Linkuri accesibilitate

Лидер крымских татар призывает не принимать участие в референдуме о статусе Крыма и надеется, что Запад остановит российскую агрессию

Меджлис крымских татар не признает новое пророссийское правительство Крыма, избранное, как сказал глава Меджлиса Рефат Чубаров, «под дулом автоматов». Чубаров отказался участвовать в заседаниях захваченной Верховной Рады Крыма.

Крымские татары создают отряды самообороны. Под их охраной находится и телеканал ATR, рассказывающий о том, как российские войска и вооруженные отряды сепаратистов захватывают полуостров.

На вопросы Радио Свобода отвечает Мустафа Джемилев, лидер крымско-татарского народа, политзаключенный советских времен, депутат Верховной рады Украины нескольких созывов

— Ожидали ли вы, что события будут развиваться так?

— То, что войска будут направляться, я не очень ожидал, потому что у Черноморского флота России достаточно сил для того, чтобы делать все, что они хотят. Поэтому мы сразу после пролонгации Харьковских соглашений категорически выступали против этого, мы это рассматривали как измену родине. Требовали денонсация договора и выведения Черноморского флота, потому что там концентрируется вся антиукраинская деятельность, финансируется, подкрепляется. Кроме того, флот является структурой, которая вдохновляет действия русских сепаратистов в Крыму. Но сейчас, насколько я понял, речь идет не только о Крыме, судя по тому сценарию, который сейчас реализовывается. Призывы, что это Россия, русская земля, мы наблюдаем и в Донецке, и в Харькове, и в Николаевской области. Одним словом, план, о котором все догадывались, знали — по расчленению Украины, начал реализовываться.

— Когда к вам постоянно обращаются представители крымских татар и спрашивают, что делать, что вы им советуете?

план по расчленению Украины начал реализовываться
— Мы им говорим — подождите. Мы, как и все наши люди, должны быть скоординированы высшим органом власти Украины, парламентом. Будет сессия Верховной Рады и, видимо, будут приняты какие-то предложения. Самостоятельных действий, которые вольно-невольно могут быть использованы против интересов Украины, мы не хотим.

— Тем не менее, создаются отряды крымско-татарской самообороны. Это превентивная мера, или есть какие-то опасения?

— Крымские татары, которые действительно желают защищать интересы своей страны, ее неприкосновенность, ее суверенитет, должны вступать в правоохранительные органы Украины, тем более в Крыму, где органы власти, милиция, СБУ инфильтрованы сепаратистскими элементами. И сейчас продолжают поступать звонки: «Что делать? Надо реагировать, мы не можем стоять без дела». Я говорю, что надо подождать, пока будет принято общегосударственное решение.

— Что вы рекомендуете относительно референдума, который назначен на 30 марта? Должны ли крымские татары участвовать в этом референдуме или следует игнорировать его как нелегитимный?

— Во-первых, этот референдум незаконен. Вопрос о территориальной принадлежности того или иного региона Украины решается не на местных выборах, а общеукраинским референдумом. Кроме того, решения, принятые под дулами террористов, захвативших Верховную Раду — это просто абсурд. Поэтому решение о референдуме незаконное, и крымские татары ни в коей мере принимать участие в этом референдуме не будут.

— Пытались ли новые власти Крыма вступать в какой-то контакт с представителями Меджлиса, вести с вами переговоры, что-то предлагать?

— Дошло до того, что они начали предлагать пост премьер-министра представителю крымских татар только, чтобы мы поддержали идею референдума. Но председатель Меджлиса сказал, что с незаконной властью переговоры вести не будет.

— Почему крымские татары, которые так заметно выступили на прошлой неделе и фактически переломили ситуацию, больше не принимали никакого активного участия в митингах. Что произошло?

они начали предлагать пост премьер-министра представителю крымских татар только, чтобы мы поддержали идею референдума
— Произошло то, что в Киеве сказали, что никакого противостояния не должно быть, потому что это может быть использовано российской стороной для оправдания агрессии против Украины. То есть если бы произошли какие-то столкновения, в ходе которых были бы жертвы, а жертвы не обязательно среди крымских татар, могли бы пристрелить Ивановых и Петровых… Кстати говоря, и без этого, не имея никаких оснований (такой степени бесстыдства, по-моему, геббельсовская пропаганда не достигала) они сейчас говорят, что существует угроза жизни и безопасности русских в Крыму. Это такой абсурд! Крымские татары, которые составляют 13% населения полуострова, оказывается, представляют угрозу подавляющему большинству населения Крыма, еще к тому же имеющему за собой Черноморский флот.

— Вы надеетесь, что мировое сообщество как-то может положить конец этому противостоянию, как-то обуздать Россию? Намерены обращаться к иностранным державам?

— Меня немножко обескуражило выступление Обамы — он обеспокоен, что-то там нехорошо. Получается, как во время русско-грузинской войны в 2008 году: нехорошо поступили, но всё проглотили. Поэтому на Украине есть опасения, что на этот раз тоже могут проглотить. Тут еще есть венгерское соглашение между Великобританией, Соединенными Штатами: в обмен на сдачу ядерного оружия они гарантировали безопасность и территориальную целостность Украины. Мы ожидаем, что они будут выполнять долговые обязательства и примут все меры для того, чтобы остановить агрессию, — сказал лидер крымско-татарского движения Мустафа Джемилев.

Столкновения между участниками митингов крымских татар и пророссийских сил перед зданием Верховной рады Крыма 26 февраля

Столкновения между участниками митингов крымских татар и пророссийских сил перед зданием Верховной рады Крыма 26 февраля



Дмитрий Тымчук, руководитель Киевского Центра военно-политических исследований, считает, что крымско-татарское движение может включиться в партизанскую борьбу в оккупированном Крыму:

— Поскольку Россия полностью контролирует подступы по морю к Крыму и Севастополю, поскольку она контролирует полностью воздушное пространство и аэродромы, контролирует перешеек, который соединяет Крым с материковой частью, ввести украинские войска было бы очень проблематично, потому что это был бы уже сценарий полновесной мясорубки. В этой ситуации остается уповать только на то, что будет партизанское движение в самом Крыму. Сейчас крымские татары организовываются в отряды самообороны для контроля ситуации в местах их проживания и чтобы обезопасить себя от различных провокаций, а провокации уже есть в виде оскорбительных надписей на заборах и домах. Я уверен, что в случае официального взятия под российский контроль Крыма, крымские татары могут пойти на вооруженное сопротивление. Скорее всего, так и будет.

— Тогда конфликт приобретет межэтнический характер...

в случае официального взятия под российский контроль Крыма, крымские татары могут пойти на вооруженное сопротивление
— Не исключено. Тут вопрос, как будет действовать дальше Украина. Она, с одной стороны, ведет себя абсолютно неадекватно, потому что мы имеем дело однозначно с интервенцией и вооруженной агрессией. Но войной это назвать нельзя, поскольку Украина никакого вооруженного сопротивления в Крыму не оказывает. Как будет дальше развиваться ситуация — мне очень трудно сказать. Не исключено, что Украина пойдет даже на то, чтобы смириться с потерей Крыма. Это вызовет очень негативный резонанс в обществе, но такой шанс не исключен. Тем более, что мы не видим никакой реакции международного сообщества. Как будут чувствовать себя крымские татары? Не думаю, что комфортно. То есть у них будут все предпосылки для того, чтобы в том числе оказывать вооруженное сопротивление.

— Движение «Правый сектор» объявило о мобилизации. Насколько силен «Правый сектор»?

— Как одна из движущих сил Майдана он, конечно, не мог не прореагировать, и это очень здорово. Сейчас идет большой рост самосознания, тем более на волне победившего Майдана. Даже те, кто не поддерживал Майдан, сейчас совершенно по-другому относятся к этим ценностям, поскольку речь идет о территориальной целостности и свободе украинского народа. Но «Правый сектор» не обладает военными возможностями вообще. Это сила, которая способна проводить уличные беспорядки, но для того, чтобы противостоять российскому вторжению нужно иметь очень сильные военные возможности, оснащение современным вооружением, высокотехнологичными системами разведки, связи и так далее. У «Правого сектора» их по понятным причинам и в помине нет. Второй вариант: обладать большим опытом партизанской войны и базой партизанской войны: вооружение, склады медикаментов, продовольствия, боеприпасов и опять-таки системы связи и управления. У «Правого сектора» и этого нет. Но, тем не менее, если, кроме Крыма, где «Правый сектор», как известно, никак не представлен, будут оккупированы другие регионы, я думаю, что как раз тут под крыло «Правого сектора» могут придти очень многие украинцы, которые недовольны будут оккупацией, — предполагает руководитель Киевского Центра военно-политических исследований Дмитрий Тымчук.
XS
SM
MD
LG