Linkuri accesibilitate


Пока мы пристально наблюдаем за эпохальными событиями в Украине, в других регионах происходят не менее интересные вещи. Первая декада марта ознаменовалась громким дипломатическим скандалом на Аравийском полуострове. Саудовская Аравия, Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты отозвали своих послов из Катара, обвинив эту страну во вмешательстве во внутренние дела указанных монархий и в расшатывании устоев Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАПГЗ).
Случай беспрецедентный, но отнюдь не неожиданный. Начнем с того, что Саудовская Аравия всегда с негодованием смотрела на не в меру высокую активность Катара с началом «арабской весны». В Тунисе и Ливии Доха и Эр-Рияд действовали сообща, помогая свержению светских режимов, соответственно, Бен Али и Каддафи. Однако в Египте пути двух исламистских монархий разошлись: Катар активно поддерживал «Братьев-мусульман», свергнувших президента Хосни Мубарака, а Саудовская Аравия встала на сторону светской военной группировки, которая в конечном итоге и отвоевала власть летом 2013 года, арестовав президента Мухаммеда Мурси, ставленника «Братьев».

Нужно сразу оговориться, что саудиты, будучи фундаменталистским ваххабитским режимом, тем не менее, очень осторожно подходят к выбору союзников в регионе, вовсе не прельщаясь словом «мусульмане» в названии группировки. Дело в том, что вражда саудовского дома и «Братьев-мусульман» имеет давнюю историю. «Братья» была созданы в 1928 году в Египте, но разгромлены и изгнаны оттуда в 1954 году президентом Гамалем Абделем Насером.

Найдя пристанище именно в Саудовской Аравии, «Братья», однако, повели себя совсем не как вежливые благодарные гости. Начав критиковать саудовский режим, обвинив его в отходе от канонов «чистого» ислама, группировка захотела стать государством в государстве. А в ноябре 1979 года вообще произошло немыслимое: группа «Братьев» захватила крупнейшую мечеть в Мекке (!!!) с сотнями паломников внутри, потребовав от короля прекратить экспорт нефти в США и изгнать с полуострова всех иностранных специалистов. После длительной осады, а затем – штурма с участием французского спецназа мечеть была освобождена в январе 1980 года. Погибло 255 человек, главари и прочие участники группировки (всего 68 человек) были схвачены, преданы суду и обезглавлены.

Так «Братья-мусульмане» надолго стали злейшими врагами саудовского королевского дома, а их новой «штаб-квартирой» стал Катар. И вот во втором десятилетии XXI века этот маленький гигант ближневосточной политики, пользуясь колоссальными доходами от экспорта газа с богатейшего месторождения «Северное», решил начать самостоятельную игру в регионе. И всё бы ничего, но египетская авантюра «Братьев-мусульман» стала не единственной коллизией в отношениях между Катаром и Саудовской Аравией.

Доха открыто поддержала соперников Башара Асада, начав информационную, финансовую и военную помощь разного рода группировкам в Сирии. Казалось бы, у двух монархий в отношении Дамаска общие цели, но так было до лета 2013 года. Находясь под большим влиянием США (а ведь администрация Обамы в унисон с Катаром поддержала «Братьев-мусульман»!), маленький эмират произвел дворцовый переворот: влиятельная Шейха Моза бинт Насер, жена эмира Хамада, буквально заставила его отречься от престола в пользу сына – 33-летнего Тамима. Это был второй аппаратный успех «розы Востока» - в 1995 году она убедила своего мужа Хамада свергнуть его отца, эмира Халифу.
В результате внезапной смены власти Катар фактически самоустранился от сирийской кампании, одновременно потерпев поражение в Египте. Молодой эмир Тамим под влиянием матери долгое время хранил молчание, видя коренной перелом на сирийском фронте, а затем – инициативу США и России о химическом разоружении Дамаска. В октябре Катар решил пойти на примирение с Башаром Асадом, направив ему предложение о восстановлении дипломатических отношений, разорванных двумя годами ранее именно по инициативе Дохи.

Это не могло не разозлить Саудовскую Аравию, для которой последние полгода – сплошная полоса неудач. Сначала Вашингтон и Москва закрыли тему войны против Асада, расстроив планы саудитов по силовому свержению ненавистного алавитского лидера. Потом неожиданно на авансцену вышел Иран, забурлила дипломатическая работа международных посредников по иранской ядерной программе, появились реальные шансы на выход Тегерана из изоляции и его полноценное возвращение на мировую арену. Наконец, Россия дважды отвергла предложения саудов о размене Асада на крупный пакет военных и энергетических преференций для Москвы в регионе – проще говоря, Путин отказался сдавать Башара на радость Эр-Рияду.

Эти три фактора означали полный провал саудовской политики в регионе. Впрочем, эксперты склонны называть это поражением не Саудовской Аравии как таковой, а лишь «партии войны» - могущественного клана Судейри, который олицетворяет шеф разведки Бандар бин Султан и министр иностранных дел Турки ибн Фейсал. Резкие высказывания Бандара в адрес американцев, которых он обвинил в «предательстве союзника» и в заигрывании с Ираном; беспрецедентный отказ от кресла непостоянного члена Совета Безопасности ООН; демонстративная поддержка антиправительственных сил в Сирии, заигрывание с Израилем и Францией с целью срыва договоренностей с Ираном и шантаж России террористической активностью на Северном Кавказе – вот целый «букет» политических шагов Бандара и его единомышленников.

Поэтому неудивительно, что США в ответ решили усилить нажим на саудовский дом. Если принять за основу обвинения трех монархий в адрес Катара, то в них можно разглядеть действия американцев, которые решили проучить Эр-Рияд за строптивость (а Бахрейн и Эмираты пошли «пакетом»). И к чести королевства надо сказать, что этот сигнал был понят правильно. Потому что не прошло и недели после отзыва послов из Дохи, как саудовские власти объявили о включении «Братьев-мусульман», «Хезболла», «Фронта Джебхат ан-Нусра» и «Исламского государства Ирака и Леванта» в список террористических организаций. И если с «Братьями» и проиранской «Хезболла» всё предельно ясно, то с двумя другими группировками получилось как-то странно: ведь они и есть продукт саудовской политики, суть «филиалы» международной сети «Аль-Каида» в Сирии и Ираке.

Получается, что саудиты, роль которых в антиправительственной коалиции в Сирии сложно преувеличить, решили проучить своих «детей», дабы улучшить имидж в глазах разгневанного Вашингтона (а заодно Москвы, Тегерана и Дамаска). Дальше – больше: МВД Саудовской Аравии приказало всем своим подданным, «гастролирующим» в составе международных террористических группировок, немедленно вернуться домой. В противном случае им будет грозить тюремный срок до 20 лет.

Что это, если не отчаянная попытка саудитов запрыгнуть на уходящий поезд под названием «Новый геополитический расклад»? Эр-Рияд решил на всякий случай обвинить Катар в проведении деструктивной политики, но как раз в этом вопросе опоздал на целых полгода. Катар всё же оказался прозорливее, и уже летом почувствовал, куда ветер дует. А саудовский принц Бандар решил объять необъятное и – проиграл. Теперь не исключается его отставка. Во всяком случае, арабская пресса пишет об усилении клана Джилуви, который открыто враждует с Судейри и сейчас уж точно не упустит возможности заявить о себе. К клану Джилуви тяготеет сам король Абдалла и его сын Митаб, который командует Национальной гвардией – самым боеспособным подразделением, по сути, личной гвардией монарха. Кроме того, Джилуви имеет влияние в Восточной провинции, где сосредоточена нефтедобыча и где проживает шиитское большинство. Именно эти два немаловажных обстоятельства говорят о том, что король более не может вести рискованных игр и склонен к учету меняющейся обстановки в регионе.

Скоро в Эр-Рияд приедет Барак Обама, а потом, возможно, состоится визит министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа. Саудовские правители готовы принять усиление Ирана как данность – в конце концов, у них просто нет выбора. К тому же королю Абдалле 1 августа исполнится 90 лет, и одно это говорит о том, что положение в монархии очень шаткое, и любая «самодеятельность» в духе принца Бандара может закончиться катастрофой для страны.

В завершение приведу еще одно важное обстоятельство: в феврале состоялся визит министра обороны Египта, маршала ас-Сиси в Москву. Этот харизматичный политик считается наиболее сильным кандидатом в президенты, и Путин на встрече недвусмысленно поддержал ас-Сиси, дав заодно понять, что теперь в Кремле решаются судьбы не только Сирии и Ирана, но и Египта.

Кроме того, в Каир приезжали министры иностранных дел и обороны России, договорившись об оружейной сделке на 3 млрд. долларов. Любопытная деталь: поскольку Египет разорен трехлетним хаосом «арабской весны», сделку будет оплачивать всё та же Саудовская Аравия, которая всегда поддерживала военных в Каире. Однако комментарии в политическом и экспертном сообществе России говорят о том, что этот аспект совершенно не смущает Москву, то есть она не считает себя каким-либо образом связанной обязательствами с саудитами. В конце концов, Египет был стратегическим партнером СССР до 1978 года, и в Москве не забыли о важности этой страны. А щедрость Саудовской Аравии объясняется не более чем желанием ухватиться за любую возможность застолбить тот или иной уголок Ближнего Востока. Напомню еще, что саудовцы оплатили аналогичную сделку на 3 млрд. долларов по поставке французских вооружений Ливану. Для Парижа это радость, а для Бейрута вряд ли будет означать снижение влияния Сирии и Ирана, которые воспринимают Ливан как продолжение шиитского пояса, где саудитам делать нечего.

На сегодняшний день в арабском мире остался только один сильный игрок – Саудовская Аравия, но и у нее большие проблемы. В ближайшие месяцы мы увидим, как далеко продвинется Иран в работе с посредниками, какие действия еще предпримут саудовцы в сложной ситуации, чем закончится выборная кампания в Египте и военные действия в Сирии. А ведь есть еще Афганистан, где в апреле пройдут президентские выборы; есть Турция, которая летом тоже выберет главу государства (впервые – всенародно); есть Израиль, Ирак, Ливан, Йемен… Ближний Восток еще преподнесет нам сюрпризы.
XS
SM
MD
LG