Linkuri accesibilitate

Санкции за Крым: Путин на очереди


Владимир Путин и его ближайшие сотрудники могут стать новыми объектами международных санкций

Владимир Путин и его ближайшие сотрудники могут стать новыми объектами международных санкций

Евросоюз и США объявили о персональных санкциях в отношении чиновников России и Украины. На Западе говорят, что это только начало

Европейский союз и Соединенные Штаты в понедельник объявили о введении финансовых и визовых санкций против нескольких официальных лиц России, Крыма и Украины, причастных к попытке отделения полуострова. При этом президент США Барак Обама предупредил и о том, что продолжение российского военного вторжения на украинскую территорию усилит международную изоляцию России и вызовет новые экономические проблемы.

Американский президент Барак Обама, объявляя о том, что он подписал указ о введении санкций против одиннадцати человек, имеющих отношение к расчленению Украины, сделал акцент на том, что это лишь один из шагов в кампании давления на Москву с целью убедить ее предпринять шаги к деэскалации кризиса. Президент Обама напомнил о том, что уже были введены визовые ограничения против российских государственных функционеров, о том, что к санкциям присоединяются европейские страны, и дальнейшие провокации на Украине лишь усилят дипломатическую изоляцию России и приведут к ухудшению экономической ситуации.

Ни один человек с реальным влиянием из ближайшего окружения Владимира Путина не был в числе оштрафованных
Ведущие американские газеты с нескрываемым скепсисом оценили последний жест Белого дома в адрес России. Газета The Wall Street Journal называет "антисерьезными" новые санкции и саркастически поздравляет президента США со скачком акций на российских фондовых биржах после обнародования этого решения. Газета обращает внимание, что ни один человек с реальным влиянием из ближайшего окружения Владимира Путина не был в числе оштрафованных. Учитывая "слабость российской экономики и ее зависимость от западных рынков капитала, Соединенные Штаты и Европа обладают инструментами давления. Санкции, объявленные Бараком Обамой, не просто бесполезные. Хуже того, в результате их введения Соединенные Штаты выглядят слабыми", – пишет The Wall Street Journal.

The Washington Post, заочно отвечая заместителю премьер-министра России Дмитрию Рогозину, предположившему, что за этими санкциями стоит некий шутник, пишет о том, что "это не розыгрыш, но это нельзя назвать и серьезным наказанием. Понятно, что администрация Обамы, принимая эти меры, хочет посмотреть достаточно ли этого символического жеста для того, чтобы заставить Путина взять паузу".

Впрочем, глава американской правозащитной организации Freedom House Дэвид Кремер не столь разочарован последней реакцией США на российско-украинский кризис. Он считает, что новые меры наказания российских властей не заставят себя долго ждать:

– Я бы оценивал эти санкции как хороший первый шаг, но это лишь первый шаг. По моему мнению, этот шаг можно было бы предпринять и до крымского референдума. Я бы хотел, чтобы уже в этом списке были люди из ближайшего окружения Владимира Путина, высшие представители бизнес-сообщества. США вместе с Европейским союзом должны "населить" эти списки таким образом, чтобы ближайшее окружение Путина почувствовало финансовое давление.

– Но пока Дмитрий Рогозин, например, посмеивается над Белым домом?

– Посмотрим, до смеха ли ему будет, если он окажется в списке наказанных Европейским союзом, будут ли определенные российские бизнесмены смеяться после того, как они обнаружат свои имена в этом списке. Посмотрим, засмеются ли они после того, как российские банки и государственные предприятия окажутся в списках подвергнутых санкциям. Да, судя по реакции финансовых рынков в России, судя по реакции российских чиновников, многие в России восприняли это решение как шутку. Я думаю, они ошибаются. Из своего опыта работы в правительстве я знаю, насколько трудно в силу различных причин подготовить подобный список. Этому кризису лишь немногим больше двух недель. На мой взгляд, это лишь начало.

Я думаю, что не в столь отдаленном будущем Владимир Путин должен быть внесен в этот список
Выбор объектов санкций очень широкий. Все члены российского Совета по национальной безопасности заслуживают внесения в список, все члены Совета Федерации, проголосовавшие за санкционирование применения силы на Украине. Побег капитала из России в прошлом году составил 63 миллиарда долларов, это указывает на значительный интерес обладающих средствами россиян к перемещению своих капиталов в западные убежища. Так что это ликование или вздох облегчения может быть преждевременным. Я думаю, что не в столь отдаленном будущем Владимир Путин должен быть внесен в этот список, поскольку именно он несет главную ответственность за происшедшее. Вспомним, что имя Лукашенко внесено в "белорусский" лист санкций, а поведение Путина более опасно, чем поведение Лукашенко. Запад должен готовиться к тому, что в решении международных проблем ему придется отказаться от партнерства с Путиным, – говорит Дэвид Кремер.

Европейский союз на совещании министров иностранных дел в понедельник также принял решение о введении санкций в отношении 21 гражданина России и Крыма. Этим чиновникам будет запрещен въезд в Евросоюз, их активы в Европе заморожены. Однако уже в четверг на саммите глав правительств стран Евросоюза в Брюсселе этот список может быть расширен. Не исключено, что за этим последуют и более глобальные, а не только персональные санкции. Но готовы ли к ним Евросоюз и, в частности, Германия?

