Linkuri accesibilitate

"Сделать ничего нельзя"


Лия Ахеджакова (Выступление на митинге на Болотной площади в Москве, июнь 2013 года)

Лия Ахеджакова (Выступление на митинге на Болотной площади в Москве, июнь 2013 года)

Российские кинематографисты отвечают украинским коллегам. Ахеджакова: "Мы с вами!" Долин: "Общество, кажется, сходит с ума"

Ответ российских кинематографистов на эмоциональное обращение их украинских коллег в связи с решением России использовать армию на территории Украины подписали менее 150 человек. Радио Свобода побеседовало с двумя из них актрисой Лией Ахеджаковой и кинокритиком Антоном Долиным.

Письмо, подготовленное Киносоюзом (профессиональным объединением работников киноиндустрии, альтернативным Союзу кинематографистов России), в самом тексте названо "лаконичным и недвусмысленным":

Неужели мы бессильны противостоять войне, неужели наше братство подлежит разрушению? Призываем вас сказать "нет" планам разъединить наши народы, посеять вражду, которая может катастрофически сказаться и на нашем великом и славном искусстве.
(Из обращения украинских кинематографистов)
"Дорогие друзья и коллеги!
С болью прочли ваше письмо и выслушали ваше обращение. Вы справедливо говорите о беспрецедентной антиукраинской кампании, развязанной российскими государственными каналами, и о народном восстании против позорного режима Януковича.

Мы, как и вы, категорически против лжи в освещении судьбоносных для Украины событий и тем более против российской военной интервенции в Украину. Нас слишком многое связывает, чтобы мы поверили состряпанной пропаганде.

Поэтому отвечаем лаконично и недвусмысленно: не сомневайтесь в нас. Мы на стороне правды и мы с вами!"

"Надеюсь, что здравый смысл возобладает"

Антон Долин в интервью Радио Свобода подчеркнул, что не является автором письма, но совершенно с ним солидарен: "Это ответ на письмо наших украинских товарищей, коллег, на их призыв к тому, чтобы не поддаваться на чужую риторику, пропаганду, а пытаться действовать сообразно разуму".

– В письме говорится об антиукраинской кампании, развязанной российскими государственными каналами. Вы сотрудничаете с Первым каналом российского телевидения (Антон Долин появляется в программе "Вечерний Ургант". – РС). Вы не опасаетесь, что ваша подпись повлияет на это сотрудничество?

– С теми СМИ, с которыми я сотрудничаю, я сотрудничаю как кинокритик. Я рассказываю о кино. Я не политический обозреватель, не политический комментатор. В этом качестве – Боже упаси! – ни в одном из СМИ, в которых я работаю, я не выступаю. Мне не достаточно для этого ни компетентности, ни желания. Я подписал это письмо, не считая его политическим. Я думаю, это призыв к обществу, которое, как иногда кажется, сходит с ума. Что касается опасений за судьбу сотрудничества с чем-то, я как всегда надеюсь, что здравый смысл возобладает. Я сотрудничаю с передачей "Вечерний Ургант". Никаких следов пропаганды чего бы то ни было я в этой передаче никогда не отмечал. Это юмористическое вечернее шоу, в котором я рассказываю о кино. Что касается других действий Первого канала или любых других каналов, которые существуют в России, то скажу вам честно, что я их не смотрел, не смотрю и не собираюсь смотреть. Мое дело – смотреть кино, а не телевизор.

– Подписей под письмом не очень много. Это что-то говорит о российском киносообществе?

– Это письмо инициировано моими коллегами из Киносоюза. Но не все, подписавшие его, являются членами этого Киносоюза. Лично я не являюсь членом Киносоюза, или Союза кинематографистов, или любых других киношных профессиональных союзов. Я существую сам по себе. И в этом качестве я подписал. Но я допускаю, что состав людей, которые это подписывали, в какой-то степени регламентируется составом организации – Киносоюза. Как вы знаете, в сравнении с Союзом кинематографистов, более старинной и крупной организацией, Киносоюз – организация сравнительно молодая. Там гораздо меньше членов. Может быть, дело просто в этом. Я не знаю. Но в процессе сбора подписей я никакого участия не принимал. Поэтому какова была технология, был ли кто-то, кому предложили подписать, а он отказался, или это просто был жест доброй воли со стороны тех, кто поставил подписи, – я не имею ни малейшего понятия.

– Среди ваших знакомых в киноиндустрии есть какой-то спор, полемика по поводу украинского кризиса?

– Споры, полемика вокруг украинского вопроса сейчас существуют на всех уровнях российского общества, я уверен в этом. И я уверен, что со всех сторон сейчас существуют полярные мнения, что люди начинают друг друга ненавидеть, ругаться из-за этого, рвать отношения. Это один из элементов того безумия, против которого и направлено это открытое письмо. Очень многие из моих коллег ругаются друг с другом, с некоторыми, увы, ругаюсь и я, хотя стараюсь не ссориться. Я очень надеюсь, что это все ненадолго. Я считаю, что любой вопрос, особенно вопрос настолько болезненный, как вопрос о введении российских войск на Украину, должен быть обсужден вслух. Об этом люди должны говорить. Они должны спорить, стараться не переходить на личности, стараться не переходить на оскорбления, стараться приводить какие-то аргументы, что в теперешней обстановке крайне сложно, потому что огромное количество со всех сторон вранья и дезинформации. Но надо пытаться просеивать эту дезинформацию и находить там какие-то зерна информации. Я лично стараюсь действовать именно так, но не как кинокритик или журналист, а просто как гражданин, – заявил кинокритик Антон Долин.

"Заработала страшная машина"

Актриса Лия Ахеджакова в интервью Радио Свобода заявила, что порой боится обсуждать украинский кризис с друзьями, чтобы не поссориться и не "остаться врагами на всю жизнь":

– Люди очень яростно воспринимают и ту, и другую сторону. Нас Севастополь расколол. Мы, актеры – для нас это как бы одно пространство – Украина и Россия, Крым. И я там провела столько спектаклей, и во Львове была, и отдыхала в Трускавце, и в Севастополе была. Вплоть до того, что когда-то мы зарабатывали – были такие встречи со зрителями, организованные бюро кинопропаганды, – и меня забросили на флагманский корабль беседовать с матросами. Кое-какие я для себя тогда вынесла – на всю жизнь мне хватило – впечатления. Это как Гоголь писал: "Перо, перо мне с двойным росчерком". Я сейчас, конечно, не буду предаваться воспоминаниям, но я много была там и в перестройку, и до того, и потом. Я родилась на Украине, правда, до года, даже меньше, жила там. Но все равно Украина – это такая же моя родина, как Россия! И для большинства актеров в той же степени и та дорога земля, и эта.

– В России в последнее время часто звучат слова "предатель", "пятая колонна", эта лексика, несколько забытая, вернулась. Вы не опасаетесь, что ваша подпись может навлечь на вас гнев людей, которые стоят на охранительных позициях, если можно так выразиться?

– Сначала я впадала в ужас от этих оскорблений, но события развивались таким образом, что мне лучше быть на этой стороне. Пусть оскорбляют, пусть кидают в меня камни, но я лично Украину не предам! Ни под каким видом, даже если меня будут так жестоко оскорблять и унижать.

– Вы сталкиваетесь с оскорблениями через интернет?

– Да, через интернет. Поэтому я уже и вживую со своими друзьями это не обсуждаю. У меня есть, конечно, пять-шесть семей, с которыми и так ясно, что мы одинаково смотрим на эти вещи.

– Могут ли подобные письма оказать влияние на общественное мнение в России?

– Мы в свое время писали Путину – и конечно, больше никогда писать не будем – дайте возможность забрать детей-инвалидов, которых уже практически усыновили американцы. Подписали – я, Чулпан Хаматова, Женя Миронов, и другие люди, к которым я бы прислушалась. Нет, никто не слышит! И не дали. Уже были операции подготовлены, уплачены деньги, чтобы этим инвалидам-детишкам помочь, но никто нас не слышал. Никто! А у Думы со слухом вообще катастрофа! Они лишены слуха и еще кое-каких рецепторов.

– То есть вы считаете, что это письмо вряд ли будет услышано обществом, властями?

– Я подписала только для того, чтобы мои коллеги на Украине не думали, что я такая же, как и те, кто занимается этой страшной пропагандой. "Ребята, мы с вами!" – и все. А сделать ничего нельзя. Заработала страшная машина. Впереди идет пропаганда, за ней идет корысть и алчность. За ними – властолюбие и холуйство.

– Вам напоминает то, что сейчас происходит в России, то, что было в Советском Союзе?

– Мне кажется, мы скатились уже к тому периоду Советского Союза, когда я была маленьким ребенком и ничего не понимала. Я только уже потом постфактум узнавала такие страшные вещи, которые творились. Мне кажется, мы ниже скатились, чем в те времена, когда я была сознательным человеком и понимала, что в лагерях гниют лучшие люди, убиты поэты, писатели, артисты и режиссеры и просто честные люди. Мы это узнавали и становились врагами режима, причем тайными. Ведь нельзя было ничего сказать. Надо было Солженицына прочитать под подушкой за одну ночь и передать товарищу. И сейчас наступили времена, когда надо помалкивать, когда опять на сценах театров появились тексты, камуфлирующие оппозиционные смыслы, снова метафоры и иносказания, встречающие и аплодисменты в зале, и демонстративный уход из зала трусов, – заявила Лия Ахеджакова.

Вечером во вторник Министерство культуры России опубликовало письмо группы известных деятелей культуры в поддержку позиции президента Владимира Путина по украинскому вопросу:

"Деятели культуры России — в поддержку позиции Президента по Украине и Крыму.

В дни, когда решается судьба Крыма и наших соотечественников, деятели культуры России не могут быть равнодушными наблюдателями с холодным сердцем. Наша общая история и общие корни, наша культура и ее духовные истоки, наши фундаментальные ценности и язык объединили нас навсегда. Мы хотим, чтобы общность наших народов и наших культур имела прочное будущее. Вот почему мы твердо заявляем о поддержке позиции Президента Российской Федерации по Украине и Крыму".

Среди подписавших – Алексей Баталов, Юрий Башмет, Сергей Безруков, Федор Бондарчук, Владимир Бортко, Михаил Боярский, Олег Газманов, Валерий Гергиев, Станислав Говорухин, Василий Лановой, Лев Лещенко, Павел Лунгин, Денис Мацуев, Михаил Пореченков, Юрий Соломин, Владимир Спиваков, Олег Табаков, Валентина Талызина, Алексей Учитель, Геннадий Хазанов, Зураб Церетели, Николай Цискаридзе, Карен Шахназаров.
XS
SM
MD
LG