Linkuri accesibilitate


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Каким был 2013 год для Приднестровья и его жителей? Что нового наблюдалось в переговорах по урегулированию конфликта? Точка зрения из Тирасполя и… из Мюнхена, а также мнения самих жителей левобережья Днестра.

***

Свободная Европа: Чем запомнился 2013 год жителям Приднестровья – спросили мы журналиста из Тирасполя Наталью Скуртул.

Наталья Скуртул: „В 2013 году событий было очень много разных. Он запомнился тем, что, во-первых, были закрыты социальные сайты, во-вторых, было повышенное внимание к Приднестровью со стороны как России, так и Евросоюза. В третьих, очень было важно то, что наконец-то был принят бюджет, и впервые на трехлетний период, поскольку 13-ый год Приднестровье прожило без бюджета, и возникало много сложностей и вопросов, связанных с отсутствием главного финансового документа страны. Самым запоминающимся событием, на мой взгляд, в области политики, стало, все-таки, принятие бюджета. Теперь мы знаем, чего нам ожидать, какие прогнозные показатели, пусть он и дефицитный – чуть больше трети заложено дефицита бюджета, но, тем не менее, есть документ, есть конкретные цифры, и, уже исходя из этих цифр, можно принимать какие-то взвешенные решения, может быть, видоизменять какой-то курс или какую-то кредитно-денежную политику. Также и налоговую политику, поскольку в 2013 году непомерно высокие налоги повергли многие предприятия в шоковое состояние, приостановку и сокращение объемов деятельности. Руководители говорили даже о том, что на погашение налогов идут оборотные средства, что вымывает основные фонды, капиталы и предприятия потихонечку сворачиваются. Вот этого хотелось бы избежать в дальнейшем.”

Свободная Европа: 2013 год был трудным для приднестровских предприятий в том числе из-за существенного повышения тарифов на природный газ, поставляемый российским концерном Газпром. Несмотря на то, что отпускная цена голубого топлива значительно ниже закупочной, подорожание привело к углублению экономической рецессии

Наталья Скуртул: „Да, действительно, тарифы на газ, установленные государством для предприятий, были непомерно высоки. Для некоторых этот уровень поднялся на 70 процентов. Эксперты отмечают, что такой уровень непосилен даже для инновационных проектов, не говоря о тех предприятиях, которые были построены еще в советское время и по сей день функционируют в Приднестровье. Это действительно стало таким дополнительным ударом плюс к большому налоговому бремени. Наблюдатели отмечают, что фактически экспорт сократился практически на треть; это в то время, когда в Приднестровье импорт превышает экспорт в три раза, и вот такая тенденция сохраняется. Большинство продукции, производимой в Приднестровье, направлялось в страны Европы – около 70 процентов. В эти 70 процентов включен и экспорт в Молдову, который составляет 40 процентов. Около 20-ти, а если быть точнее - 17 % уходило в Россию. Видите, какой дисбаланс ориентаций? То есть, политически Приднестровье говорит о том, что оно направлено на сближение с Россией, а экономически оно все-таки смотрит в сторону Европы и работает больше с Европой.”

Свободная Европа: Наталья, для Республики Молдова 2013 год прошел под знаком парафирования соглашения об ассоциации с Европейским Союзом и создания зоны свободной торговли – события, произошедшего на вильнюсском саммите Восточного партнерства в последних числах ноября. Однако в Тирасполе политическое и экономическое сближение Молдовы с Европейским Союзом встречено без энтузиазма и вызвало сильную обеспокоенность

