всеми, то нужно было начинать с того времени – почему нас предали, чего это предательство стоило. В связи с этим я считаю иначе: политики после победы должны заняться политикой, а поиском виноватых в свободной стране должны заниматься соответствующие службы. Я даже понимаю то поколение. Я проиграл не одну битву с генералом Ярузельским, у меня к нему множество претензий, но вобщем войну-то я выиграл, и пусть остальным займется демократия и государственные службы, которые для этого созданы. Не политики и не Лех Валенса. Я могу создать условия, представить свое мнение, но не в этом состоит основная задача политиков.

Так был ли все же Войцех Ярузельский польским патриотом? Известный журналист и редактор “Газеты Польской” Томаш Сакевич считает, что нет:

Он сделал то, что приказала Москва, – ввел военное положение, но, к счастью это был военный, который не имел смелости полностью уничтожить “Солидарность”
– Ярузельский верил в большевицкую идеологию и был привязан к СССР, действовал в советских интересах, так что это был советский патриот. И я не знаю, в чем проявлялся его польский патриотизм. Может, даже это и не был советский патриот, а обыкновенный карьерист, к тому же не очень смелый. Храбрым он был лишь тогда, когда за ним была сила, но и так всегда оглядывался. Хотя, возможно, его деятельность уберегла Польшу от кровопролития в 1981 году. То есть он сделал то, что приказала Москва, – ввел военное положение, но, к счастью это был военный, который не имел смелости полностью уничтожить “Солидарность”. Если говорить о Ярузельском как о политике, то он был полностью заложником решений, которые принимались в Москве. Нужно также помнить об антисемитском фрагменте его биографии. В 1968 году он принимал активное участие в антисемитских чистках – в армии эти чистки имели гораздо более широкие масштабы, чем в политбюро или в других сферах.

То, что Войцех Ярузельский согласился на проведение Круглого стола, Томаш Сакевич также не считает проявлением патриотизма генерала:

– Москва уже тогда искала людей, из которых можно было создать часть оппозиции, как у себя, так и в Польше. Ярузельский не мог догнать Горбачева, но выполнял приказы русских, создавая определенное поле для согласия. Кончено, не все можно было контролировать и поэтому соглашения Круглого стола в определенный момент перестали иметь значение. Ярузельский, однако, смог создать систему, которая позволяла некоторым товарищам неплохо устроиться. Например, военным – роль старых генералов была существенной и после 1989 года, военные спецслужбы до сих пор влияют на нашу жизнь. Ну и следует добавить, что огромное влияние, которое до наших дней Москва имеет в Польше, – это следствие трансформации Ярузельского.

Судебные процессы в отношении авторов военного положения, в том числе Войцеха Ярузельского, продолжались многие годы, однако генерала так и не осудили. Почему?

В последние годы жизни Войцех Ярузельский был серьезно болен

В последние годы жизни Войцех Ярузельский был серьезно болен

– Не осудили, потому что у него были влиятельные защитники, он создал систему, которая позволяла твердо защищать его интересы и его людей. Ярузельский имел влияние в судебной системе, в политической, экономической системах, в спецслужбах. И этого было достаточно для того, чтобы затягивать судебные процессы. Если бы его судили в нормальных условиях, то генерал давно бы был в тюрьме и там бы и умер.

Как вы думаете, будущие поколения оценят лучше генерала Ярузельского, чем его современники?

– Я в это не верю. Если Польша будет идти демократическим путем и будет независимой, то доминирующей будет роль историков и журналистов, которые говорят правду. Популярность Ярузельского уже сейчас уменьшается, и я надеюсь, что он займет почетное место среди предателей.
XS
SM
MD
LG