Linkuri accesibilitate


В Украине новый виток эскалации насилия, причем слово «насилие», пожалуй, будет лукавым эвфемизмом, потому что смерть четырех десятков людей при пожаре в одесском Доме профсоюзов – это нечто за гранью добра и зла. И не имеет значения, что многие погибшие якобы были гражданами России и жителями Приднестровья – как будто наличие российского паспорта дает кому-то право заживо сжигать человека! Дело уже в другом – произошло нечто такое, после которого разговоры «Введет Россия войска или не введет» переходят из стадии гадания на кофейной гуще в стадию ожесточенных споров и призывов к возмездию.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков рассказал, что на Кремль обрушились уже тысячи звонков граждан, в том числе из Украины, буквально требующих начала военной операции. «Люди звонят в отчаянии, они просят о помощи, рассказывают о чудовищной ситуации, которая там складывается, - сообщил Песков в интервью каналу «Россия-24». – Подавляющее большинство буквально требует действенной помощи со стороны России».

В социальных сетях я читаю десятки статусов и комментариев людей, вопрошающих о том, «почему Путин бездействует». Скажу честно – меня удивляют такие вопросы. В отдельных случаях я воспринимаю их как откровенную провокацию с целью втягивания России в большую войну. Почему?
Всё происходящее сегодня в Украине не соответствует тому, что думал и планировал российский лидер. В Москве делали ставку на повторение крымского сценария в каждой отдельно взятой области. Схема проста: сначала объединение усилий местного населения по пресечению действий враждебных (читай – киевских) сил, их полная нейтрализация и/или выдворение за пределы области или хотя бы административного центра. Затем – организация областного референдума. И если большинство населения (а лучше – не менее 60%) высказывается за присоединение к России, начинается процедура признания независимости, потом удовлетворение Федеральным собранием и президентом РФ обращения данной области (или уже республики) на присоединение к России. И лишь после этого на территорию нового субъекта федерации входят российские войска.

Естественно, в Киеве и странах Запада прекрасно знают об этом сценарии, потому не собираются молча ждать его реализации. Почему резкое обострение имеет место именно сейчас? Потому что «час икс» - это референдум в Донецкой области (вернее, в непризнанной Донецкой Народной Республике), намеченный на 11 мая. Откровенно говоря, результаты плебисцита можно предсказать уже сегодня, хотя никто – ни в Москве, ни в Донбассе – не ожидает повторения крымского феномена с 97% голосов «За». Тем не менее, от 60% от 70%, по самым скромным подсчетам, в области наберется. Этого и не хотят допустить в Киеве.

Однако есть существенное «но». В Крыму мы наблюдали почти единогласие, стремительную и уверенную консолидацию пророссийских сил, что и обеспечило практически беспрепятственную и молниеносную операцию, продлившуюся всего 17 дней. Что же Юго-восток? Многие комментаторы, эксперты, да и простые наблюдатели задаются резонными вопросами, к которым присоединяюсь и я: «Почему в полуторамиллионном Харькове, в миллионном Донецке, в миллионной Одессе на митинги против киевской власти выходят максимум несколько тысяч человек? Почему молчат шахтеры – мощная, уверенная в себе сила? Почему нет массовости рабочего движения, недовольного олигархами?». Вопросов еще много. Почему Киеву бросили вызов маленький Славянск, Краматорск, почему Мариуполь активнее Донецка и т.д.

Тут-то мы и подходим к сути проблемы. Путин не может тянуть за уши весь Юго-восток Украины. Москва послала четкий сигнал: самоорганизуйтесь, обороняйтесь, покажите силу и единство, и только тогда мы вас защитим. Россия будет иметь хоть какое-то формальное основание вмешаться только в том случае, когда у нее на руках будут итоги референдума. А если в Донбассе или Одесской области нет массового, четко организованного движения за присоединение к России, если эти люди хотят остаться в составе Украины – так на «нет» и суда нет!

Теперь – о вводе войск. Сказать, что Россия ходит по лезвию ножа, - ничего не сказать. Вернее, кое-кто хочет, чтобы она так шла и, оступившись, упала. Сейчас Кремлю не позавидуешь: введет войска – будет агрессором и оккупантом, не введет войска – будет трусом и предателем. Надо сказать, что те, кто подводил ситуацию именно к такой дилемме, поработали на славу. Первостепенная задача для украинских властей и ряда стран Запада – любой ценой сорвать донецкий референдум, арестовать наиболее видных активистов, уничтожить инфраструктуру подготовки к плебисциту и т.д. Военные операции у Славянска и Краматорска не оставляют в этом сомнений. Одесса в этом сценарии играла роль «дополнительной сюжетной линии» с целью отвлечения внимания от Востока, но, как мы видим, пожар в Доме профсоюзов только усилил вражду и практически не оставил шансов на «широкий национальный диалог».

Фактически киевские власти открыли сами против себя второй фронт внутри страны. Правда, я по-прежнему сомневаюсь в том, что на одесщине противники Киева сумеют бросить ему серьезный вызов. По некоторым сведениям, на сегодняшний день минимум 25% жителей города составляют выходцы из западных областей или «сочувствующие» им. Они не только многочисленны, но и пассионарны. Для России значимость Одессы сложно переоценить: крупнейший порт и транспортный узел, в двух шагах от Молдовы и российских войск на левом берегу Днестра.

Трагедия 2 мая подняла градус дискуссий на новый уровень. «Отомстить за Одессу» теперь не только эмоциональный призыв, но и «официальный» повод для российской военной операции. Этого требуют тысячи возмущенных граждан РФ и пророссийских граждан Украины, об этом в более умеренной форме вопрошают эксперты и политики. И только Кремль молчит. Судя по сообщениям в прессе, Путин «оперативно получает информацию». Никто и не сомневался в этом. Как никто не сомневается в том, что сейчас ситуация балансирует на грани: либо Украина идет в контрнаступление на пророссийские силы и громит их, надолго закрывая вопрос о федерализации и прочих «глупостях», либо жаждущие возмездия люди с георгиевскими ленточками просыпаются и организуют на пространстве от Харькова до Одессы несколько Крымов.

Украинское государство находится в критической точке – или консолидация, или необратимый распад. А Путин находится в запредельном напряжении. Он не может предугадать, где и как «выстрелит». Но он понимает, что сейчас, поддавшись на эмоции, вводить войска в Украину – это катастрофа. Нет, не в военном плане. И даже не из-за новых санкций Запада. Направлять русскую армию, не имея гарантий поддержки со стороны местного населения, - это большая резня, партизанская война, беженцы и прочие ужасы. Путину это не нужно. Но совсем не реагировать тоже не получится. Когда, где и как ответить? Впереди у Москвы тяжелые дни…
XS
SM
MD
LG