Наталья Скуртул: „Ну, по правде сказать, вильнюсский саммит взбудоражил экономический сектор Приднестровья и также политический сектор, поскольку в Приднестровье это соглашение, подписанное Молдовой, воспринималось как некий новый вызов. И политическое руководство Приднестровья официально объявило задачей переориентацию производства в восточном направлении, поскольку соглашение о зоне углубленной и всеобъемлющей торговле, подписанное Молдовой с Евросоюзом, оно, по мнению политиков, может нанести вред Приднестровью, поскольку не учитывает специфику работы приднестровских предприятий. По оценкам аналитиков, вот такая переориентация на восток потребует очень огромного количества средств, которых сейчас ни у приднестровской власти, ни у экономических субъектов не находится. Это огромные средства, и я не уверена, что такие средства будет готова вложить Россия для того, чтобы обеспечить переориентацию. Очень много возникает подводных камней и вопросов без ответов, если все-таки рассматривать это как возможный механизм. Тем не менее, наши предприятия надеются, что удастся выработать какую-то особую формулу взаимодействия Приднестровья и Евросоюза, с сохранением определенных преференций, поскольку продукция Приднестровья востребована на рынок Европы и не хотелось бы терять эти рынки в таких непростых условиях мировой экономики, когда она не демонстрирует резких всплесков и роста”.

Свободная Европа: Наталья, а в социальном плане каким был 2013 год?

Наталья Скуртул: „Приятно отметить, что в 13-ом году Приднестровью уделялось больше внимания со стороны внешних игроков. Россия через свою автономную некоммерческую организацию направляла сюда два транша по 60 миллионов долларов для того, чтобы строить социальные инфраструктурные объекты – больницы, школы, детсады. Также, и Европа уделяла больше внимания приднестровской части, направляя сюда средства для инфраструктурных проектов, на восстановление дорог, на строительство корпусов лечебных учреждений, на помощь общественному сектору, на развитие бизнеса. И это ощущается, поскольку такого внимания в предыдущие годы мы не замечали, а сейчас появляется какой-то оптимизм. Единственное, что настораживает – ну вот, например, как выбирались правительством Приднестровья объекты для строительства и реконструкции на российские средства… Несколько школ и детсадов были разрушены для того, чтобы строить новые, хотя приднестровские строители утверждают, что эти школы и детсады были в приемлемом состоянии и могли еще послужить не один год. То есть, целесообразность расходования средств вызывает некоторые вопросы, и очень бы хотелось, чтобы те средства, которые направляются в Приднестровье, они действительно помогали улучшать жизнь людей и формировали ментальность человека, который готов брать ответственность и который готов проявлять активность для того, чтобы ему и его друзьям, соседям, семье жилось лучше и комфортнее. То есть, я наблюдаю такую картину, что пришло время активных людей и реализации идей. И вот эти идеи поддерживаются. Приятно, что участвуют в этом и Евросоюз, и Россия, поскольку этот регион – он особенный, тут можно наблюдать переплетение различных культур, языков. И если здесь будет мир, то, наверное, будет и развитие, и если вокруг Приднестровья будет повышаться уровень жизни, то, я думаю, Приднестровье будет тянуться к этому и создавать для своих граждан комфортные условия, чтобы никто никуда не уезжал, а жил на родной земле и создавал блага.”

Свободная Европа: журналист из Тирасполя Наталья Скуртул. А чем запомнился 2013 год самим жителям Приднестровья и какие у них пожелания в новом году?

В первую очередь, чтобы здоровья у всех было, у близких, у родных, да и, в принципе, чтобы у всех людей было. Чтобы не было войны никогда в жизни больше в нашем регионе, да и во всем мире. Ну, и чтобы Россия, наверное, как бы нам помогла, все-таки признали наше государство и чтоб мы были уже везде признаны и были наравне со всем миром.

Ну, хороший учебный год. Затем поездка на море в другую страну, отдыхал за границей. Да и, в принципе, хорошая игра тираспольского «Шерифа» в Лиге Европы. Ну и, во-первых, опять же – успехов в учебе. И, наверное, чтобы республика процветала. Вот это главное.

А я купила дом для своей семьи. Это очень хорошее событие. Потом – меня повысили в должности на работе. И третье событие, даже не могу сказать – событие, но наша семья здоровая, счастливая, и все у нас хорошо. Ну, увеличения счастья накопленного, здоровья еще побольше, всех благ.

Нормальной человеческой жизни. Все в среднем. Кто-то уходил, кто-то приходил. Как обычно. Чтобы не было хуже – и все. Меньше потерь чтоб было.

Для меня ничего хорошего не осталось. Постоянно не хватает чего-то. Второй половинки нет у меня. Ну, думаю встретить свою судьбу и жить дальше.

Дочка закончила школу и поступила в институт. Были здоровы, не болели. Стала руководителем... Только хорошего. Здоровья, настроения, исполнения желаний. Не одного - многих…

Свободная Европа: Мнения случайных людей, встреченных нашими корреспондентами на улицах Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Каким был 2013 год для политического урегулирования приднестровского конфликта? Мой коллега Василе Ботнару беседует с американским аналитиком Владимиром Сокором, проживающим в Мюнхене.

Свободная Европа: Что произошло в 2013 году в плане приднестровского урегулирования? Разумеется, захватывающего прорыва не было, но как изменились подходы, видение этой проблемы?

Владимир Сокор

Владимир Сокор

Владимир Сокор: „Ничего не изменилось. Более того, ситуация, на мой взгляд, обострилась по сравнению с предыдущими годами, и произошло это на фоне политического кризиса в Республике Молдова. Правый берег Днестра стал менее привлекательным, чем это было раньше, для левого берега. Точнее, стал еще менее привлекательным в глазах левобережья.

Население на левом берегу и, разумеется, средства массовой информации, контролируемые приднестровскими властями, констатируют, что в Республике Молдова воцарился политический хаос, партии развязали войну друг против друга, правящие альянсы в первой половине года сменяли друг друга каждые несколько недель, система правосудия и защиты закона контролируется партией самого богатого бизнесмена в Молдове, падает уровень доверия населения к институтам государства, о чем свидетельствуют и социологические опросы. И это явление, естественно, широко тиражируется и эксплуатируется тираспольской администрацией в своей пропаганде.

Таким образом, привлекательность Молдовы снизилась еще больше на фоне общего восприятия в нашей зоне, восточно-европейской зоне, идеи возвращения России – в полную мощь и на большой скорости – к статусу региональной и международной силы. Здесь большую роль играют российские телеканалы, которые пропагандируют этот образ России в процессе своего возрождения в качестве великой державы. Российская пропаганда, несбалансированная другими источниками информации в Молдове, сделала так, что Коммунистическая партия, еще самая крупная в Молдове, повернула вспять и сменила свою про-европейскую ориентацию на евразийскую, некий эффект снежного кома, который я констатировал в 2013 году.

Также, в этом году мы еще глубже завязли в ловушке, расставленной Россией в 2008-2009 годах, практически в последний год и несколько месяцев правления коммунистов, когда Россия вынудила официальный Кишинев свернуть процесс приднестровского урегулирования с политического аспекта на социально-экономический аспект. И вместо обсуждения вопросов безопасности и статуса сосредоточиться на укреплении доверия между двумя сторонами, что предполагало, во-первых, меры социального и экономического порядка, порядка малых шагов.

Таким образом, переговоры сбили с курса, который мог привести к какому-то результату, и направили в русло, которое не ведет ни к какому результату, а если и ведет, то только к отрицательному. И как только диалог был перенаправлен из русла политических проблем и проблем безопасности в русло социально-экономических вопросов и мер доверия, Тирасполю представился шанс получить незадекларированное признание отделения Приднестровья от Республики Молдова. В рамках этого диалога, начавшегося осенью 2008-весной 2009 года, обсуждалось признание Республикой Молдова системы телефонной связи Приднестровья на принципе равноправия сторон, признание Республикой Молдова номерных знаков приднестровских автомобилей, приравнение актов гражданского состояния, выданных приднестровскими органами, и их признание Республикой Молдова.

Иными словами, целый ряд малых шагов, которые вели на практике к признанию разделения Приднестровье от остальной части Молдовы. От Кишинева требовали признать все эти вещи для того, чтобы заручиться „сертификатом доверия” со стороны Тирасполя. Тирасполь говорил: "Если вы все это признаете, мы начнем доверять вам и сможем приступить к политическим переговорам". Но, разумеется, они не собирались приступать к политическим переговорам, они хотели расставить ловушку и заманить в нее Республику Молдова, потому что, если бы этот процесс продолжился, в один прекрасный день Тирасполь обязательно заявил бы: "Молдова признала отделение Приднестровья в таких-то вопросах. Де-факто, мы отделены от Республики Молдова".

Именно в этом направлении подталкивались переговоры в течение 2013 года. И, к сожалению, западная дипломатия приняла эту логику... Западная дипломатия приняла этот порядок приоритетов, согласно которому меры доверия, сформулированные Тирасполем и Москвой, стали предварительным условием для перехода к переговорам по вопросам политики и безопасности. Предпосылкой этих переговоров. И это условие так и осталось висеть в воздухе, потому что Молдова и ее сторонники на Западе приняли его в 2008-2009 годы и завязли в расставленную ловушку. И ловушка захлопнулась еще крепче, по сути. Первой ловушкой стало принятие идеи о существовании конфликта между двумя берегами Днестра, внутреннего конфликта в Республике Молдова, тогда как в действительности это внешний, межгосударственный конфликт между Россией и Республикой Молдова.”

Свободная Европа: Развязанный на территории Приднестровья...

Владимир Сокор: „Так точно.”

Свободная Европа: Сейчас Тирасполь снова возвращается к политическим рамкам, так как ему выгодно говорить, что, видит Бог, после Вильнюса неминуемо последует отделение Приднестровья и признание региона со стороны Российской Федерации, поскольку Тирасполь и Кишинев смотрят и двигаются в разные стороны. Действительно может произойти отделение?

Владимир Сокор: „Отделение существует де-факто, это ясно. Не думаю, что Российская Федерация признает Приднестровье, как это случилось с Абхазией или Северной Осетией, признанных Россией в 2008 году. Однозначно, не думаю, что это случится. Даже после Олимпиады в Сочи. Этого не произойдет в обозримом будущем.

Россия абсолютно ничего не выиграет от такого хода. На самом деле, Россия лишилась рычага влияния на Республику Молдова через приднестровский конфликт. Она утратила этот рычаг, так как позиционировала себя не как арбитр или как посредник, а как непримиримый и негибкий сторонник Приднестровья. Тем самым, Россия автоматически потеряла возможность воздействовать на внешний курс Республики Молдова.

Если, гипотетически, Россия заявила бы Кишиневу, что завтра она пересмотрит свою политику в отношении Приднестровью, если Молдова пересмотрит свою политику в отношении Европы, она, Россия, вновь получила бы определенный рычаг влияния на Кишинев. Правда, не с помощью действующего правления, проевропейского до мозга костей, а посредством определенных политических сил Молдовы, не входящих в правящую коалицию, а из оппозиции, которые могли бы сказать, что стоит воспользоваться возможностью договориться с Россией при условии, что Молдова замедлит свой европейский путь. Да, тогда Россия вновь заполучила бы рычаг влияния.

Но Россия не собирается этого делать. Об этом можно судить по неоднократным заявлениям Дмитрия Рогозина, который предостерег насчет того, что приднестровский „вагон” отцепится от состава на крутых виражах „локомотива”, следовавшего на Запад. Рогозин повторяет эту метафору, из чего можно судить, что другими рычагами влияния он не располагает. Россия уже отцепила „вагон” Приднестровья от Молдовы и снова его прицепить не собирается.”

Свободная Европа: политический аналитик Владимир Сокор, в беседе с Василием Ботнару.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG