Linkuri accesibilitate

Москва и Тирасполь предпочитают спокойствие и предсказуемость


Украинский солдат на границе с Россией, 21 марта, 2014

Украинский солдат на границе с Россией, 21 марта, 2014


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

После аннексии Крыма Москва обещает Кишиневу не применять такой же сценарий по отношению к Молдове, но предупреждает, что Приднестровье – русская земля и в Европейский Союз не войдет. И… жители Тирасполя разочарованы и обеспокоены развитием событий на Украине.

***

Свободная Европа: Итак, Россия завершила формальные процедуры аннексии украинского полуострова Крым, несмотря на критику и неизбежность санкций со стороны международной общественности. В тот же день 21 марта российские телеканалы сообщали о прибытии в Москву тираспольских лидеров для переговоров о присоединении Приднестровья к Российской Федерации. Но дальше помпезных деклараций дело не пошло – никаких официальных заявлений и никакой другой информации на эту тему не последовало.
Дмитрий Рогозин и Евгений Шевчук, 16 апреля 2012, в Тирасполе

Дмитрий Рогозин и Евгений Шевчук, 16 апреля 2012, в Тирасполе

Анонсированное совещание в правительстве свелось, по сути, к разговору между российским вице-премьером Дмитрием Рогозиным и приднестровским лидером Евгением Шевчуком. Перед встречей Рогозин заявил телеканалу „Россия”, что Приднестровье – исконно русская земля и что Россия будет и впредь его поддерживать, а если Молдова пойдет в Евросоюз и НАТО, то „Приднестровье точно не пойдет туда”. И в тот же день в Кишиневе парламент обсудил за закрытыми дверями вопросы национальной безопасности. После совещания вице-премьер по реинтеграции Еуджен Карпов сказал, что российские власти заверили: в Молдове украинский сценарий реализован не будет. Чем объясняется сдержанность Москвы и Тирасполя в приднестровском вопросе? Мы спросили об этом политического аналитика из Кишинева Анатола Цэрану:

Анатол Цэрану: „Развитие событий в приднестровском процессе говорит о том, что Москва по-прежнему держит в поле своего зрения этот конфликт и возможность использовать этот рычаг против Республики Молдова. Но, в то же время, очевидно, что основное внимание Москвы приковано к Украине. Россия сейчас занята Крымом и всем, что происходит вокруг этой самой свежей аннексии, осуществленной ею. На этом фоне, конечно, России придется умерить свой аппетит в Приднестровье и, вероятнее всего, она сделает все для того, чтобы не вспыхнул еще один очаг напряженности, который еще больше осложнит ее отношения с Западом и отвлечет ее внимание и средства от Крыма, от Украины. Именно в этом свете нужно рассматривать визит лидера непризнанной республики в Москву, который был анонсирован заранее, но сейчас интерпретируется довольно скупо и без особой шумихи со стороны российских властей. По всей видимости, в Москве Шевчук договорился о тактике, которой должен придерживаться в ближайшем будущем этот сепаратистский анклав, но не получил никакого одобрения для активных действий, которые, повторю еще раз, могут привести к возникновению нового очага напряжения. России сейчас только этого не хватает, поэтому ей придется не только умерить свой аппетит, но и поубавить энтузиазм тираспольских лидеров. Кроме того, пока, скажем так, Республика Молдова защищена Украиной, которая приковывает к себе все внимание России. Но все это может очень быстро закончиться и официальному Кишиневу надо быть готовым к возможности ухудшения ситуации в Приднестровском регионе. И эту передышку, полученную благодаря Украине, нужно использовать максимально для укрепления безопасности Республики Молдова, для получения новых союзников на западе и мобилизации западного фактора в поддержку Республики Молдова”.

Свободная Европа: Г-н Цэрану, но время не ждет. Украина уже подписала, а летом и Молдова может подписать соглашение о политической ассоциации с Евросоюзом, которая включает и либерализацию торговли. Но, как известно, именно это пугает Тирасполь – перспектива экономической изоляции между Молдовой и Украиной. Москва уже предостерегла о возможных последствиях такого сценария…
Анатол Цэрану

Анатол Цэрану

Анатол Цэрану: „Очевидно, что если ситуации на Украине стабилизируется и Россия окажется не в состоянии распространить свое фактическое влияние на восток и юг Украины, в этом случае не произойдет непосредственной состыковки между Крымом и Приднестровьем – и тогда Кишинев стопроцентно может рассчитывать на поддержку и понимание Киева в приднестровском вопросе. Такой сценарий поставит в крайне сложную ситуацию Приднестровье и царящий там режим, это чревато для них большими проблемами. Отсюда и предельная осмотрительность, с которой Москва, но и Тирасполь тоже относится к возможности обострения ситуации в Приднестровье. Они предпочитают пока спокойствие и предсказуемость в этой зоне. Но не менее очевидно и то, что если России удастся дальнейшая дестабилизация Украины и если на Украине будет применен российский план федерализации, это, разумеется, поставит Кишинев в невыгодное положение и создаст условия для несравненно более эффективного использования Приднестровья против Республики Молдова.”

