Linkuri accesibilitate


23 декабря исполнился ровно год со дня браконьерской охоты в заповеднике «Pădurea Domnească» в Фалештском районе Молдовы. В результате, напомню, погиб молодой кишиневский бизнесмен Сорин Пачу. Прошел год. Виновные не установлены и не наказаны. Нелицеприятные выводы, сделанные парламентской следственной комиссией, спрятаны в стол.

Практически весь уходящий год над политическим классом Молдовы незримо витал дух трагедии на «царской охоте». Я не буду в очередной раз пересказывать всю канву острейшего кризиса, разразившегося 6 января на пресс-конференции, которую дал председатель общественного движения «Антимафия» Серджиу Мокану.

Напомню только основные этапы:
  1. После 6 января сначала информационное пространство, а затем и политическое сообщество РМ входят в состояние перманентного землетрясения. Начинается раскол в правящем альянсе. Отправляется в отставку генпрокурор Виктор Зубко – главный фигурант скандальной охоты, упраздняется пост первого вице-спикера парламента, и Влад Плахотнюк становится рядовым депутатом.
  2. 13 февраля лидер ЛДПМ, премьер-министр Влад Филат объявляет о выходе из Соглашения АЕИ. До и после этого дня Филат постоянно твердит, что не намерен иметь дело с «мафией, которая находится во власти».
  3. 5 марта голосами ПКРМ, социалистов, Михая Годи и «партнеров» Филата из Демократической партии правительство было отправлено в отставку по обвинению в коррупции.
  4. 22 апреля Конституционный суд РМ запретил Филату становиться в дальнейшем премьер-министром именно на основании обвинений в коррупции.
  5. Конец апреля – начало мая: Влад Филат решил сблизиться с Партией коммунистов и пресечь ряд выгодных Плахотнюку законопроектов – в частности, по реформе избирательной системы.
  6. 30 мая голосами ЛДПМ, ДПМ, «реформированных либералов», части «старых» либералов, группы Мишина, Вероники Абрамчук и будущего «пришельца» в ДПМ Сергея Сырбу было утверждено правительство Юрия Лянкэ.

Политический кризис закончился за полгода. Благодаря чему или кому участники «царской охоты» вышли сухими из воды, а страна так и осталась под олигархическим контролем?

Во-первых, и это говорят почти все эксперты из противоположных лагерей, свою роль так и не сыграл Влад Филат. Как оппозиция, так и здоровые силы в правом политическом сегменте ожидали от тогдашнего премьер-министра жесткости. Не дождались. Начав зимнее наступление на кукловода, имея большой кредит доверия от общества, своей партии, оппозиции и западных дипломатов, Филат дрогнул под обстрелом в виде «маски-шоу» в здании правительства, сливов телефонного компромата и уголовных дел против министров из ЛДПМ. В результате Плахотнюк обернул ситуацию в свою пользу, сместив Филата с должности при помощи коммунистов.

Во-вторых, негативную роль сыграли европейские дипломаты, которые поначалу были полны решимости поддержать Филата в борьбе с мафией, но потом, увидев его нерешительность, отказали ему в поддержке и спокойно «сдали», причем дважды – 5 марта и 22 апреля. Но ведь проблема была не столько в личности Влада Филата, сколько в готовности европейцев поддержать или не поддержать кого угодно, лишь бы предотвратить реванш ПКРМ. Когда европейцы увидели, что ЛДПМ и ПКРМ голосуют сообща, они поняли, что риск этого реванша выше, чем раньше, и приняли упреждающие меры. По словам моих источников, эмиссары из Брюсселя откровенно «ломали» Филата, грозя ему полным перекрытием финансирования в случае провоцирования досрочных выборов. С другой стороны, некоторые европейские дипломаты уже после 30 мая заявили, что «история с охотой была явно раздута прессой». Вот как! А как же зимние заявления о том, что «справедливое расследование трагедии на охоте будет индикатором демократии в Молдове»?..

В-третьих, сказалась пассивность подавляющего большинства населения. Почти тотальный контроль властей над прессой и активно культивируемый в обществе страх перед возвращением коммунистов привели к тому, что люди оказались дезориентированы и поверили в то, что «смена власти есть крах демократии и европейской мечты».

Так или иначе, правящий альянс переродился в коалицию. Действующие лица практически те же, декорации те же. Отойдя от края пропасти, власть перешла к реализации главного пункта политической повестки 2013 года – к саммиту «Восточного партнерства» в Вильнюсе. Второе полугодие прошло под знаком форсирования европейских инициатив и противостояния им со стороны Партии коммунистов.

Было бы, однако, несправедливо утверждать, что в безнаказанности участников «царской охоты» виновна исключительно власть. Как говорится, «на то и щука в реке, чтобы карась не дремал». Молдавская власть, конечно, далеко не карась, скорее пиранья, но и оппозиция, как показали последние месяцы, отнюдь не щука. Осень-2013 прошла в ожидании бархатной революции, смены власти, отставки правительства, досрочных парламентских выборов – то ли всё вместе, то ли по очереди.

Стартовые позиции для ПКРМ были просто подарком небес. По всем опросам, минимум 80% респондентов выражали недовольство политическим курсом властей, число сторонников Таможенного союза превысило число адептов европейской интеграции, рейтинг Партии коммунистов превышает рейтинги правящих партий, вместе взятых.

Однако вышло иначе. Собрав 23 ноября 50 тысяч мотивированных, ненавидящих власть людей, Партия коммунистов спокойно распустила их по домам. Самое смешное и одновременно грустное то, что за 15 минут до объявления с трибуны о прекращении митинга народ услышал, что «сегодня повторения 16 марта не будет». Напомню, что в 2012 году, когда альянс назначил президентом Тимофти, коммунисты собрали внушительную толпу, но так и не сумели предотвратить голосование.
И тогда, и сейчас я ожесточенно спорил с коммунистами, называя их «нежелание идти на обострение» элементарной мягкотелостью. И тогда, и сейчас я говорил, что власть принимает их «бархат» за слабость – со всеми вытекающими последствиями. И, кстати, сегодня, 23 декабря, последствие не заставило себя ждать. Кукловод Плахотнюк, с недавних пор ставший блогером, опубликовал в годовщину «царской охоты» статью, в которой назвал главной угрозой для Молдовы не мафию, не преступность, не олигархов, не коррупцию, а Партию коммунистов.

Удивительно? Вовсе нет! Как раз наоборот. Еще до «революции» я говорил и писал, что в случае провала коммунистов власти обязательно перейдут в контрнаступление. Есть две основные цели на период после Вильнюса: изменение избирательной системы с внедрением одномандатных округов и разгром ПКРМ и оппозиционно настроенных гражданских активистов. И вот моё предсказание сбывается с математической точностью: едва отгремели фанфары Вильнюса, как в Гагаузии заговорили о создании мажоритарных округов. Так сказать, «пилотная версия» избирательной системы.

И вот сейчас – статья Плахотнюка о «главной угрозе». Давайте я угадаю, ЧТО начнется в прессе, львиная доля которой контролируется данным персонажем? Можно сколько угодно говорить об осторожности и нежелании идти на жесткие меры, но, во-первых, политику не делают в белых перчатках, а во-вторых, тут действует главный принцип футбола: «Не забьешь ты – забьют тебе». Не посадишь ты – посадят тебя. Не скинешь ты – скинут тебя. И так далее.

Словом, мы заканчиваем 2013 год в состоянии полного краха иллюзий. Нет, я не списываю со счетов оппозицию, но теперь еще больше укрепляюсь во мнении: с одной стороны, период «интеллигентной» революции успешно провалился, и оппозиция должна обзавестись зубами, в противном случае, зубы испробуют на ней самой. С другой стороны, я убежден практически на 100%, что существенные изменения в Молдове станут возможными только при внешнем воздействии. Но это уже совсем другая история.

А пока… спустя год Молдова живет всё в той же порочной олигархической системе, где законы подменены «понятиями», а судебная система – телефонным правом. Но это, видимо, мало кого возмущает. Во всяком случае, внешне страна такая же, как и год назад. В Багдаде всё спокойно.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG