Linkuri accesibilitate


8-9 апреля в столице Австрии прошел очередной раунд переговоров представителей международных посредников и Ирана. Забегая вперед, на основании сообщений мировой прессы скажу, что беседа была успешной. Судя по всему, есть большие шансы на то, что к 20 июля, когда пройдут отведенные полгода после январского промежуточного женевского соглашения, стороны придут к большому базовому договору.

Однако давайте обо всём по порядку. По итогам венского раунда замминистра иностранных дел России Сергей Рябков назвал переговоры «позитивными». «Не без трудностей, но движение к достижению договоренностей и усилия по сближению подходов неоспоримы. С точки зрения общей оценки, раунд оправдал ожидания», - заявил дипломат в интервью РИА Новости. По его словам, представители «шестерки» посредников и Ирана не планировали перенос достигнутых договоренностей на бумагу. «Никто и не предполагал, что мы начнем писать соглашение сейчас. Это вопрос, который, видимо, встанет перед нами во весь рост в следующем раунде», - пояснил Рябков в интервью агентству.

Кроме того, он рассказал, что возвращение дипломатов к темам предыдущего раунда 18-19 марта не было нештатной ситуацией. Так, в марте стороны говорили про обогатительные программы, будущее реактора на тяжелой воде в Араке, международное сотрудничество в области мирного атома и проблему санкций против Тегерана. «Это стержневые темы, и требуется время, чтобы все аспекты этих проблем обсудить детальнейшим образом», - отметил Рябков, цитируемый РИА Новости.

Вместе с тем, источник в иранской делегации рассказал агентству ИТАР-ТАСС о том, что Тегеран готов обсуждать только вопросы, связанные с ядерной программой. «Мы напомнили участникам «шестерки», что будем обсуждать исключительно вопросы, касающиеся иранской ядерной программы, - сказал собеседник. – Никакие другие аспекты обсуждать не готовы и не намерены». Дипломат назвал переговоры «достаточно конструктивными» и добавил, что персы проводили двусторонние встречи с американцами и британцами. «На встречах обсуждались аспекты, по которым необходимо сблизить позиции для дальнейшей продуктивной работы», - лаконично пояснил иранский собеседник.

Наконец, как сообщает Русская служба ВВС, духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи поддержал участие страны в переговорах, но добавил, что она не откажется от ядерной программы. Рахбар сказал, что согласие Ирана на переговоры объясняется желанием «разрядить враждебную атмосферу» в отношениях с международным сообществом, и призвал участников консультаций в Вене «не поддаваться нажиму».

В интервью изданию «Вестник Кавказа» научный сотрудник Института Востока Российской академии наук, эксперт по Ирану Владимир Сажин разъяснил содержание переговоров. «Первый из обсуждавшихся вопросов – это общий пункт о будущем иранской ядерной программы. Задача оппонентов Ирана сейчас – втиснуть эту программу в рамки требований МАГАТЭ и СБ ООН, чтобы не было недовольства ни у политиков, ни у физиков-ядерщиков, то есть убрать оттуда любую возможность появления военной составляющей», - сказал эксперт.

«Вторая тема – тяжеловодный реактор в Араке, который сейчас строится. Здесь есть расхождения, потому что стороны по-разному воспринимают текст соглашения от 24 ноября (2013 года в Женеве) и не могут договориться – совсем заморозить его строительство или снизить мощность. Дело в том, что реактор согласно проекту способен вырабатывать до 9 кг плутония, чего хватит для создания ядерной бомбы. По счастью, имеются сведения, что иранцы не против его переделать», - продолжил Сажин.

«Договор о нераспространении ядерного оружия, который Иран подписал много лет назад, предполагает, что любая страна имеет право на помощь, сотрудничество ядерных держав и МАГАТЭ в создании своего мирного ядерного потенциала», - сказал эксперт о третьей «корзине» переговоров. По его мнению, все стороны заинтересованы в подписании договора по ядерному сотрудничеству.

В свою очередь, «Независимая газета» приводит слова замминистра иностранных дел Ирана Аббаса Аракчи о том, что собеседники «почти готовы начать писать черновик» базового соглашения. «Мы находимся на стадии детальных и содержательных переговоров, – заявил пресс-секретарь главы европейской дипломатии Майкл Манн. – Мы, конечно, хотим двигаться вперед как можно быстрее, но самое важное для нас – качество». При этом иранский канал Press TV сообщил со ссылкой на источники в национальной делегации, что в Вене удалось обсудить все 9 тем повестки.

Но как мы прекрасно понимаем, основная битва в последние месяцы разворачивается не в тиши венских и женевских конференц-залов, а в министерствах экономики, торговли, энергетики, в дипломатических ведомствах и крупных корпорациях заинтересованных стран. Жесткая риторика и скепсис первых недель переговоров сошли на нет, уступив место оптимизму и живой заинтересованности в дружбе с персами. Иранские углеводороды, электроэнергетика, высокие технологии и машиностроение – слишком жирные куски пирога, чтобы отказывать Ирану в развитии из-за ревности Саудовской Аравии или Израиля и упускать инициативу на переговорах в пользу конкурентов. Американцы, европейцы, русские и китайцы готовы заговорить стихами Омара Хайяма, лишь бы получить доступ (и лучше всего эксклюзивный!) на иранский рынок.

А в Тегеране, между тем, говорят о том, что более не будут отсиживаться на скамейке запасных мировой энергетики. Так, министр промышленности, рудников и торговли Ирана Мохаммад Реза Нематзаде в интервью немецкой газете Handelsblatt сказал, что его страна намерена играть «всё большую роль на мировом газовом рынке», но не хочет быть конкурентом России.

«Иран сегодня располагает самыми большими запасами природного газа в мире. Мы работаем над масштабным проектом по строительству газопровода, посредством которого «голубое топливо» с юга ИРИ поставлялось бы на северо-запад, к границам Турции. Уже оттуда мы могли бы экспортировать энергоноситель в страны Запада», - сказал министр, цитируемый агентством ИТАР-ТАСС.

«Мы не хотим быть конкурентом России, - отметил Нематзаде. - При этом мы знаем, что потребность европейцев в газе становится все больше, и хотим получить свою часть (рынка). ИРИ может стать надежным и долгосрочным партнером Европы. У нас есть запасы энергоносителей и планы по сотрудничеству».

В этой истинно восточной хитрой двусмысленности содержится месседж и Москве, и Европе. Русским будто бы говорят: «Мы не хотим с вами ссориться, но нам тоже надо что-то есть». Возможно, России предлагают присоединиться к иранским газовым проектам. Как ответит Москва, узнаем потом. А вот европейцам персы намекают: «Мы в курсе, что вам нужна газовая альтернатива России, но не вздумайте использовать нас в своих антироссийских планах».

Продолжая московскую тему, министерство иностранных дел Ирана в заявлении от 12 апреля отметило, что «обеспокоенность ряда стран» по поводу расширения сотрудничества России и Исламской Республики не является логичной. «У России и Ирана есть множество возможностей (для развития) двустороннего сотрудничества и расширения торгово-экономических связей», - цитирует ИТАР-ТАСС заявление МИД Ирана.

Агентство напоминает, что Россия ведет переговоры с Ираном об увеличении торгового оборота за счет энергетики. Reuters в начале года писало о том, что Москва и Тегеран обсуждают поставки иранской нефти в страны АТР в обмен на товары. Объем поставок может достигать 20 млн. тонн в год, а общая сумма поставок – 20 млрд. долларов. Тогда же Минфин США выразил серьезную обеспокоенность по поводу «возможной сделки между Россией и Ираном».

Однако «обеспокоенность» не помешала американцам уже в эти дни возобновить техническое сотрудничество с персами. Компании Boeing и General Electric получили разрешение Минфина США на поставки запчастей в Иран и на капитальный ремонт старых авиационных двигателей, пишет РБК со ссылкой на агентство Reuters. И хотя разрешение касается только тех самолетов, что были поставлены Ирану до исламской революции 1979 года, прогресс, как говорится, налицо.

С каждым новым раундом переговоров градус снижается. Само собой, это не означает разрешения всех спорных ситуаций, но стороны, похоже, и в самом деле выходят на финишную прямую. Следующий раунд венских консультаций начнется 13 мая и, как предсказывают некоторые делегаты, может продлиться 3-4 дня, коль скоро посредники и иранцы намерены приступить к написанию итогового всеобъемлющего соглашения по ядерной программе.

А в завершение – небольшое сообщение, внушающее надежды на хороший результат. Как пишет портал IRAN.RU со ссылкой на источники в американской администрации, острейший кризис в Украине никак не повлиял на подход «шестерки» к переговорам. В Вашингтоне не только не увязывают эти два важнейших вопроса, но и высоко оценивают работу замминистра иностранных дел РФ Сергея Рябкова. При этом глава американской делегации на переговорах Уэнди Шерман, которая изначально занимала очень жесткую позицию по отношению к Тегерану, теперь настроена оптимистически и рассчитывает на заключение соглашения до 20 июля. Итак, ждем майской встречи в Вене…

Акт первый
Акт второй
Акт третий
XS
SM
MD
LG