Linkuri accesibilitate


19 февраля в Армении отмечают одну из самых зловещих дат в новейшей истории страны. 19 февраля 2004 года в Будапеште было совершено леденящее кровь преступление, которое до сих пор не укладывается в голове ни армян, ни венгров.

В январе 2004 года в столице Венгрии были открыты курсы английского языка для офицеров стран-членов НАТО и стран-участниц программы «Партнерство во имя мира». От Армении в Будапешт поехали Гурген Маркарян и Айк Макучян, от Азербайджана – Рамиль Сафаров и Анар Алиев. Эти и другие офицеры проживали в общежитии Университета национальной обороны Венгрии, причем представителей одной страны селили с представителями другой, дабы создать необходимые условия для общения между ними не на родном, а на английском языке. В результате Гурген Маркарян оказался в комнате с венгерским коллегой Кути Балашем, а Сафаров – с одним из представителей Украины.

Как заявил Сафаров в дальнейшем на суде, он и Алиев не общались с армянскими офицерами, лишь пару раз перебросившись малозначимыми репликами и взглядами. Однако у Сафарова «постепенно зарождалась ненависть к армянам», и в один из февральских дней он принял роковое решение убить Маркаряна и Макучяна.

Читаем в тексте приговора будапештского суда: «В ходе гражданской войны (имеется в виду война в Нагорном Карабахе – Э.В.) обвиняемый не терял родных (родителей, братьев), никто из них не был ранен. Однако в период боевых действий были потери среди нескольких дальних родственников и земляков, но ему известно о жертвах из числа гражданского населения (среди них – женщины, старики, дети). Именно из-за этого у него (Сафарова – Э.В.) зародилась ненависть к армянам, что стало причиной его поступления на службу в армию, где он готовился убивать как можно больше армян. Во время гражданской войны он был несовершеннолетним (11-17 лет), лично не принимал участия в войне, только помогал в транспортировке раненых солдат, а когда после обучения уже в звании офицера он вернулся домой, гражданская война уже была завершена». Эти и другие материалы суда, переведенные с венгерского языка, можно найти по ссылке.

Вечером 18 февраля Сафаров купил в магазине нож, топор и точильный камень в придачу. В 5 часов утра 19 февраля азербайджанец пробрался в комнату 218-а, где спали Гурген Маркарян и Кути Балаш. К несчастью, дверь была не заперта…

Из материалов суда: «(Сафаров) поднял топор и острым концом топора нанес сильные удары потерпевшему по 3 раза по голове и шее, затем по груди и конечностям. Во время этих действий от произведенного шума проснулся сосед по комнате Балаш Кути, но обвиняемый успокоил его, говоря, что его он не тронет. Рамиль Сафаров во время совершения преступления выкрикивал оскорбления на русском языке, а после того как убил Гургена Маркаряна, прикурил сигарету, докурил, а окурок бросил потерпевшему на грудь».

Ошибаются те, кто думает, будто Сафаров находился в состоянии аффекта и ничего не соображал. Во-первых, он «успокоил» венгерского соседа Маркаряна по комнате, «даровав» ему жизнь. Во-вторых, после своего злодеяния Сафаров пошел искать соплеменника Алиева, позвал его к трупу Маркаряна и похвастался проделанной «работой». А в-третьих, он вознамерился убить и второго армянского офицера, для чего взял топор и пошел искать его комнату. Выяснив, что Айк Макучян спал в комнате 220-b, Сафаров начал ломиться в его запертую дверь, стал бить по ней окровавленным топором и кричать по-русски: «Открой, армянин, открой, всем вам перережем горло!». Но тут его арестовали полицейские, которых успели вызвать проснувшиеся от шума остальные обитатели общежития…

Однако мерзости на этом не закончились. Начну с того, что весть о злодейском убийстве спящего армянина мгновенно стала топовой темой в Азербайджане, и в этой стране началась истерическая кампания героизации убийцы с топором. Турция и Азербайджан начали массированную кампанию поддержки Сафарова, их посольства вели разнузданную дезинформацию даже в суде, пытаясь выставить Сафарова «жертвой армянской оккупации» и настаивая на его невменяемости. Дело дошло до того, что азербайджано-турецкое лобби добилось проведения второй комплексной судебно-психиатрической экспертизы, утверждая, что первая проверка была «неправильной».
Но эта кампания провалилась. Венгерский судья Андраш Вашкути показал высочайший профессионализм и стойкость, не отступив перед консолидированным давлением Анкары и Баку.

Вторая экспертиза мало чем отличалась от первой. Вот фрагмент результатов первой:

«Психиатрическое обследование определило низкую чувствительность, жесткое мышление, сенситивное переживание военных событий времен раннего детства, переоценку своих любовных и патриотических чувств с некоторой манией величия, на которой построены склонность к воинской службе, и сверх того — манеры фанатика с расистскими взглядами (противник-ненависть), но без параноидальных симптомов, с фиксированными негативными чувствами и мыслями (ненависть-месть), которые и мотивировали преступление. У обследованного расстройство личности компенсировано и даже не приближается к состоянию патологического расстройства мышления. Таким образом, обвиняемый полностью осознавал свои действия и их последствия и соответственно вел себя, причем при этом ничем не был ограничен при совершении действий».

Вот что гласили результаты второй проверки:

«Международно-принятый проективный метод установил, что Р. Сафаров достиг только уровня интеллекта общеобразовательной школы. По тому же методу уровень интеллекта подозреваемого находится на единице по пятибалльной шкале. Комплексное обследование личности показало, что душевное состояние Р. Сафарова даже не приближается к патологическому душевному замешательству. Экспертиза установила у него «низкий уровень интеллекта, ограниченный кругозор, осознанное совершение преступления. Экспертиза установила, что из-за взглядов расистского характера у преступника возможно повторное преступление в его исполнении».

13 апреля 2006 года судья приговорил Рамиля Сафарова к пожизненному тюремному заключению с правом подачи прошения о помиловании не ранее чем через 30 лет. В тексте приговора отмечалось:

«Признать винновым в совершении исключительно жестокого и заранее спланированного, тщательно подготовленного убийства, совершенного с особой жестокостью из подлых и низменных побуждений, а также в покушении на убийство второго лица».

Казалось, справедливость восторжествовала. Казалось, Гурген Маркарян, тело которого покоится на Ереванском военном мемориале «Ераблур», отмщен, и душа его может быть спокойна. Однако история распорядилась так, что эта история получила продолжение, причем намного более грязное и циничное, чем само преступление.

31 августа 2012 года информационное пространство Азербайджана и Армении было взорвано новостью о том, что Рамиль Сафаров спецрейсом доставлен из Будапешта в Баку. Первоначально говорилось, что по договоренности с венгерской стороной он будет отбывать наказание на родине. Но едва убийца ступил на землю, как президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал указ о его помиловании. Заодно присвоил тогдашнему лейтенанту звание майора, подарил квартиру и жалованье за все 8 лет «вынужденного отсутствия» в стране. Излишне говорить, какая радость охватила Азербайджан в связи с возвращением «героя».

Однако нас интересует другое: как и почему убийца, осужденный будапештским судом, был выдан венгерскими властями, которые не могли не знать о той истерической кампании прославления, продолжавшаяся в Азербайджане все эти годы? «Новый Регион» процитировал тогда главу администрации президента Азербайджана Новруза Мамедова, который не стал скрывать, что Баку и Будапешт в течение года вели секретные переговоры на предмет освобождения Сафарова. Решающим фактором стал визит премьер-министра Венгрии Виктора Орбана в Баку в 2011 году, когда стороны пришли к окончательному решению. Кроме того, в 2012 году пресса писала о том, что Венгрия согласилась продать Азербайджану гособлигации на сумму от 2 до 3 млрд. долларов. Получается, что Ильхам Алиев просто-напросто выкупил Сафарова?

Обратимся к реакции Армении. В Ереване разразилась буря. Толпа манифестантов едва не разнесла скромное консульство Венгрии (посольства в Ереване никогда не было и в обозримом будущем вряд ли появится), а официальный Ереван разорвал дипломатические отношения с Будапештом. Спикер парламента Овик Абрамян отменил намеченный визит в Венгрию, а армянские министерства и ведомства аннулировали все сколь-нибудь значимые мероприятия, связанные с этой страной.

Тем временем, министерство юстиции Венгрии, куда обратились армянские власти и СМИ, выступило с заявлением о том, что выдавало Сафарова в соответствии с положениями Европейской конвенции и только на условиях, что он будет продолжать отбывание наказания еще как минимум 25 лет. Однако упомянутое высказывание Новруза Мамедова полностью дезавуирует позицию венгерского Минюста.

Наконец, свое слово сказал президент Армении Серж Саргсян. 1 сентября 2012 года он созвал заседание Совета национальной безопасности и провел встречу с дипломатами. По итогам встречи он в предельно жесткой форме заявил: «Убивший Гургена Маркаряна выродок экстрадирован в Азербайджан со стороны венгерских властей, а президент Азербайджана помиловал этого убийцу. Естественно, мы не можем смириться с этим и должны принять решение касательно наших дальнейших шагов», – заявил Саргсян.

«Власти Венгрии должны понять, что совершили грубую ошибку. Фактически, они вошли в сделку с азербайджанскими властями. И заявление азербайджанской стороны о том, что уже больше года ведутся тайные переговоры, а вопрос был окончательно решен во время визита премьер-министра Венгрии в Баку, говорит о том, что это не является решением министра юстиции, а заранее обговоренные действия вошедших в сделку стран, согласованные действия властей. И мы обязательно должны обеспечить соответствующую реакцию. Это не простое убийство, а убийство на этнической почве, и оправдывается властями страны-члена Европейского союза. Это очень плохое обстоятельство», – сказал президент Армении.

Резонанс от неожиданного поворота в деле Сафарова стал международным. Так, сопредседатели Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху – Россия, Франция и США – осудили этот шаг Венгрии и Азербайджана. Уже 3 сентября 2012 года дипломаты после встречи в Париже с министрами иностранных дел Армении и Азербайджана (отдельно с каждым) опубликовали коммюнике, в котором «выразили глубокую озабоченность и сожаление в связи с тем ущербом, который был нанесен мирному процессу и доверию между сторонами решением о его (Сафарова) помиловании и попытками героизации совершенного им преступления».

Дело дошло до того, что сами венгры стали извиняться за позорный поступок своего правительства. В Венгрии и в странах, где проживают мадьярские общины, прошли флэшмобы под лозунгом «Армяне, простите нас!». В адрес правительства Виктора Орбана полетели петиции и гневные письма осуждения.
И… и всё, уважаемые читатели. Прошло полтора года. Переговорный процесс ни шатко ни валко продолжается. Армения и Азербайджан делают вид, что заинтересованы во встречах и дискуссиях. Сопредседатели МГ ОБСЕ делают вид, что сами верят в то, что переговоры по Карабаху что-то дают. Но что на самом деле изменилось за истекший период? Почему Армения не сделала принципиальных выводов и не изменила политику в переговорном процессе? Ведь даже школьнику понятно, что дискуссии с представителями страны, которая милует и героизирует убийцу с топором, - это как минимум издевательство над памятью убиенного, а как максимум – преступление против армянского народа.

Пусть это прозвучит парадоксально, но главный виновник этой ситуации – Армения. Точнее, армянская дипломатия. Какие уроки следует извлечь министерству иностранных дел РА? Выводы очень печальны:

  1. В XXI веке, как и в 1915 году, как и в 1988 и 1990 году, продолжают безнаказанно убивать армян – теперь уже в центре Европы, на глазах у Европы, при молчании Европы.
  2. Убийство армянина в Азербайджане не является уголовно наказуемым деянием – факт.
  3. Заверения Баку в готовности предоставить Карабаху «самую широчайшую автономию» рассыпаются в прах даже при поверхностном анализе политики армянофобии. Гражданам армянской национальности, будь у них в кармане российский или американский паспорт, вход в Азербайджан попросту заказан – им даже не продадут билет на самолет. О каких же «гарантиях армянам Нагорного Карабаха» мы можем говорить, если азербайджанские власти не гарантируют безопасность одного отдельно взятого армянина?
  4. «Карабахизация» азербайджанской политики вышла далеко за пределы не только собственно Нагорного Карабаха, но и Южного Кавказа, в строгом соответствии с «доктриной» Ильхама Алиева, принятой им на вооружение буквально сразу после прихода к власти в октябре 2003 года. А именно: «тотальная война всему мировому армянству на всех фронтах: информационном, транспортном, финансовом, энергетическом и т.д.».
  5. Самый главный вывод, он же самый печальный: армянская дипломатия бездарно проморгала «дело Сафарова» как фактор ужесточения армянских позиций на переговорах с Баку. Я не знаю, какие распоряжения давал Серж Саргсян дипломатам на совещании 1 сентября 2012 года, но зато я вижу, что переговоры продолжаются как ни в чем не бывало.

Что еще должно произойти, чтобы армянское государство проснулось от летаргического сна?..
XS
SM
MD
LG