Linkuri accesibilitate

Пытки как оружие в Восточной Украине


Пророссийские сепаратисты развернули борьбу против инакомыслия. И основное оружие этой борьбы – пытки

Когда Александр Гуров срывал сепаратистский флаг с правительственного здания в своем городе Новоградовка, он знал, что от проблем ему не уйти. Месть была быстрой и безжалостной.

Через две недели после этого 36-летний шахтер лежит в киевской больнице со сломанной челюстью, носом, ребрами и с обезображенной рукой. "Меня били безостановочно, – говорит он в интервью Радио Свобода, – я лежал на земле, они били меня ногами и пистолетом по голове. Один из них держал мою руку на вытяжку, а другой на нее прыгал. Я несколько раз терял сознание, что спасало, я не чувствовал боли".

Гуров говорит, что его похитители называли его "предателем" и пытались срезать осколком лампочки татуировку на его руке: "Слава Украине! Слава героям!".

Леденящая душу история Гурова знакома теперь уже многим в Восточной Украине, где пророссийских сепаратистов обвиняют в постоянных похищениях и пытках по мере того, как они пытаются завладеть регионом.

Они признают, что берут в заложники местных официальных лиц, проукраинских активистов, журналистов, иностранных наблюдателей, гуманитарных работников, и вообще всех тех, кто критически относится к так называемым народным республикам, образованным в прошлом месяце в Донецкой и Луганской областях. Притом что сепаратистское движение становится все более организованным, похищения принимают систематический и методичный характер.

"Я бы не стала говорить о том, что это отдельные инциденты, мы явно видим тенденцию, – полагает представитель международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Уотч" Анна Нейстат. Недавно она ездила в Донецкую область расследовать похищения людей. – Я практически каждый день получала сообщения о том, что еще один человек был либо похищен, либо его освободили после похищения, побоев и пыток".

Анна Нейстат говорит, что жертвы этой кампании, чьи показания она записывала в ходе расследования, пережили "чудовищное насилие" и жестокость, которые зачастую приводили к серьезным увечьям.

По оценкам "Хьюман Райтс Уотч", сепаратисты удерживают сейчас несколько десятков людей. Антон, бывший сепаратистский боевик, в интервью Радио Свобода подтверждает эти оценки.

"Людей бьют, а потом "дисциплинируют"


25-летний молодой человек, который из страха, что последует месть, не хочет раскрывать свою фамилию, рассказывает, что убежал от сепаратистов после того, как увидел, как проукраинских заложников волокли по лестнице в здании Донецкого областного совета, штаб-квартиры сепаратистов, – они были в крови, кричали, на головах у них были мешки.

"Людей бьют, а потом "дисциплинируют", – говорит он. – Им запрещают употреблять слово "Украина", говорить по-украински, им говорят, что теперь это Россия. Так что да, похищенных бьют и пытают, а потом отвозят на окраины города и выпускают".

Но не все за это время выдержали пытки. В прошлом месяце в реке недалеко от Славянска нашли тела двоих человек. На них были следы пыток. Одного из них Пророссийские ополченцы ведут пленного в Донецке

Пророссийские ополченцы ведут пленного в Донецке

опознали – это был Владимир Рыбак, представитель местной власти, которого похитили среди бела дня после того, как на него напала пророссийская толпа за то, что он снял сепаратистский флаг. Несколько человек находятся в розыске уже недели, и есть опасения, что их уже нет в живых.

Американский журналист Симон Островский, которого сепаратисты в Славянске продержали трое суток, утверждает, что в подвале здания спецслужб СБУ, захваченного пророссийскими силами, находились еще с десяток человек. Этот подвал Анна Нейстат описывает как "черную дыру", в которой многие исчезли без следа. Островский говорит, что некоторые из похищенных провели в нем более двух недель.

Александра Гурова, как и большинство заложников, похитили днем, на виду у всех. Его остановила группа хорошо вооруженных людей в масках. Его увезли вместе с пятью другими проукраинскими активистами – еще одним шахтером и представителями местных властей Новогродовки, лояльных правительству в Киеве. Они собрались 4 мая, чтобы обсудить, как освободить свой город от сепаратистов. Он подчеркивает, что никаких агрессивных актов они не планировали – решили только срывать сепаратистские флаги.

Их бросили в микроавтобус и отвезли в областной совет в Донецке.

Два этажа для допросов


Это 11-этажное здание, которое упоминает и бывший сепаратист Антон, сейчас служит штабом Донецкой народной республики. Строение, окруженное баррикадами и колючей проволокой, стало известно далеко за пределами города и области как центр сепаратистского движения. Говорят, что допросы и избиения похищенных проводятся на пятом и шестом этажах. Свидетели утверждают, что на втором этаже разбит походный госпиталь с операционной и командой из 50 медицинских работников, которые дежурят сменами. Гуров рассказывает, что его похитители привели его на пятый этаж после того, как коротко провели перед зданием с обмотанной украинским флагом головой. "Они втолкнули меня в кабинет, – рассказывает он, – а из соседних комнат я слышал крики моих друзей".

В этом кабинете его били, пытали, ему угрожали смертью и сделали какой-то укол, от которого он почувствовал слабость и потерял ориентацию. Его отпустили на следующий день, предположительно, в обмен на одного из арестованных сепаратистов. Остальные пятеро также были отпущены. Все получили серьезные травмы.

По утверждению бывшего сепаратиста Антона, люди, которые "работают" на пятом и шестом этажах, родом из Восточной Украины. Он говорит, что у них профессиональные навыки ведения допросов, что заставляет думать о том, что раньше они работали в правоохранительных органах или в спецслужбах. Но он подтверждает, что боевики на подмогу сепаратистам приехали из России, и это включает казацкие части. Он также подтверждает наличие походного госпиталя в здании областного совета Донецка и говорит, что там проходят лечение раненые сепаратисты и, периодически, заложники. По его словам, рейд сепаратистов против представительства Красного Креста в Донецке десять дней назад, в ходе которого несколько сотрудников гуманитарной организации были на семь часов взяты в заложники, был совершен для того, чтобы пополнить запасы лекарств в больнице. Когда проводилась эта операция, представитель Донецкой народной республики заявил, что сотрудников Красного Креста подозревают в шпионаже.

Все это время после дезертирства из рядов сепаратистов Антон живет в страхе, что его поймают и начнут "дисциплинировать" бывшие товарищи по оружию. "Если они узнают, они не простят", – говорит он. Гуров тоже опасается за свою жизнь и за жену с ребенком. Семья уехала к нему в Киев после того, как получила угрозы. Он не собирается возвращаться в Восточную Украину, он говорит, что Донецкая народная республика приговорила его к смерти. А что делать дальше в жизни, он не знает. Но обещает, что, как только выйдет из больницы, займется воплощением двух целей, которые он перед собой поставил: борьбой за единую Украину и восстановлением татуировки.

"Поверьте, она будет еще более красивой и яркой, – смеется он, – да, будут шрамы, но это поправимо. Все будет хорошо".
XS
SM
MD
LG