Свободная Европа: Премьер Юрие Лянкэ заявил на днях, что Россию и Украину, как ключевых участников формата 5+2, можно автоматически дисквалифицировать” из процесса урегулирования приднестровского конфликта. Однако сразу же после этого официальный Кишинев устами вице-премьера по реинтеграции Еуджена Карпова заявил о своей приверженности действующему формату переговоров. Как в этом случае понимать заявления премьера? Можно ли их рассматривать как завуалированное предостережение в адрес Москвы?

Анатол Цэрану: „Разумеется – да. Формат 5+2 скомпрометирован. Этот формат не может уже функционировать как эффективный. И последние заявления премьера Юрия Лянкэ являются, по сути, началом попытки пересмотра международного механизма посредничества и гарантирования результатов политического урегулирования на Днестре. На протяжении ряда лет формат 5+2 топтался на месте и не слишком способствовал – или совсем не способствовал – политическому решению кризиса в Приднестровье, но, по крайней мере, удерживал ситуацию под контролем, статус-кво не был нарушен новыми очагами напряженности или, более того, военными действиями. Сейчас же, разумеется, когда два ключевых посредника и гаранта будущего урегулирования находятся практически в состоянии войны, а Россия полностью нарушила свои обязательства как гаранта территориальной целостности Украины, может ли Республика Молдова рассчитывать на Россию и где гарантии того, что Российская Федерация не поступит аналогичным образом и с Республикой Молдова? В этом смысле Кишинев не может избежать попытки пересмотреть формат переговоров по приднестровскому урегулированию. Вопрос в другом – что вместо этого формата? А это значит, что перед тем, как приступить к демонтажу скомпрометировавшего себя механизма 5+2 необходимо, хотя бы теоретически, договориться по новому формату, который заменит нынешний.”

Свободная Европа: мнение политического аналитика из Кишинева Анатола Цэрану.

***

Свободная Европа: Западные лидеры осудили военное вторжение России в Крым и аннексию этой украинской территории, требуя положить конец российской экспансии и расколу Украины. Соседняя Молдова также находится в поле зрения из-за приднестровского конфликта. Глава группы Прогрессивного альянса социалистов и демократов Европарламента Ханнес Свобoда побывал в Кишиневе, где встретился с молдавским руководством, а в эксклюзивном интервью Свободной Европе сказал, что Европейский Союз усилит сотрудничество с восточноевропейскими странами-соседями России и что „Путин не сможет перейти определенные пределы, не будучи полностью изолированым ”. Моя коллега Валентина Урсу спросила австрийского европарламентария Ханнеса Свобoду и о перспективах приднестровского урегулирования.
Ханнес Свобода (справа) и Мариан Лупу, Кишинев

Ханнес Свобода (справа) и Мариан Лупу, Кишинев

Ханнес Свобода: „Конечно же, ситуация сложная, ведь никогда не знаешь, как отреагирует Россия и как она использует в очередной раз приднестровский вопрос для своей экспансионистской политики. Сейчас главное – быть сильными на юго-востоке Украины, направить туда наблюдателей, попытаться наладить взаимодействие между всеми политическими силами Украины и обеспечить инклюзионную политику для всех граждан. Пока на юго-востоке Украины нет порядка, это не может не сказываться и на Приднестровье. Я позволю себе предельную ясность в этом вопросе: Евросоюз заинтересован в сохранении территориальной целостности Украины и, как минимум, сложившегося статус-кво для Молдовы. Потому что, несмотря на то, что некоторые жители этих регионов говорят: „давайте избавимся от этих зон, которые ничего, кроме проблем, не дают”, думаю, это даст сильный толчок Путину в пользу продолжения своей экспансионистской политики, а этого допустить ни в коем случае нельзя”.

***

Свободная Европа: Тогда как лидеры приднестровской администрации были довольно скупы в своих оценках как в период политического кризиса на Украине, так и во время российской интервенции в Крым и аннексии этой украинской территории, рядовые жители Тирасполя не скрывают своего разочарования и обеспокоенности в связи с ситуацией на Украине.

-У нас не очень-то близкие отношения, не отношения, а территории, вот почему так все происходит. Мы далековато находимся от России. Крым ближе. Ну и, плюс, в Крыму есть для России определенный потенциал, там ведь стратегически у них весь Черноморский флот там. Вот какие плюсы у них там. Ну, максимум, что я вижу в ближайшем будущем – это что Россия может принять нас только как анклав, а именно как Калининград. С Молдовой мы уже никак не сможем восстановить свои отношения, а с Украиной... Там сейчас вообще беспредел. Только если мы будем автономными и войдем в Евросоюз – тогда что-то.
-Жаль, потому что хочется как-то определиться, хочется какой-то стабильности, потому что действительно подвешенное такое состояние у всех, наверное, жителей Приднестровья. Хотелось бы уже к кому-то примкнуть или чтобы нас признали, чтобы мы были отдельным государством, чтобы как-то развивалось здесь что-то. Потому что мы – как стоячее болото, знаете, нет прогресса. Это самое ужасное. Рядом Молдова, а тут Украина, если бы мы ближе были, наверное, была бы такая же история, как с Крымом. Просто неудобно, очень далеко. Анклав такой…

-Значит, есть какие-то причины, по которым не может сейчас Россия забрать нас себе. Но эти вопросы поднимаются. Вот документы разобрали в Думе, с нашим президентом должны какие-то консультации в Москве проводить – в газете было написано, в нашей же газете – поэтому будем надеяться на лучшее. В составе России, что может быть лучше...

-Мне кажется, что это готовилось раньше, потому что за десять дней провести референдум и потом за два дня уже принять законы и все… Это было, видно, все подготовлено. Это раз. Во-вторых, мы считаем, что Крым – это часть России. Это испокон веков часть России. То, что он был в Украине – это неправильно. Это Хрущев, не думая – правда, тогда была другая страна, тогда было все равно, что в Украине, что в России… Был великий Советский Союз. Ну, с Приднестровьем немного сложнее. Почему не Украина, почему Россия, почему мы к России хотим, а не к Украине, да? Ну, Молдова понятно, им ближе Румыния, они не очень хорошо к нам относятся, насколько я слежу за нашими новостями, все время нам стараются напакостить. Украина вообще тоже не хочет обращать на нас внимание даже в лучшие временя, а сейчас у них самих там такое творится, что не дай Бог каждому. Ну а Россия, Россия как гарант и преемница Советского Союза, ей, по-моему, как и Штатам, должно быть ко всем дело.

-Ну почему, если бы у нас был выход хотя бы на море или какая-то связь напрямую с Россией, мы бы, скорее всего, вошли в состав России. А так как мы, в общем-то, находимся в замкнутом пространстве... Россия же нас поддерживает, хотя нам от этого не очень и легко. Вы знаете, мне кажется, что какое-то время мы еще останемся в подвешенном состоянии. Как долго оно будет длиться – честно сказать, не знаю. Надеемся, в общем-то, и мои коллеги, чтобы нас признали, какой-то статус дали, чтобы больше было прав на мировом рынке и так далее и тому подобное. То есть, вытекающие обстоятельства – чтобы именно нас признали. Ну, насчет Молдовы я бы тоже сомневалась. Все-таки, румынизация Молдовы абсолютно не в нашу пользу. Если мы в нынешнем состоянии присоединимся к Молдове, то, в общем-то, от этого нам легче не станет. Абсолютно.

-Я лично за то, что Крым присоединился к России. Я считаю, что это правильное решение самих крымчан. Потому что даже вот Киев, да? - была Киевская Русь, мы всегда были славяне, мы всегда были дружные народы и у нас всегда было взаимопонимание. Но то, что у них сейчас творится, это не наше. Ни религия, ни вера, ни восприятие – ничего не происходит. А Крым – да, Крым – это молодцы, умницы. У нас нет границ с Россией, это раз, а еще – мы в подвешенном состоянии, Пока не решатся власти Украины, что они хотят на самом деле – во-первых, я не понимаю Евросоюз, какой смысл им идти туда, когда все тут: родные, близкие люди. У меня, допустим, в России сестра живет, понимаете, мы разрознены, создание вот этих границ, переезды, проезды, это все нереально получается, что мы не сможем опять видеться, опять запреты-границы. Опять - кто страдает? Простой человек, понимаете? Даже если они войдут в Евросоюз, как ехать, допустим, нам туда? Это же все нереально получается…

-Мне кажется, это к лучшему – и все. Признают ли нас? Ну, я надеюсь на это. Мы находимся между Украиной и Молдовой, если бы были рядом с Россией, то, может быть, нас и признали бы.

Свободная Европа: мнения случайных людей, встреченных нашим корреспондентом на улицах Тирасполя.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG