Linkuri accesibilitate


В Вене завершился очередной раунд переговоров между представителями международных посредников (России, США, Великобритании, Франции, Китая и Германии) и Ирана по вопросу ядерной программы Исламской Республики. Впервые с ноября 2013 года консультации завершились без конкретных результатов. Дипломаты 7 стран решили провести следующую встречу в июне, но точная дата пока не установлена.

Что же произошло? Как заявил по итогам трехдневного раунда заместитель министра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи, в Тегеране «разочарованы позицией стран Запада». Отмечается, что американская делегация в лице заместителя госсекретаря Уэнди Шерман выразила озабоченность по поводу ракетной программы Ирана. В Вашингтоне считают, что Тегеран обладает баллистическими ракетами, которые «в случае чего» могут быть снабжены ядерными боеголовками.

Иранская сторона выразила разочарование появлением нового пункта переговоров и категорически заявила о неприемлемости выдвижения каких-либо новых условий в дополнение к тем, которые были определены на первой встрече 24 ноября 2013 года в Женеве. И всё же майский раунд в Вене нельзя считать полностью провальным. Для начала посмотрим на хронологию событий и содержание заявлений переговорщиков.

Перед началом консультаций неназванный дипломатический источник заявил агентству ИТАР-ТАСС, что «возможность достижения (…) соглашения есть». При этом было отмечено, что иранская делегация привезла на встречу группу юристов-международников. «Иранскую делегацию сопровождают юристы, - сказал источник. – Сторонам предстоит непростая работа по выработке итогового соглашения по «ядерному досье» Тегерана. При понимании этого принято решение привлечь к процессу юристов, специализирующихся в области международного права».

13 мая министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф положительно оценил работу экспертов в рамках венских консультаций. На следующий день еще один дипломатический источник ИТАР-ТАСС заявил, что «координационные и двусторонние встречи, состоявшиеся накануне, показали, что стороны могут достичь существенного прогресса. Все участники настроены работать на результат, атмосфера конструктивная». «Остаются сложные для разрешения вопросы, остаются разногласия, - добавил собеседник. – Но при наличии политической воли со стороны всех участников все сложности разрешимы».

Первые нотки негатива появились 14 мая, когда Аракчи заявил журналистам, что Тегеран не будет снижать мощность ядерного реактора на тяжелой воде в Араке (это, напомню, один из ключевых и самых сложных пунктов женевского соглашения – Запад считает, что именно там может обогащаться оружейный плутоний). «Мощность реактора в Араке не уменьшится, проект будет развиваться по заданному плану, но мы можем снизить или снять существующую озабоченность за счет некоторых изменений», - цитирует иранского дипломата агентство ИТАР-ТАСС.

Портал Иран.ру со ссылкой на свои источники сообщил, что переговоры посредников и Ирана проходили сложно и медленно, и особенно скептически настроена американская делегация. Однако тот же портал далее распространил заявление представителя Госдепартамента США Мари Харф, которая опровергла сообщения арабской прессы о якобы провале переговоров представителей США и Ирана в Вене «на полях» многосторонней встречи. Вашингтон назвал беседу с иранцами «серьезной и откровенной». Добавлю, что двусторонняя встреча была у иранцев и с верховным представителем ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон; беседа длилась три часа и была положительно оценена сторонами.

И всё же завершающим аккордом стало разочарование представителей Исламской Республики. Агентство РИА «Новости» привело высказывание неназванного источника в одной из делегаций: «Исходя из того, как развивались события, казалось, что Запад стал в определенной степени реалистичнее. Но, похоже, этого не случилось». От себя замечу, что тональность этих слов выдает в них представителя России или Ирана, но в данный момент это, я думаю, непринципиально.

Замминистра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи не стал скрывать недовольства итогом майских встреч. Как сообщает Газета.ру со ссылкой на агентство «Рейтер», дипломат заявил, что стороны «провели серьезные и конструктивные переговоры», но не достигли прогресса в составлении текста всеобъемлющего соглашения, который планируется составить к 20 июля. В то же время дипломат считает, что, если к этой дате документ не появится, «катастрофы не будет», т.к. посредники и Иран возьмут еще полгода для переговоров. В прессе, однако, сообщалось и о том, что непосредственно в июле дипломаты будут готовы работать целых 20 дней, чтобы всё-таки уложится в заданные сроки.

В довершение этого мини-обзора позиций приведу характерную цитату президента Ирана Хасана Рухани. «Запад, включая Соединенные Штаты, Германию, Францию и другие страны, никогда не сдерживал данных нам обещаний. США, нарушив свое обещание, отказались поставлять топливо для реактора в Тегеране. Германия после революции прекратила строительство ядерной электростанции в Бушере. Франция тоже уклонилась от своих обязательств по совместному сотрудничеству и даже не поставила полагавшийся нам фторид урана VI (промежуточный продукт при получении чистого урана)», - заявил иранский лидер (Источник).

Рухани добавил, что его страна не потерпит «ядерного апартеида» и не допустит внешнего диктата в тех сферах, которые, по его мнению, относятся исключительно к национальной юрисдикции. Таковой, по сути, является и ядерная программа – например, вопрос обогащения урана до 5%, что достаточно для развития атомной энергетики. Но Иран добровольно идет на серьезные уступки в плане гарантированного отказа от более высокого уровня обогащения, чтобы убедить мировое сообщество в своих конструктивных намерениях и выйти из-под суровых санкций.

Однако вернемся к итогам венского раунда. Что послужило поводом для выдвижения американцами нового требования по иранским ракетам? Ответ удивительно прост: за последние месяцы персы довольно серьезно продвинулись в переговорах с Россией относительно поставок иранской нефти Москве (в объеме 500 тыс. баррелей в сутки) в обмен на товары, такие как зерно и оборудование. Напомню, что первые утечки в прессе на этот счет произошли еще в январе, и тогда же в Вашингтоне отреагировали очень жестко, пригрозив новой серией санкций против Ирана и мерами воздействия на Россию. Эта риторика не изменилась и сегодня – пресса и эксперты утверждают, что США не будут мириться с «сепаратными» переговорами русских и иранцев параллельно консультациям в формате 6+1. Москва не менее жестко дала понять американским партнерам, что не считает сотрудничество с Ираном нарушением международных норм, т.к. в свое время поддержала исключительно санкции ООН, а не односторонние санкции США и ЕС против Исламской Республики.

По этой же причине, напомню, аятолла Хаменеи два месяца назад открыто заявил, что Иран не будет продавать нефть и газ тем странам, которые в свое время поддержали санкции против него. Данный месседж был направлен в первую очередь Европе, которую рахбар назвал чуть ли не предательницей за поддержку американских действий. Таким образом, Россия и Иран объективно становятся союзниками в энергетическом вопросе. Если прибавить совпадение позиций двух стран по сирийскому кризису, то недовольство Вашингтона становится понятным.

Как США могут помешать российско-иранскому партнерству? Напрямую это сложно. Москва и Тегеран, помимо прочего, обсуждают проект отгрузки нефти из северного каспийского порта Нека в Астрахань. Есть вариант прокладки ЛЭП через территорию Азербайджана. Россия рассматривает возможность инвестиций в железные дороги Ирана. Скорее всего, продолжится сотрудничество в ядерной энергетике (ведь Бушерская АЭС после долгих лет различных проволочек всё же была запущена в эксплуатацию). И это не говоря о нефтегазовой отрасли.

Американцы могли бы попробовать ударить по иранским интересам в Сирии, что, собственно говоря, уже никого не удивит. Однако даже такие ненавистники Башара Асада, как Саудовская Аравия и Катар, стали «выдыхаться» и продолжают помогать боевикам скорее по инерции, чтобы не потерять лицо. Иран очень плотно «работает» в Сирии через военных советников, помощь разведданными, а также присутствием бойцов элитного Корпуса стражей исламской революции и участием ливанской шиитской группировки «Хезболла» в боях с джихадистами.

Остается только торпедирование венских переговоров через включение дополнительных, ранее не согласованных пунктов повестки дня. В Москве это понимают и достаточно прямолинейно комментируют. «Рано или поздно санкции, которые применяются против Ирана, будут сняты. Видимо, в Вашингтоне, да и в европейских столицах хотели бы иметь определенные конкурентные преимущества и не столкнуться с ситуацией, когда Москва и Тегеран договорятся о каком-то существенном продвижении в торгово-экономической области», - сказал замминистра иностранных дел России Сергей Рябков в интервью РИА «Новости».

Понимают это и в Иране. Джавад Зариф в статье, опубликованной на страницах престижного американского журнала Foreign Policy, отметил, что основной целью Тегерана является «нейтрализация международного антииранского блока, возглавляемого Израилем и его американскими сторонниками, и в конечном итоге победа над этим течением». «Они нацелены на то, чтобы «обезопасить себя» от Ирана, и подвергают сомнению законность существования Исламской республики, изображая нашу страну как угрозу существующему миропорядку, - написал Зариф. – Главным орудием этого течения является обострение ситуации вокруг мирной ядерной программы Ирана. С точки зрения Тегерана, кризис в отношениях Ирана с международными посредниками создается искусственно и поэтому он вполне обратим». (Источник).

Видимо, чем ближе мы подходим к 20 июля, тем более прямолинейными будут действия и заявления сторон. В одном можно не сомневаться (и я повторяю это из раза в раз): битва за емкий иранский рынок, за электроэнергетику и углеводородную отрасль, за сферу высоких технологий и инфраструктуру станет такой жесткой, что понятие «союзники» будет выглядеть наивной романтикой.

В иранском пасьянсе мы видим проявление старой английской формулы «Нет постоянных друзей, есть только постоянные интересы». Для такого «благородного» дела не грех и переговоры похоронить, чтобы можно было обвинить Иран в недоговороспособности, нажать на него еще сильнее и под шумок проникнуть в его экономику. На кону не просто десятки миллиардов долларов, а контроль над ключевой страной Ближнего и Среднего Востока, над воротами в Каспий и Центральную Азию, над подбрюшьем России и Южного Кавказа.

Думаю, июньский раунд переговоров пройдет еще жарче.

Продолжение следует…

Акт первый
Акт второй
Акт третий
Акт четвертый
XS
SM
MD
LG