Linkuri accesibilitate

Владимир Сокор: „Русские потеряли способность использовать приднестровский конфликт как антиевропейский рычаг”


О молдавско-российских отношениях в контексте кризиса на Украине Валентина Урсу беседует с американским политическим аналитиком Владимиром Сокором.


Свободная Европа: Представьте себе, что вы – глава молдавской дипломатии и у вас есть повод встретиться с вашим российским коллегой г-ном Лавровым. Какие вопросы вы бы подняли?

Владимир Сокор: „Мне как-то неловко подсказывать что-то министру иностранных дел Республики Молдова г-же Герман, наводить на какие-то мысли… Лично мне трудно представить, как бы я справился с ролью министра иностранных дел маленькой и уязвимой страны, особенно при встрече с министром иностранных дел страны, которая является противником, а не
Позиция Молдовы достаточно уязвима в любых переговорах на двустороннем уровне с Россией...
партнером Республики Молдова. Я отлично понимаю, что молдавская дипломатия, Республика Молдова как государство должны проявлять осмотрительность на этом этапе. Позиция Молдовы достаточно уязвима в любых переговорах на двустороннем уровне с Россией, уязвима по причине экономической ситуации в целом, а также в связи с предстоящими парламентскими выборами, практически начавшейся уже избирательной кампанией, в которой Партия коммунистов не победит, но получит хороший результат. Кроме того, более мелкие политики Республики Молдова мотаются в Москву по любому поводу, а это новые предпосылки для уязвимости. Москва еще не вмешалась в избирательную кампанию, но может это сделать. Значит – осмотрительность! Будь я молдавским дипломатом, я бы себе не позволил эмоциональной сатисфакции порядка путем конфронтации с Россией. В политику и дипломатию люди идут не для того, чтобы чувствовать себя хорошо.”

Свободная Европа: Чтобы уходить от конфронтации со стратегическим партнером – а именно так называют Российскую Федерацию в отношениях с Республикой Молдова – как следовало бы вести переговоры?

Владимир Сокор: „Надо отказаться от некоторых формулировок, которые все еще звучат в Кишиневе, даже после крымского кризиса.”

Свободная Европа: Например?
Владимир Сокор

Владимир Сокор

Владимир Сокор: „Уважения России не заслужить, если мы будем и в дальнейшем называть ее стратегическим партнером. В этом нет необходимости. Этим мы не только ничего не добьемся, но и, возможно, заработаем презрение противника. Это не соответствует действительности. Россия не является партнером. Да, Россия нужна в определенных обстоятельствах экономического характера. Надеемся, что вскоре, после подписания соглашений с Евросоюзом, мы перестанем зависеть от России – или, во всяком случае, будем зависеть не так остро и безнадежно. Но излишне и контрпродуктивно называть Россию партнером, никто нам не верит, да и не должен верить.

Также, будь я должностным лицом Республики Молдова, министром иностранных дел или любым другим официальным представителем, счел бы
Россия не является партнером....
своим долгом высказать две неоспоримые вещи, высказать не конфронтационным тоном, а спокойно, твердо и решительно. Первое: Республика Молдова считает, что Россия ответственна за оккупацию части территории Украины, поэтому и Россия, не только Украина, заслуживает санкций...

И вторым моментом разговора должен быть следующий: учитывая, что Россия максимально активизировала свои усилия, открыто пытаясь навязать Украине федерализацию, Республика Молдова не считает, что подобное развитие событий на Украине может послужить когда-либо оправданием для аналогичной федерализации Республики Молдова. И об этом надо сказать, не обязательно публично, но в частности сказать об этом необходимо.

Также учитывая, как все мы заметили в новостях последних дней, что в российско-американском диалоге российская сторона продолжает утверждать,
Никто не уполномочил Россию быть гарантом будущего приднестровского урегулирования...
что она, Россия, является гарантом будущего урегулирования приднестровского конфликта, необходимо, чтобы в диалоге Кишинева с Вашингтоном было ясно, что никто России не давал полномочий быть гарантом будущего урегулирования. И это тоже надо сказать русским. Г-н Лавров непрестанно повторяет, что Россия является гарантом урегулирования, и никто никогда ему не перечит. В будущем это может привести к ситуации, когда Россия еще более безапелляционно будет претендовать на роль гаранта, аргументируя тем, что каждый раз, когда Россия выступала с подобными заявлениями, Молдова никогда никаких замечаний по этому поводу не высказывала.”

Свободная Европа: Г-н Сокор, после недавней встречи глав дипломатий США и Москвы российские СМИ распространили информацию, согласно которой приднестровский вопрос рассматривался на этой встрече. С другой стороны, в сообщениях из Вашингтона не упоминалось о том, что обсуждался и приднестровский конфликт. Как понимать это?
Владимир Сокор: „Г-н Лавров, уверен, поднимал этот вопрос, да, кстати, и президент Путин, можно не сомневаться, коснулся этой проблематики в своем телефонном разговоре с президентом Обамой. И Лавров на вчерашней встрече в Париже с Джоном Керри. Нет никакой причины ставить под сомнение заявления и Кремля, и МИД России о том, что Путин и Лавров поднимали этот вопрос. Но важно уточнить – что именно поднимали, как сформулировали. Мне кажется, что российским сообщениям для прессы можно верить в этом смысле и у нас нет причин для тревоги. И в том и в другом случае, и Путин и Лавров пожаловались на то, что Киев якобы блокирует Приднестровье на соответствующем участке государственной границы между Украиной и Республикой Молдова.”

Свободная Европа: И помощник госсекретаря США г-жа Нуланд ранее заявила, что не идет речь о блокаде…

Владимир Сокор: „Да, не идет речь о блокаде, но российские обвинения касались Украины, а не Республики Молдова. Речь шла о том, что украинская сторона предельно внимательно проверяет удостоверения и документы желающих пересечь границу и что были случаи, когда отдельных российских граждан, имеющих при себе подозрительные предметы, отказались пропустить через границу и вернули обратно в Приднестровье. Кстати, появилось и интервью Евгения Шевчука одному из московских изданий, в котором Шевчук пожаловался на то, что его собственного представителя по вопросам взаимодействия с органами государственной власти России, некоего Олега Сегала украинцы не выпустили из самолета в Одессе и вернули назад. Шевчук добавил: именно этого случая касалась российская сторона в разговорах Путин-Обама и Лавров-Керри.”

Свободная Европа: Но вернемся к сильным пунктам Кишинева в диалоге с Москвой. К примеру, если официальный Кишинев говорит Москве, что хочет урегулировать приднестровский конфликт, и Москва говорит «да», но с условием, что Молдова не сближается с ЕС. Что отвечать Кишиневу?

Владимир Сокор: „Это вопрос вопросов. Москва пока совершенно не желает урегулирования приднестровского конфликта. Москве нечего пока продать нам.
Москва пока совершенно не желает урегулирования приднестровского конфликта. Москве нечего пока продать нам...
Гипотетически, мы можем оказаться в ситуации, когда Москва попытаемся нам что-то продать, а именно – урегулирование конфликта на условиях, определенных Москвой, или, возможно, на условиях, которые еще предстоит обговорить, но все равно максимально близких позиции Москвы. Продать это за хорошую цену, а цена эта, как вы сказали – отказ Республики Молдова от европейского вектора. До такой ситуации дело еще далеко не дошло.

Русские заняли настолько жесткую позицию, что потеряли способность использовать приднестровский конфликт как антиевропейский рычаг в Кишиневе. Русские упустили этот рычаг, так как их позиция совершенно непреклонна. Они не хотят договариваться ни с Кишиневом, ни на международном уровне. Они хотят ограничить переговоры рамками Кишинев-Тирасполь, поддерживая фикцию, согласно которой это внутренний конфликт, между Кишиневом и Тирасполем. До тех пор, пока Россия зациклилась на этой выдумке, она ничего нам не продает и не пытается заставить нас заплатить что-то за что-то.”

Свободная Европа: Тогда что может, гипотетически, ответить Кишинев на вопрос Москвы о возможной федерализации Республики Молдова как способа урегулирования приднестровского конфликта?
Федерализация не подлежит даже обсуждению...
Владимир Сокор: „Федерализация не подлежит даже обсуждению, ее не следует принимать в расчет, не надо отвечать: „Да... Посмотрим... Подумаем... Взвесим...”, ни в коем случае. Это понятие надо исключить с самого начала, следовательно, федерализация не подлежит обсуждению. Это первая часть моего гипотетического ответа. И вторая часть: нереально заниматься решением приднестровского конфликта до выборов, до сформирования нового правительства. Москва не захочет и говорить с Кишиневом о возможном урегулировании, коль скоро она, да и, чего скрывать, и мы не знаем, каков будет состав нового правительства. Дождемся выборов. Потом вернемся и к приднестровскому вопросу.”

Свободная Европа: Г-н Сокор, что потеряет Молдова, если откажется от Приднестровья? И кто мог бы признать сепаратистский тираспольский режим?

Владимир Сокор: „Приднестровье не нуждается в признании своей независимости. Тираспольская администрация до последнего времени надеялась получить признание на международной арене. Сейчас эта надежда в
Международное признание не является более приоритетным для тираспольской администрации. У них более высокие амбиции...
Тирасполе звучит не так сильно, как прежде. Сейчас они довольно много говорят о вхождении Приднестровья в Российскую Федерацию в качестве составляющего. Приняли в первом чтении унификацию приднестровского законодательства с российским и выступают с различными политическими заявлениями о возможной интеграции в Российскую Федерацию. Несомненно, аннексия Крыма Россией окрылила эти мечты Тирасполя, и не только потому, что сейчас появился политический прецедент, но и потому, что Россия физически стала ближе к Приднестровью. Значит, международное признание, я думаю, не является более приоритетным для тираспольской администрации. У них более высокие амбиции.”

Свободная Европа: А объединение двух берегов Днестра – это плюс или минус для Республики Молдова?

Владимир Сокор: „Зависит, на каких условиях осуществляется объединение. Если это произойдет в терминах, сопоставимых с интеграцией Республики Молдова в Европейский Союз, то, конечно, это большой плюс. В случае, если
Если Республика Молдова добровольно откажется от своего суверенитета над Приднестровьем, самый вероятный сценарий – это вхождение Приднестровья в состав Российской Федерации по модели Калининграда...
Республика Молдова добровольно откажется от своего суверенитета над Приднестровьем, какие возможны сценарии? Самый вероятный сценарий – это вхождение Приднестровья в состав Российской Федерации по модели Калининграда. Иными словами, на условиях анклава, оторванного от остальной территории Российской Федерации. Ни в коем случае Украина не поглотит Приднестровье, она не сможет, да и, несомненно, не захочет пойти на это; значит, появится российский военный анклав в юго-восточной Европе, у ворот Балканского полуострова, территория, где Россия будет вольна сосредоточить войска и вооружение по собственному усмотрению, без всяких запретов, без международных ограничений, без международного надзора. Приднестровье станет новым Крымом. И можете себе представить, какой прессинг в этом случае начнет исходить со стороны Крыма и со стороны российского Приднестровья в адрес юго-восточной Украины.”

Свободная Европа: Г-н Сокор, но внутренние и внешние дела управляются должным образом?

Владимир Сокор: „Да. Я убежден, что управляются должным образом. У Республики Молдова никогда прежде не было такого премьер-министра и такой команды премьер-министра, я имею в виду команду Либерально-демократической партии – такой эффективной, такой уважаемой, такой профессиональной и успешной во всем, что касается европейской интеграции. И в Республике Молдова никогда прежде не было такой солидной и дисциплинированной партии, такой единой в продвижении европейской интеграции, как Либерально-демократическая партия во главе с Владом Филатом. Это, по сути, единственная политическая сила, которую я вижу сегодня в Республике Молдова, способная обеспечить стабильность и порядок.”
XS
SM
MD
LG