Linkuri accesibilitate



20-21 мая президент России Владимир Путин нанес официальный визит в Китайскую Народную Республику, где в Шанхае проходил саммит Совета по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Российский лидер провел встречи с председателем КНР Си Цзиньпином, президентами Монголии, Ирана и Афганистана.

Главным событием стал внушительный пакет соглашений и договоров, которые подписали Россия и Китай. Но главным среди главных, конечно, был газовый договор, который рождался 10 лет в тяжелейших переговорах (лично Путин назвал китайских партнеров «трудными переговорщиками»). Еще 20 мая было объявлено, что соглашение срывается – мол, стороны так и не пришли к общему знаменателю и продолжат обсуждение; но уже 21 мая информагентства дали срочную новость – контракт подписан.

Согласно договоренности, Россия начнет с 2018 года поставлять китайцам 38 млрд. кубометров газа в год. Срок – 30 лет. Стоимость тысячи кубометров не называется, но известно, что Россия намерена выручить за весь период контракта не менее 400 млрд. долларов. Известно также, что для реализации контракта Россия построит на китайские же кредиты мощный трубопровод с говорящим названием «Сила Сибири» протяженностью 4 тыс. км и стоимостью 70 млрд. долларов.

Помимо прямой финансовой выгоды от столь масштабного контракта, Россия получит возможность наконец-то приступить к полноценному обустройству Восточной Сибири и Дальнего Востока. Все годы существования независимой Российской Федерации чиновники и эксперты не уставали повторять, что колоссальные земли на Востоке будто бы не нужны России, что средств на полноценное освоение и благоустройство недостаточно, что тихоокеанский регион РФ во всех смыслах оторван от Москвы и живет своей жизнью.

Как говорят экономисты, газовый контракт с Китаем может убить даже не двух, а больше зайцев. Во-первых, предельная мощность газопровода составит 61 млрд. кубометров в год, из которых китайцы будут брать изначально лишь 38 млрд., то есть остальное можно будет направить на газификацию районов Сибири и Дальнего Востока. Во-вторых, планируется создание ряда побочных производств, например, заводов по производству полимеров, гелия, других газохимических предприятий. В-третьих, реализация столь масштабных проектов будет означать создание тысяч рабочих мест, выгодные заказы российским предприятиям на производство труб, машиностроительного оборудования, комплектующих, транспортных средств и т.д.

Но это лишь макроэкономические выгоды. Есть и геоэкономические. Так, эксперты говорят о том, что долгосрочный контракт с Китаем – это заочный ответ Европейскому Союзу, который всячески пытается избежать таких масштабных договоренностей с «Газпромом», стараясь перейти на спотовые соглашения и доказывая, что многолетние контракты ныне не приветствуются на топливном рынке. Кроме того, китайцы согласились на принцип «Бери или плати»: поставщик обязуется дать клиенту максимально оговоренный объем продукции, а покупатель платит за весь контрактованный объем, даже если он на самом деле не потребляет столько. Проще говоря, если КНР обязалась покупать 38 млрд. кубометров газа в год, она будет платить именно за 38 млрд., даже если реально потребила 20 или 15 млрд. Этот принцип тоже очень не любят в Европе и особенно в Украине, но теперь европейским партнерам «Газпрома» будет сложнее объяснить Москве, почему они считают этот подход неправильным.

Наконец, цена на газ для китайцев будет составляться на основе так называемого «японского коктейля» (JCC, Japanese Crude Cocktail). Это сумма разных видов нефтепродуктов, поставляемых в Японию. Это еще один отход от европейского алгоритма расчета цен на топливо. Немаловажная деталь: цена «коктейля» составляется в иенах, а не в долларах, и это может означать, что Россия и Китай делают осознанный шаг в сторону «дедолларизации» газовых контрактов. Кстати, стороны держат в тайне, в какой валюте китайцы будут непосредственно оплачивать поставки, но есть мнения, что контракт частично будет в рублях, юанях и евро. Косвенно это подтвердил глава компании «Газпром-нефть» Александр Дюков. «Перевод долларовых контрактов в евро и юань согласован с частью наших контрагентов. Сейчас прорабатывается возможность перевода контрактов в рубли», - сказал он агентству ИТАР-ТАСС.

Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев был откровеннее. «Почему в отношениях с Китаем, Индией, Турцией мы должны контрактироваться в долларах? Зачем нам это? Мы должны контрактироваться в национальных валютах – это касается и энергетики и других сфер, - цитирует чиновника РИА «Новости». – В первую очередь это должно касаться наших нефтяных и газовых компаний, чтобы они смелее шли на заключение контрактов в рублях и в валюте страны-партнера. Я думаю, что сейчас есть дополнительный импульс для того, чтобы эту работу наконец финализировать».

Западные СМИ давно разгадали намерения российского руководства. Еще в конце марта, по горячим следам крымской кампании, влиятельное канадское издание Global Research опубликовало материал-предостережение: «Путин вытесняет доллар». Пресса напомнила, что Путин вынашивал идею «дедолларизации» с 2007 года (и неслучайно – ведь именно тогда российский лидер выступил на Мюнхенском форуме по безопасности со знаменитой речью-обвинением в адрес западных партнеров).

В свою очередь, влиятельный американский экономист и трейдер мирового рынка золота Джим Синклер в интервью изданию Watch Dog заявил, что «Путин заготовил экономическую атомную бомбу». «Россия одерживает верх, - отметил эксперт. – Русские способны перевернуть американскую экономику верх ногами и довести ее до коллапса».

Между тем, в российском руководстве говорят, что программа «дедолларизации» является прямым ответом на санкции США и ЕС. Так, немецкая пресса ссылается на соответствующие заявления министра финансов РФ Антона Силуанова, его заместителя Алексея Моисеева и руководителя банка ВТБ Андрея Костина. В Москве подчеркивают, что не намерены полностью отказываться от американской валюты, но уже требуют от госкомпаний переходить на расчеты в рублях.

С другой стороны, западная пресса указала на то, что российский план по «избавлению от доллара» не был бы столь прочным, если бы Москва не получила поддержку от Пекина и Тегерана. Издание Zero Hedge приходит к заключению: «И как мы уже неоднократно говорили раньше, чем сильнее Запад противопоставляет себя России, чем больше санкций он налагает на РФ, тем больше Россия будет выдавливаться из торговой системы с доминированием доллара в ту систему, где находятся Китай и Индия».

Российское издание РБК приводит ряд интересных показателей. Так, в марте РФ сократила вложения в гособлигации США на 25,8 млрд. долларов – со 126,2 млрд. до 100,4 млрд. При этом в конце декабря 2013 года Россия владела облигациями на 138,6 млрд. долларов США. В марте британская газета Financial Times писала о том, что Москва, предположительно, вывела со счетов Федеральной резервной системы США ценные бумаги стоимостью около 105 млрд. долларов.

Как видим, российско-китайский газовый контракт – это нечто большее, чем просто крупная сделка двух стратегических партнеров. Соглашение от 21 мая – это колоссально важное геополитическое событие, масштабы которого выходят далеко за пределы топливно-энергетического комплекса. Политические аспекты контракта мы рассмотрим по второй части публикации.
XS
SM
MD
LG