По отношению к санкциям в области товарообмена я настроен скептически, так как они ударили бы по рабочим местам в Германии
Профессор Райнер Линднер, исполнительный директор Комитета по экономическим взаимоотношениям с Восточной Европой – влиятельной в Германии организации, представляющей интересы немецких компаний, занимающихся бизнесом на постсоветском пространстве и в Восточной Европе, сказал 10 дней назад: "Если начнется обмен санкциями, то мы проснемся в другом мире". Эксперт имел в виду экономические санкции. Пока о них речи не идет. Говорит спикер по вопросам внешней политики фракции блока партий ХДС/ХСС в бундестаге Филипп Миссфельдер: "По отношению к санкциям в области товарообмена я настроен скептически, так как они ударили бы по рабочим местам в Германии. В секторе газа и нефти нам также нельзя переоценивать свои возможности, в частности наивно будет полагать, что односторонние меры с нашей стороны могут сильно навредить России".

После такого заявления понятно, почему именно Германия чаще других стран ЕС нажимает на тормоз, когда речь заходит о санкциях. Но политическая оценка референдума в Крыму тем не менее выражена ясно. По словам представителя канцлера по связям с прессой Штеффена Зайберта, этот референдум противоречит конституции Украины и международному праву. "Этот референдум является с нашей точки зрения нелегальным. Германия осуждает проведение этого неправового голосования. Мы, как и наши европейские партнеры, не только оспариваем правомочность референдума. Мы не признаем и его результаты", – заявил Зайберт.

И тем не менее даже такие сторонники санкций, как ныне оппозиционная партия зеленых, понимают опасности и ограниченные возможности санкционной войны. Говорит сопредседатель партии Симоне Петер: "Мы зависим от поставок российских энергоносителей, не только газа, но также угля и урана. Это побуждает обе стороны искать возможности, альтернативные войне санкций, которая привела бы к тяжелым экономическим последствиям".

С точки зрения реальной политики в воскресенье отделение Крыма стало свершившимся фактом
Ограниченные возможности санкций понимают и в Европе в целом. Министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн полагает, что самыми сильными санкциями статус-кво восстановить не удастся. "Де-юре и де-факто – это два различных описания положения, но с точки зрения реальной политики в воскресенье отделение Крыма стало свершившимся фактом".
Еще один представитель партии Ангелы Меркель ХДС, член комиссии бундестага по внешней политике Карл-Георг Велльманн:

"Санкции – это всегда последнее средство, которое показывает бессилие политики и дипломатии. В конечном итоге, если Россия не будет готова найти формы для компромисса, для деэскалации, для политической кооперации, ничего другого не останется, как санкции. Россия должна понимать, что этот вариант ей дорого обойдется в буквальном смысле этого слова. Я говорил и прогнозировал еще неделю назад и остаюсь при мнении, что оккупация и аннексия Крыма потребуют от Москвы больше затрат, чем принесут материальных выгод. И не только вследствие экономических санкций. Чисто политические санкции могут быть весьма чувствительными. Экономика современной России слаба, и ее индустрия находится в глубоком застое и нуждается в срочной модернизации. Россия не способна делать автомобили и вынуждена покупать их во всем мире. Россия нуждается срочно в кооперации с Западом. Китай не будет модернизировать Россию. Для этого России нужны мы. Но политическая элита России никуда не годится, если она полагает возможным в 21 веке разрешать конфликты интересов военным путем", – говорит Велльманн.

Газета Süddeutsche Zeitung пишет о том, что Путин не верит в решительность и выносливость европейцев в этом конфликте и не видит с этой стороны опасности для себя. Он не верит, что дипломатический карантин Запада в отношении России продлится сколько-нибудь серьезно долго. Но, как считает Карл-Георг Велльманн, Путин может и ошибиться в своей оценке:

Эти сценарии ведут к большей сплоченности европейцев и их американских партнеров
"Политика России достигла одного. С ее точки зрения усиление НАТО является контрпродуктивным. И вдруг теперь на Западе снова возникли сценарии угроз с российской стороны. И европейские страны снова говорят: "Мы должны быть готовы защищать себя против России силами НАТО". Эти сценарии ведут к большей сплоченности европейцев и их американских партнеров. Это одно из следствий, которое показывает, что ни у одной европейской страны нет своего особого пути, нет его и у Германии, и что все мы, европейцы, встретим любые вызовы с подобающей решимостью.

Европейская политика совершила ошибку, полагая, что ее отношения с Украиной чисто двустороннее дело, в котором Москве слова не дано. Но если желать какого-то нового порядка в этом регионе, то это нельзя делать против воли России. Нужно стремиться к диалогу с ней в поисках взаимовыгодных решений, особенно в экономической сфере и сфере энергетической политики. Но этого не сделали ни Евросоюз, ни Россия. Обе политические стратегии в отношении Украины потерпели поражение – как российская, так и европейская. Мы все время настаивали на политике или-или, Россия тоже. Мы говорили Украине: или ассоциация с Евросоюзом, или ничего. А русские говорили: или Таможенный союз, или ничего. Никто не имел права ставить Украину перед подобной альтернативой. Мы должны теперь подумать о том, какие разумные шаги следует предпринять, чтобы сделать Евросоюз и Таможенный союз совместимыми", – говорит Карл-Георг Велльманн.
XS
SM
MD
LG