Linkuri accesibilitate

Еуджен Карпов: „2013 год был достаточно трудным для урегулирования приднестровского конфликта”


Еуджен Карпов

Еуджен Карпов

Интервью с вице-премьером по реинтеграции Республики Молдова.


Еуджен Карпов: „2013 год был достаточно трудным годом, отмеченным различными событиями как внутри страны, на региональном уровне, так и на геополитическом европейском уровне. С одной стороны, Республика Молдова пережила много трудностей, которые, я надеюсь и уверен, нам удалось преодолеть. Имею в виду политические и конституционные кризисы, через которые мы прошли в течение нескольких лет. С другой стороны, все мы видим, что происходит на Украине, видим, что происходит в странах Восточного партнерства, какое влияние оказал вильнюсский саммит на наши регионы, как воспринимают крупные международные субъекты эти события. Видим также, что диалог между Москвой и Брюсселем не всегда был легким на геополитическом уровне. И с этой точки зрения каждый аспект влияет на ситуацию в Республике Молдова.”

Свободная Европа: Значит, еще не созрели предпосылки для того, чтобы найти долгосрочное решение приднестровского конфликта?

Еуджен Карпов: „ Чтобы иметь эти предпосылки необходимо, как минимум, совпадение интересов и политической воли со стороны крупных субъектов, речь идет о Российской Федерации, Украине, ОБСЕ, Европейском Союзе и Соединенных Штатов Америки, а также, не в последнюю очередь, со стороны Республики Молдова – как Кишинева, так и Тирасполя. Когда появится воля сесть за стол переговоров, а не обсуждать любые темы, кроме политических вопросов и вопросов безопасности, а также институциональную часть, то есть ту самую Третью корзину – тогда мы сможем двигаться вперед."

Свободная Европа: Г-н Карпов, но не один год уже идут разговоры о том, что эта политическая воля присуща не всем участникам урегулирования приднестровского конфликта, в том числе в переговорном формате „5+2”. Считаете ли вы, что может наступить более благоприятный период, когда кто-то скажет: „Ребята, вариант модели приднестровского урегулирования готов и его можно положить на стол”?

Еуджен Карпов: „Всем ясно, что переговорный процесс в формате „5+2” в том виде, в каком он движется сегодня, не приносит результатов. Необходимо установить плюсы и минусы, взвесить предложения Кишинева, оценить фактическое положение дел и перспективы для приднестровского региона. Сегодня в Приднестровье раздаются разные голоса о цивилизованном разводе, об отделении, о так называемом равноправности между Кишиневом и Тирасполем.

Фактически, нужно исходить из реалиев. А реалии, учитывая, что переговорный процесс ведется в международном формате, устанавливают, в том числе, переговорщики, которые участвуют как в статусе посредника, так и наблюдателя.

С моей точки зрения, сегодня в основу урегулирования приднестровского конфликта должна лежать позиция государств-членов ОБСЕ, куда входит Российская Федерация и Украина, которые являются посредниками в этом процессе. За последние два года совещания министров иностранных дел стран ОБСЕ приняли заявления о ситуации в Республике Молдова и переговорном процессе в формате „5+2”. Все государства-члены подтвердили как территориально целостный и суверенный характер Республики Молдова, так и необходимость разработки специального правового статуса для приднестровского региона как составной части Республики Молдова, что соответствует положениям Конституции, которые предусматривают особый правовой статус для восточных районов Республики Молдова.”

Свободная Европа: В условиях, когда российская армия не выведена с территории Республики Молдова, многие сомневаются в том, что наступит день, когда вы начнете обсуждать проект статуса приднестровского региона. Эти две темы пересекаются?

Еуджен Карпов: „Частично пересекаются. Конечно, присутствие иностранной армии на территории Республики Молдова, а именно в приднестровском регионе, не является фактом, способствующим нашим переговорам по урегулированию приднестровского конфликта. Позиция Кишинева однозначна: российские войска, присутствие которых необоснованно и противоречит принципу нейтралитета Республики Молдова, должны быть выведены.

С другой стороны, есть российский контингент, участвующий в миротворческом механизме и который должен вносить положительный вклад в процесс урегулирования. И в этом вопросе мы ждем предельно ясной позиции со стороны Российской Федерации относительно роли этого контингента, который участвует в миротворческом миссии вместе с военнослужащими из Кишинева и Тирасполя.

Мы рассчитываем на объективность, беспристрастность и оперативную реакцию в случае необходимости, когда возникают определенные элементы недопонимания между представителями Кишинева и Тирасполя. Тогда роль посредников видна и, разумеется, нередко остается достаточно места для совершенствования работы и повышения роли этих формирований, призванных обеспечить мир и спокойствие.”

Свободная Европа: Как раз исполняется год трагического инцидента в Зоне безопасности, когда здесь, на Днестре, представитель миротворческих сил со стороны Российской Федерации застрелил молодого парня. Почему в этом деле так и не была внесена полная ясность?

Еуджен Карпов: „Потому что эта ситуация в компетенции военных прокуратур Республики Молдова и Российской Федерации. Вы знаете, как поступили с этим солдатом российского миротворческого контингента, который был, по сути, протагонистом этого инцидента. В срочном порядке его перевели в Брянскую область, где зарегистрирована эта воинская часть. И оттуда российская прокуратура вела расследование этого происшествия. Конечно, взаимодействие между военной прокуратурой Республики Молдова и Российской Федерации есть, но, думаю, недостаточное. Лично мне это взаимодействие представлялось как единая следственная группа, которая выезжает на место происшествия, предоставляет все материалы по данному делу, в том числе те, которыми владеет Российская Федерация, и те, которыми располагает молдавская прокуратура. И на основании беспристрастного расследования устанавливается истина.”

Свободная Европа: Между тем, российская сторона обвиняет органы юстиции Республики Молдова и утверждает, что Москва представила все доказательства и материалы, которыми она располагает, но молдавская прокуратура не ответила тем же…

Еуджен Карпов: „Я могу сказать, что прокуратура Республики Молдова предприняла все демарши, необходимые в такой ситуации, но адекватной реакции на эти демарши не последовало.”

Свободная Европа: Г-н Карпов, что будет, если Украина еще больше сблизится с Российской Федерацией? Урегулирование приднестровской проблемы осложнится?

Еуджен Карпов: „Украине отводится крайне важная роль в этом процессе. Украина наш сосед, с которым нас связывают 1.220 километров общей границы, в том числе около 460 составляет приднестровский участок. Мы взаимодействуем с Украиной по всем направлениям. Украина была действующим председателем ОБСЕ. Это был год, когда Украина проявила себя как истинный посредник, пытаясь помочь сторонам конфликта сблизить свои позиции и найти компромисс в вопросах повестки дня. Вместе с тем, сегодня Киев переживает не самые легкие времена. Мы видим, что происходит на его центральной площади.

Мы видим и отношение Москвы к тому, что случилось в Вильнюсе. Мы стали свидетелями решения Украины отказаться от подписания соглашения об ассоциации. Естественно, мы встревожены, так как существует параллельное движение между Кишиневом и Тирасполем при обсуждении тех же соглашений с Европейским Союзом. Были перспективы получить безвизовый режим как для Кишинева, так и для Киева, для граждан обеих стран. И таким образом процесс сближения с Евросоюзом для обеих стран обещал быть менее трудным.

Сейчас все меняется, и геополитическая ориентация Украины в некотором роде находится в поисках стратегического вектора. Потому что, если до недавних пор этим вектором была интеграция в ЕС, сейчас идет поиск компромисса между структурами, которые еще не родились на евразийском пространстве, и устоявшимися структурами Брюсселя, которые открывают предельно ясные перспективы. Надеемся, что наши партнеры из Киева сделают обдуманный выбор, отвечающий интересам украинского народа, который заслуживает европейскую перспективу и который предпринял огромные усилия для того, чтобы поднять стандарты, как, впрочем, поступаем и мы в Кишиневе.”

Свободная Европа: Вы нашли ответ на вопрос о том, почему на левом берегу Днестра обострилась ситуация школ с преподаванием на латинской графике?

Еуджен Карпов: „Тираспольские структуры выбрали самую неподходящую мишень для атаки. Ведь речь идет об учащихся, речь идет о школах, о преподавательском составе ряда учебных заведений – по моему мнению, это самые беспомощные коллективы, неспособные отстаивать свои законные права и свободы. И вот нашли способ отыграться на этих школах, которые расположены в приднестровском регионе и в силу этого им труднее могут рассчитывать на поддержку конституционных структур республики Молдова.

Мы неоднократно обращались к представителям Тирасполя с призывом прекратить преследование этих заведений, вернуться за стол переговоров. У нас есть рабочие группы по вопросам образования, реанимированные два года назад и призванные обеспечить хорошее функционирование этих школ. Мы неоднократно направляли письма, но четкого ответа нет на вопрос о том, почему именно эти школы сейчас подвергаются атакам со стороны силовых структур Приднестровья, со стороны так называемой тираспольской администрации. Требуют установить налоги с зарплаты, требуют представлять какие-то отчеты…

Наша позиция ясна. Первое: необходимо исключить любые односторонние действия, любые препятствия в образовательном процессе в этих школах. Второе: экспертам, ответственным за ситуацию вокруг школ, как из Кишинева, так и из Тирасполя, сесть за стол переговоров и найти компромиссные решения, приемлемые для обеих сторон. Мы не против взаимодействия в целях обеспечения работы этих школ. Но делать это нужно общими усилиями, понимая, что эти действия в интересах школ, а не направлены на срыв учебного процесса.”

Свободная Европа: Когда с такой настойчивостью педалируется идея „приднестровского народа”, „приднестровской республики”, имею в виду заявления, с которыми выступал в последнее время тираспольский лидер Евгений Шевчук, это вызывает больше доверия к кому? Или даже тот факт, что они пытались принять в первом чтении известный проект закона о гармонизации законодательства на левом берегу Днестра с законодательством Российской Федерации – о чем это говорит?

Еуджен Карпов: „Это элементы новых провокаций, озвученных публично с целью внести еще больше путаницы. Есть вещи, не связанные с политикой. Они касаются юридической, практической плоскости. Сегодня ни один документ международного уровня не признает существование виртуальной республики или какого-либо другого формирования, на которое претендуют тираспольские лидеры. Никакого приднестровского народа не существует. Есть этнические русские, этнические украинцы – и на правом, и на левом берегу Днестра. Есть представители других национальных меньшинств, есть молдаване, которые составляют коренное население и на правом, и на левом берегу Днестра. Я и мои родители родом из Приднестровья, но было бы полным абсурдом говорить, что Еуджен Карпов является частью так называемого „приднестровского” народа. Мы представители Республики Молдова. А Республика Молдова признана в пределах границ, включающих и левобережную территорию. Наша главная задача – выработать статус для приднестровского региона. Министры иностранных дел ОБСЕ в очередной раз поручили государствам-участникам ОБСЕ вести переговоры и выработать этот статус. ”
.
Свободная Европа: Идея федерализации шита белыми нитками? Потому что и здесь определенные лидеры общественного мнения пытаются вывести в центр дискуссий возможную федерализацию Республики Молдова.

Еуджен Карпов: „Идея федерализации – это концепт, который существует в мире, и очень многие федеральные государства доказывают, что они в состоянии прекрасно развиваться и обеспечить своим гражданам все необходимые права и свободы, со всех точек зрения. Что же касается Республики Молдова, эта идея возникает с завидной регулярностью в определенные периоды. И меморандум Козака являл собой попытку установить федеральный статус, затем существовала и парламентская комиссия, которая разрабатывала документацию – проект новой Конституции так называемого „федерального” государства Республика Молдова. Но и меморандум Козака, и эта комиссия не увенчались успехом.

Надо спросить себя, почему так случилось, насколько подходит Республике Молдова идея федерализации? Сегодня вот эта идея снова появляется в медийном пространстве, продвигаемая определенными политическими силами. Мы вступаем в 2014 год – год выборов. У нас пройдут парламентские выборы. И каждая политическая партия создает свою платформу, с которой пытается заручиться голосами избирателей. Как ответственный за переговоры в формате „5+2”, я бы оставил в стороне все политические, предвыборные аспекты, раскручиваемые определенными лидерами, и сосредоточился бы на законных, прагматических аспектах, которые необходимо продвигать.

Проект федерализации не подлежит обсуждению на данный момент. Мы должны открыть Третью корзину, которая содержит институциональные, политические вопросы и вопросы безопасности для урегулирования приднестровского конфликта.”

Свободная Европа: В молдавско-российских отношениях Приднестровье остается элементом шантажа на евроинтеграционном пути Республики Молдова?

Еуджен Карпов: „Тот факт, что приднестровский конфликт не решается, тормозит движение Республики Молдова по всем направлениям, так как наличие конфликта само по себе негативный аспект. Любой серьезный западный инвестор предельно детально изучит ситуацию в стране, в которой он намеревается инвестировать, и, если есть гарантии безопасности, он приходит в эту страну. А у нас, где тлеет конфликт, где дислоцированы военные подразделения без согласия правительства …”

Свободная Европа: Российские военные подразделения?

Еуджен Карпов: „Иностранные военные подразделения, российские, которые здесь находятся. Очевидно, что если еще имеют место инциденты или ситуации, накаляющие отношения между левым берегом и правым берегом, значит, у нас существует определенная доза нестабильности, которую необходимо преодолеть. В отношениях с представителями Тирасполя мы всегда пытаемся придерживаться конструктивной линии, сближающей позиции. Мы должны способствовать укреплению доверия между двумя берегами. И это может произойти, когда мы снимем линии раздела.

К сожалению, на данный момент представители Тирасполя пытаются воздвигать новые барьеры, начиная с принятия определенных нормативных актов, например, о так называемой границе приднестровского региона, которую мы не принимаем и не примем никогда, о возможном использовании законодательства других стран, о возможном использовании валюты или государственных знаков других стран...

Видите, сколько промоционных идей порождает Тирасполь, пичкая ими общество на левом берегу Днестра. И, разумеется, живущие там граждане не имеют четкого видения перспектив этого урегулирования, когда их постоянно кормят такого рода информацией.”

Свободная Европа: И тогда что нового может принести новый 2014 год в урегулировании приднестровского конфликта? Какие ожидания связываете вы с новым годом?

Еуджен Карпов: „ Есть определенная конъюнктура со стороны международных субъектов, поддерживающих урегулирование на перечисленных чуть выше принципах. Есть крайне тесный контакт с ОБСЕ, Евросоюзом, Соединенными Штатами Америки. Мы продвигаем тесные отношения и с нашими партнерами из Российской Федерации, потому что важно приблизить их к позициям, которые мы считаем возможными для урегулирования конфликта. Сегодня не секрет, что точка зрения Тирасполя очень часто совпадает или близка к позиции московских партнеров. Не знаю, случайно это или нет, но вопросов возникает много. И тогда необходимо максимально прояснить позицию Российской Федерации.

Российская Федерация активно поддерживает процессы в приднестровском регионе, я имею в виду, прежде всего, в качестве донора значительных сумм денег, которые идут из Москвы в поддержку жизни на левом берегу Днестра: приднестровский регион не платит за расходуемый газ и использует эти средства на свои внутренние нужды. Российская Федерация предоставляет каждому пенсионеру ежемесячную помощь в валюте. Все это ведет к тому, что влияние Российской Федерации, а также ее участие в рамках миротворческой миссии, с присутствием российского военного контингента – разумеется, все это предопределяет крайне высокую роль этой страны в приднестровском регионе.

Вероятно, эта позиция России пользуется и более высоким уровнем доверия со стороны населения, коль скоро помощь приходит из Москвы. Это не исключает поддержку из других источников, которые приходят со стороны и Евросоюза, и ОБСЕ. Есть множество проектов, направленных на поддержку населения левобережья Днестра, я не имею в виду политические круги Приднестровья, но для населения гуманитарная поддержка стимулируется постоянно, в том числе нами.”

Свободная Европа: Возможное решение тираспольской администрации о сближении с Таможенным союзом Россия-Казахстан-Беларусь или Евразийским союзом – как может повлиять такой сценарий развития событий на реинтеграцию двух берегов Днестра?

Еуджен Карпов: „Вы сказали „решение Тирасполя”, но подобные решения необходимо принимать вместе с партнерами, к которым стремишься. Нет односторонних решений, невозможно прицепиться к поезду по своему собственному хотению, не имея необходимых связывающих средств со стороны второго партнера. Но, разумеется, такие движения, разделяющие внешнеполитический вектор Кишинева от других альтернативных вариантов, еще больше осложнят положение левобережного населения. Налицо сильное сопротивление новому режиму торговли с Европейским Союзом. Тирасполь говорит „нет” соглашению о зоне свободной торговли DCFTA …”

Свободная Европа: …или говорит „да” сепаратному договору с Брюсселем…

Еуджен Карпов: „… который невозможен. Всем известно, что это невозможно, и Брюссель высказался ясно на этот счет. Но посмотрите, что мы имеем на данный момент: все компании, желающие выйти на европейский рынок, могут это сделать на основании Соглашения об автономных коммерческих преференциях, предоставленных Республике Молдова, включая приднестровские компании. Сегодня экспорт приднестровских производителей на европейский рынок составляет около 50%, вместе с экспортом правобережья это около 70% экспорта, которые идут на Запад, а не на Восток.

Иными словами, факты говорят о том, что на европейском пространстве возможностей для экспорта больше, чем в других направлениях. А значит, имея этот положительный результат на данном этапе… Почему считают, что следующий уровень будет во вред приднестровскому региону? Это чисто политическое заявление, без правового и экономического обоснования.

Имеются исследования, проведенные независимыми экспертами со стороны других государств с большим весом, таких, как Германия, которые наглядно показывают, с цифрами и нужными расчетами, что новое соглашение о торговле с Евросоюзом благоприятно скажется на приднестровских компаниях. Единственное, нужно соблюдать общепринятые правила. И правила направлены не против левобережных или правобережных компаний. Это нормальные правила поведения, когда нужно соблюдать установленные процедуры для того, чтобы соответствовать международным стандартам, установленным не одним игроком по отношению к другому игроку. Это общепринятые стандарты международного сообщества.”

Свободная Европа: С чем идете к очередному раунду переговоров, г-н Карпов?

Еуджен Карпов: „По предложению нового председателя ОБСЕ очередной раунд переговоров состоится в Республике Молдова. Точные детали и техническая сторона будут установлены. Мы предложили провести в конце февраля. Попытаемся вернуть переговоры домой, что, надеемся, придаст более позитивную атмосферу этому переговорному формату. Де-факто, мы продолжим обсуждение по существующей повестке. Есть принятая в Киеве декабрьская декларация министров иностранных дел ОБСЕ. Есть предельно четкий мандат министров иностранных дел для групп переговорщиков, в том числе со стороны Российской Федерации и Украины, для представительства ОБСЕ в Кишиневе, для переговорщиков от Республики Молдова, и необходимо будет продолжить дискуссии в максимально конструктивной манере. Мы считаем, что сконцентрирование на социальных и экономических проблемах начинает тормозить процесс, потому что без импульса со стороны политических проблем и проблем безопасности мы можем застопориться.”

Свободная Европа: Наблюдатели говорят, что именно эту цель преследует Тирасполь – затянуть Кишинев в этот водоворот социальных проблем и не оставить ему времени на политическую корзину…

Еуджен Карпов: „Реальность такова, что без четкого фундамента, на котором мы хотим построить какие-то экономические, социальные механизмы, очень трудно работать. Эксперты, которые получают, по сути, инструкции со стороны формата „5+2” – который является политическим форматом – разработать экономические аспекты, они не знают, на каком фундаменте это нужно сделать, что именно является основой этого урегулирования. Если это особый правовой статус, следует исходить из идеи особого правового статуса, но пока представители Тирасполя отрицают этот концепт, любые дискуссии бессмысленны. Главный аргумент состоит в том, чтобы попытаться двигаться параллельно с политическими аспектами, которые помогут решению социальных и экономических проблем, наиболее важных для граждан. Потому что сегодня страдает, по сути, население Зоны безопасности, жители Приднестровья, которые мечтают о лучшей для себя доле.”
XS
SM
MD
LG