Linkuri accesibilitate


К вечеру 28 января ситуация в Украине слегка отошла от жесткого сценария, и центр политической жизни на время переместился с улиц крупных городов во властные коридоры. Во вторник в Верховной Раде были отменены «законы 16 января», которые вводили достаточно жесткие ограничительные меры в отношении участников массовых манифестаций.

Хочу сразу остановиться на этом вопросе. Во-первых, я не разделяю мнение тех, кто называет предлагаемые меры «недемократическими». Например, запрет на ношение масок, касок и пиротехнических средств существует на Западе десятилетиями, и его нарушение сурово наказывается.

Во-вторых, у меня есть большие подозрения по поводу целей этих законопроектов и их авторов. Я предполагаю, что в окружении Виктора Януковича есть люди, настроенные на максимальную эскалацию напряженности. Как свидетельствуют многочисленные публикации в украинской прессе, в том числе утечки инсайдерской информации, главным «чужим игроком в своей команде» может считаться глава администрации Януковича – Сергей Лёвочкин.

Как упорно пишут журналисты и эксперты в соседнем государстве, этот деятель считается близким к украинскому олигарху Дмитрию Фирташу, который курирует компанию «РосУкрЭнерго». Есть мнения, что Фирташу было выгодно подписание Соглашения об Ассоциации с Европейским Союзом, т.к. это привело бы к повышению тарифов на российский газ, а значит, увеличило бы прибыль «РосУкрЭнерго». В Киеве считают, что первый разгон Майдана 30 ноября был провокацией по указу Лёвочкина (читай: Фирташа) с целью «наказать» Януковича за неподписание Соглашения в Вильнюсе. Косвенным подтверждением этой версии является внезапное прошение об отставке, которое Лёвочкин подал Януковичу сразу после 30 ноября. Президент Украины, напомню, тогда не принял отставки.

И вот наступил январь 2014 года, сидение на Майдане продолжалось без особых осложнений, пока вдруг кто-то не выдвинул тот самый пакет «драконовских» законов. Они были достаточно быстро обсуждены и приняты Верховной Радой 16 января. Со стороны это выглядело как выливание канистры бензина в почти затухший костер. Вопрос «Кому это выгодно» вновь встал во главу угла. Но дальнейшее развитие показало, что Янукович, скорее всего, понял, откуда дует ветер и уже 17 января все же отправил Сергея Лёвочкина в отставку, назначив его на должность советника.

Тут необходимо отступить от «пакета 16 января» и вспомнить о другом важном документе. Днем ранее, 15 января, Кабинет Министров Украины утвердил программу сотрудничества с Таможенным союзом до 2020 года. Киев планирует наращивать оборот двусторонней торговли и объемы взаимных инвестиций с Россией, Беларусью и Казахстаном.

«Результаты, которые мы ожидаем от реализации программы, - это, прежде всего, повышение оборота двусторонней торговли в среднем не менее чем на 10-15%, увеличение доли торговли не сырьевыми товарами и услугами, наращивание объема взаимных инвестиций в среднем не менее чем на 15% и дальнейший рост выпуска продукции предприятиями с взаимными инвестициями», - прокомментировал министр экономического развития и торговли Игорь Прасолов.

Как пишет украинская пресса, планы сотрудничества с ТС предусматривают, в частности, постройку в Казахстане автозавода по сборке грузовиков и самосвалов КрАЗ, создание совместного предприятия белорусскими и украинскими вагоностроителями. Кроме того рассматриваются перспективы создания новых транспортных коридоров между ТС и ЕС через Украину.

Словом, этот более чем красноречивый документ представляется гораздо более важным, чем законы 16 января. Но мне самому трудно найти ответ на вопрос: чем были «драконовские» законы – ширмой для отвлечения внимания от решения Кабмина или, наоборот, средством быстрого реагирования для пресечения сотрудничества Украины с Таможенным Союзом?

Первое утверждение будет справедливым в случае, если в команде Виктора Януковича установился консенсус относительно нормального диалога с Россией (зря, что ли, Путин пообещал Киеву 15 млрд. долларов?). Если так, то отставка Сергея Лёвочкина представляется не только логичной, но и необходимой в контексте очищения окружения Януковича от сторонников иной точки зрения. Проще говоря, украинский президент специально выдвинул провоцирующие оппозицию законопроекты, чтобы увести общественное недовольство в другую сторону, не мешая работе правительства над реализацией программы сотрудничества с ТС.

Второе утверждение имеет право на существование, если на Банковой улице всё еще сильно евроатлантическое лобби. В частности, украинские журналисты и эксперты причисляют к нему не только упомянутого Лёвочкина, но и советника президента Анну Герман. Тогда можно предположить, что именно эта группировка стояла за выдвижением законов 16 января, чтобы вызвать гнев оппозиции и Запада и спровоцировать отставку Януковича и его команды.

Теперь вернемся к событиям 28 января. Незадолго до начала экстренного заседания Верховной Рады премьер-министр Николай Азаров подал президенту прошение об отставке, которая вскоре была принята. Можно считать, что оппозиционные силы, которые за последние несколько дней взяли под контроль ряд областных администраций в западных и центральных областях, одержали важную победу.

Действительно, власть деморализована и в значительной степени уступила позиции. Но ведь не выполнено главное требование Майдана – отставка самого Виктора Януковича. Когда он предложил Арсению Яценюку пост премьера, а Виталию Кличко – вице-премьера по гуманитарным вопросам (ценю хорошее чувство юмора украинского президента), я сразу сказал, что оппозиционеры откажутся. Отказались. Но при этом они еще подорвали собственные позиции. «Улице» они показали, что согласны на переговоры с «бандитским режимом», но не могут добиться конкретных решений. Властям они показали, что не готовы разделить ответственность за судьбу страны в критический момент. К слову, радикальный «Правый сектор», который стоит за захватом областных администраций, давно уже вынес вотум недоверия «трем мушкетерам» в лице Кличко, Тягнибока и Яценюка. Фактически мы имеем еще и раскол оппозиции на умеренных и радикалов.

В общем, события 28 января – это выпуск пара, но не разрешение ситуации в принципе. Янукович уступил «ферзя» в лице Азарова, отменил непопулярные законы, показав готовность к односторонним уступкам и приблизившись к опасной черте, за которой начинается потеря власти. Умеренная оппозиция получила двойной подарок, но теперь ей будет труднее требовать отставки самого Януковича, потому что станет сложнее упрекнуть власти в неготовности к компромиссам. А «Правый сектор» не хочет слушать ни одних, ни других, ликуя по поводу перехода на свою сторону местных властей и сил правопорядка в западных областях.

Сейчас у сторон конфликта цугцванг. Еще одна уступка Януковича – и он теряет власть. Еще одно жесткое требование троицы – и они будут обвинены в радикализме и немедленно оттеснены в стан маргиналов, а на улице их с удовольствием проглотит «Правый сектор». Но и этот сегмент общества не может бесконечно держать контроль, потому что президент при поддержке населения части центральных областей и всего Востока и Юга может перейти в контрнаступление и зачистить города.

Однако тут возникает принципиально иной вопрос: выступит ли Россия в поддержку Януковича? Я более чем уверен, что Путин крайне зол на президента Украины из-за постоянного отступления и нерешительности (повторю, на кону 15 млрд. долларов и целый ряд проектов в рамках ТС). Но если Кремль откажет Киеву в поддержке, последствия могут оказаться очень тяжелыми для России. Помимо всего прочего, мир увидит, что хозяина Кремля (по версии «Форбс» - самого влиятельного человека планеты) можно легко «кинуть» и не считаться с его позицией. В XXI веке имиджевые потери едва ли не тяжелее финансовых.

В связи с этим резонно задаться другим вопросом: быть может, архитекторы нынешнего кризиса в Украине как раз и хотят вмешательства России за 10 дней до начала Олимпиады? Москва, если продолжать использовать шахматный язык, в жестком цейтноте. Максимум, что может сделать Путин, - обеспечить Януковичу финансовую и логистическую поддержку (включая помощь силовиками). Но даже десантная дивизия не поможет украинскому президенту, если он не осознает, что очень близок к «красной черте». Хотя, судя по последним заявлениям бывшего министра обороны Украины Анатолия Гриценко, военное ведомство получило распоряжение срочно передать в ведение МВД две аэромобильные бригады. Это, видимо, оттого, что действующий министр Павел Лебедев на днях заявил, что армия не будет вмешиваться в политический кризис.

Янукович ощетинивается, параллельно пытаясь затянуть переговоры с умеренной оппозицией. Оправдается ли его тактика, покажет самое ближайшее время. Ясно только одно: надежды на то, что протесты «рассосутся» сами собой, совершенно напрасны, это показали последние два месяца. Радикальная «улица» поймала кураж, и в этом вина самого украинского президента. Продолжаем следить за развитием событий…
XS
SM
MD
LG