Linkuri accesibilitate


17 апреля в Женеве прошли тяжелые 7-часовые переговоры министра иностранных дел России Сергея Лаврова, госсекретаря США Джона Керри, главы европейской дипломатии Кэтрин Эштон и и.о. министра иностранных дел Украины Андрея Дещицы. Дипломаты разрабатывали комплекс мер по снижению напряженности и по итогам встречи явили миру текст декларации. Предлагаю читателям перевод этого небольшого документа:

Все стороны должны воздержаться от всякого насилия, угроз или провокационных действий. Участники (переговоров) жестко осудили и отвергли всякие проявления экстремизма, расизма и религиозной нетерпимости, включая антисемитизм.

Все незаконные вооруженные формирования должны быть разоружены; все незаконно захваченные здания должны быть возвращены их законным владельцам; все незаконно занятые улицы, площади и другие публичные места в украинских городах должны быть освобождены.

К протестующим и к тем, кто оставят здания и другие публичные места и сдадут оружие, будет применена амнистия, за исключением тех лиц, которые будут признаны виновными в тяжких преступлениях.

Стороны достигли согласия в том, что специальная мониторинговая миссия ОБСЕ будет играть ведущую роль в помощи украинским властям и местным сообществам в немедленном выполнении этих мер по деэскалации, где бы они ни были необходимы, причем уже в ближайшие дни. США, ЕС и Россия обязуются помогать этой миссии, в том числе путем назначения наблюдателей.

Заявленный конституционный процесс будет инклюзивным, транспарентным и подлежащим отчету. Он будет включать немедленное налаживание широкого национального диалога, охватывать все регионы и округа и учитывать публичные обсуждения и предлагаемые поправки.
Участники подчеркнули необходимость экономической и финансовой стабильности в Украине и будут готовы обсудить дополнительную помощь, когда выполнятся вышеперечисленные шаги.

Скажем прямо – заявление не «бомба».

Во-первых, в нем вообще никак не упоминается Крым. Западные партнеры уже «проглотили» это?

Во-вторых, нет даже намека на обвинения России в подстрекательстве к сепаратизму, как об этом заявляют политики, эксперты и журналисты в Украине и странах Запада.

В-третьих, в документе прописан равноудаленный подход к силам, лояльным Киеву, и к тем, кто противостоит ему. То есть Россия, как я понимаю, вынудила других участников женевской встречи признать, что не бывает «хорошего» Майдана и «плохих сепаратистов», коль скоро те и другие совершали схожие действия – например, захватывали здания.

В-четвертых, и это, пожалуй, самое важное, в заявлении не прописан механизм разоружения незаконных формирований. А еще важнее – там не написано, что «Правый сектор» разоружать нельзя или что незаконными являются исключительно отряды самообороны Юго-востока. То есть обезвреживанию подлежат и те, и другие, но при этом не указано, кто и как должен это делать.

Вот в этом, я уверен, и кроется главная опасность для новых киевских властей. Логика проста: если власти Украины претендуют на то, что в состоянии обеспечить свой суверенитет и легитимность на всей международно-признанной территории Украины (Крым уже не считаем), они должны выполнить положения Женевского заявления в части разоружения ВСЕХ военизированных формирований. Готовы ли уважаемые читатели поверить в то, что, например, МВД Украины разоружит «Правый сектор»? А как будет выглядеть разоружение отрядов сопротивления где-нибудь в Краматорске, Славянске или Мариуполе?

Другой аспект: амнистия, о которой говорится в декларации, тоже должна быть обоюдной, то есть Киеву придется выпускать из тюрьмы «народного губернатора» Донбасса Павла Губарева и десятки активистов Антимайдана по всей стране. Параллельно на свободу могут выйти и бойцы правых организаций, и я очень сильно сомневаюсь в том, что они устоят перед соблазном ринуться в новый бой за свои идеалы.

Проблемы ждут Украину и в части «широкого национального диалога». Это означает, что представителям Киева и самопровозглашенных республик Юго-востока придется сесть за стол переговоров и искать общий знаменатель. А будет ли он? Донецк хочет федерализацию, русский язык как второй государственный и внеблоковый статус. Киев не хочет ни того, ни другого, ни третьего. Вопрос о том, насколько уважительным и продуктивным будет этот диалог, становится риторическим.

Между тем, не успели дипломаты отрапортовать об окончании сложных переговоров, как на свежеиспеченное заявление посыпались удары. Сначала Андрей Дещица, еще находясь в Швейцарии, заявил, что подразделения украинских силовых структур проводят спецоперацию в восточных областях и могут оставаться там, несмотря на положения декларации. То есть, надо полагать, «широкий диалог» имеет все шансы закончиться, не начавшись.

Позже представители Самообороны южных и восточных областей заявили, что не верят киевским властям и не позволят провести разоружение. Очевидно, в Донецке и Луганске намекают на соглашение от 21 февраля, подписанное Виктором Януковичем и оппозиционной троицей под гарантии Германии, Франции и Польши. Этот документ, напомню, был фактически выброшен в мусорную корзину уже на следующий день, когда Янукович был отстранен от власти. Теперь же, очевидно, Юго-восток не хочет наступать на те же грабли.

Наконец, госсекретарь США Джон Керри сказал: «Я дал понять министру Лаврову, что, если мы не увидим немедленного прогресса, не увидим выполнения достигнутых договоренностей, у нас не останется выбора, кроме как ввести дополнительные санкции против России». Женевский документ не увязывает выполнение положений с действиями России, поэтому данная эскапада американского дипломата – скорее дань привычке, но она не увеличивает шансы на успешную имплементацию принятых решений.

Ситуация для Киева, откровенно говоря, тяжелейшая. Кстати, любопытная деталь: судя по сообщениям в прессе, Андрей Дещица был практически отстранен от участия в переговорах, и они проходили в формате 2+1 – США-ЕС и Россия. То ли опять давление Москвы, то ли западные дипломаты и сами поняли, что их украинский собеседник не вполне контролирует положение в своей стране. Еще один штрих: перед началом встречи Лавров и Керри побеседовали с глазу на глаз, затем начался 4-часовой марафон в полном формате, потом главные дипломаты России и США снова пошли на разговор тет-а-тет и вернулись в конференц-зал, чтобы еще через 3 часа выйти к прессе с итоговым заявлением.

На женевской встрече незримо присутствовал пятый участник – Владимир Путин. Как раз в то время, когда дипломаты ломали копья за круглым столом, хозяин Кремля, исполненный уверенности, отвечал на вопросы граждан России в ходе публичного выступления. Естественно, Украина была темой номер один. И вот Путин заявляет: «Я напоминаю, что Совет Федерации предоставил президенту право использовать Вооружённые силы на Украине. Очень надеюсь, что мне не придётся воспользоваться этим правом». Конечно, постановление СФ от 1 марта принималось скорее «под Крым», но формально оно не имеет ограничений ни по сроку, ни по территории.

Это даже не намек, а плохо завуалированная угроза. И дальше, я уверен, Россия будет только наращивать давление, ведь теперь у Путина есть серьезнейший рычаг – Женевская декларация. По соглашению 21 февраля Москва не могла особо упрекать партнеров, ибо сама его не подписывала, но документ 17 апреля завизирован тремя странами и ЕС. Тут, знаете ли, шутки плохи. Откровенно говоря, Россия просто связала Запад по рукам и ногам. Невыполнение положений может повлечь за собой появление «вежливых людей» в Донецке, Луганске, Харькове, Одессе. Ведь документ не требует от России отвода войск от украинской границы. Он вообще ничего от нее не требует. Зато возможностей открывается много – хватит на целую Новороссию…

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG