Linkuri accesibilitate


Я не писал об Украине почти месяц. После решения правительства от 21 ноября о приостановлении подписания Соглашения об Ассоциации у меня было твердое убеждение в том, что европейская интеграция более не является первым пунктом реальной (а не формальной) внешнеполитической повестки дня Киева. Это убеждение не изменилось и сегодня, хотя на протяжении декабря неоднократно возникало ощущение, что Евромайдан вот-вот переломит ситуацию и, по меньшей мере, добьется отставки ненавистного премьера Азарова и заставит Януковича играть по правилам Запада и его ставленников в Киеве.

Однако данный материал не будет простым описанием событий за последний месяц. Я обратил внимание на то, что последняя декада ноября – начало декабря в истории Украины очень часто оказывались «судьбоносными» периодами.

1 декабря 1991 года народ Украины на референдуме выразил поддержку Акту провозглашения независимости от 24 августа. Чуть более 90% пришедших к урнам жителей республики (явка составила немногим более 84%) проголосовали за независимость. Замечу, что, вопреки широко распространенному убеждению, сецессия Украины не педалировалась западными державами, которые опасались хаоса в результате распада СССР, особенно беспокоясь по поводу расползания ядерных арсеналов, имевшихся в наличии не только у России, но и Украины, Белоруссии и Казахстана.

В частности, президент США Джордж Буш-старший в ходе визита в Киев в сентябре 1991 года пытался убедить национально-ориентированную элиту не форсировать отделение Украины. Об этом можно прочесть в мемуарах трех западных дипломатов: Р. Брейтвейт, Дж. Мэтлок, С. Тэлботт «Горбачев: Крах советской империи», М., 2012. Тем не менее, процесс дезинтеграции СССР стал необратимым, поскольку Горбачев потерял влияние после путча, а Ельцин намеревался всеми путями избавиться от него, для чего самым «оригинальным» решением было разрушение государства, которым руководил Горбачев.

В общем, 1 декабря 1991 года была поставлена точка в существовании Советского Союза, поскольку без Украины Евразийская империя, коей, без сомнения, был Союз, теряла свой вес и смысл. Беловежские соглашения 8 декабря стали формальностью. Первый Акт отхода Украины от России состоялся даже вопреки открыто выраженной позиции США.

Однако создание СНГ и продолжение экономической кооперации между Россией и Украиной, наличие огромного пласта русского и русскоязычного населения в Украине не позволило окончательно оторвать друг от друга два народа и два государства. США, победив в «холодной войне», лишь к 1995 году осознали масштабы последствий распада СССР и приняли новую стратегию на постсоветском пространстве. В первую очередь это выразилось в расширении НАТО на Восток, а затем – в организации смены режимов в республиках бывшего СССР.

Второй тур выборов президента Украины 21 ноября 2004 года был заранее объявлен фальсифицированным, поскольку победивший Виктор Янукович считался более популярным, чем фаворит Запада Виктор Ющенко, и это не входило в планы внутренних и внешних сил, которые поставили цель воплотить в жизнь геополитическую максиму Збигнева Бжезинского: «Россия без Украины никогда не станет империей».

Уже 22 ноября начались массовые акции протеста, которые в итоги вылились в решение Верховного суда о «невозможности определить победителя» и отмену итогов второго тура. Повторное голосование 26 декабря принесло победу Виктору Ющенко. События тех дней вошли в историю под названием «Оранжевой революции», а площадь Независимости в центре Киева вошла во многие языки под своим украинским названием «Майдан Незалежности». Второй Акт отхода Украины от России успешно состоялся при открытой поддержке США и ЕС.

Евроатлантические силы в Украине тогда переломили ситуацию в свою пользу, навязав повестку дня более богатому промышленному Юго-востоку. Однако справедливости ради надо заметить, что победа «оранжевых» 9 лет назад объяснялась не только их собственной последовательностью, жесткостью и беспрецедентной поддержкой извне, но и двойственной позицией, занятой тогдашним президентом Леонидом Кучмой. Ему, кстати, принадлежит характерное высказывание: «Чтобы стать президентом Украины, надо опираться на ее восток, а чтобы остаться президентом Украины, надо опираться на ее запад». Лучше и не описать вечную дихотомию двух миров, на которые остается разделенной соседняя страна. Лучше и не скажешь о вечном двурушничестве украинской элиты, которая все 22 года умудрялась сидеть одновременно на русской газовой трубе и европейском чемодане с деньгами.

По этой причине Украина пришла в 2013 году к очередной точке геополитической бифуркации. Победа Виктора Януковича на выборах в феврале 2010 года поначалу успокоила Москву – ведь немало насоливший ей Виктор Ющенко позорно проиграл выборы, получив всего 2% голосов. Однако «пророссийский» Янукович очень скоро дал понять ошарашенной России, что курс на европейскую интеграцию был и остается важнейшим приоритетом внешней политики Киева. Тогда же актуализировалась тема «главной фобии» украинских олигархов – русских акул капитализма, которые-де придут и отберут у украинских «младших братьев» все самые хлебные отрасли промышленности. Сказать, что эти страхи беспочвенны, значило бы покривить душой. И в Украине, и в Беларуси у российских финансово-промышленных групп есть колоссальные экономические интересы, которые неизбежно конфликтуют с местными группировками. А если учесть, что Янукович – ставленник мощного донецкого клана, у которого вся Украина – один большой бизнес-проект, то опасения по поводу Кремля более чем реальны.

Но давайте на минуточку вспомним, что Соглашение об Ассоциации – это документ, не относящийся к благотворительной деятельности. Это большой и строгий циркуляр, определяющий очень жесткие правила игры. Как пишут украинские и российские эксперты, Янукович переоценил свои способности лавировать между двумя фронтами и в один момент просто заигрался. Да, «Восточное партнерство» - проект прежде всего геополитический, внедренный близкими к США странами – Польшей и Швецией, а также активно лоббируемый Великобританией, Балтией и Румынией. Ради геополитических завоеваний ЕС был готов закрыть глаза на темное прошлое Януковича, на сидящую два года в тюрьме Юлию Тимошенко, на высокий уровень олигархизации экономики и т.д. Но это не означает, что европейцы завалили бы Украину деньгами только за то, что Янукович помашет Путину ручкой на прощание.

С другой стороны, украинский президент надеялся сохранить существующий режим торгово-экономических отношений с Россией, но летом получил жесткую отповедь от хозяина Кремля, который напомнил Януковичу извечное «Дружба дружбой, а табачок врозь». В общем, к сентябрю на Банковой улице в Киеве поняли, что Европа требует подписи, но денег не дает, а Россия требует сначала отказаться от подписи, а потом обещает деньги. Вечный комплементаризм Украины потерпел крах – как, кстати говоря, и Армении, которая получила примерно такой же отказ от ЕС и выгодное предложение от России.

Решение правительства Украины от 21 ноября 2013 года стало не просто ответом Януковича и Азарова европейцам на жесткость и жадность, но и щелчком по носу всем «оранжевым» - спустя ровно 9 лет после первого Майдана. «Месть – это блюдо, которое подают холодным», - намекнул украинский президент, припомнив соперникам отнятую у него 9 лет назад победу.

Уже после саммита в Вильнюсе, после начала «Евромайдана» мы узнали о том, что Путин пообещал Януковичу 15 млрд. долларов и скидку на газ. Что интересно, названную сумму Россия даст не из своего бюджета, а из средств Стабилизационного фонда, вложенных в западные облигации. Уточняется, что деньги будут размещены на Ирландской бирже, где Россия и купит украинские долговые обязательства. Между прочим, некоторое время назад Ирландия полностью приостановила сотрудничество с Международным валютным фондом и Европейским Центробанком. Совпадение?

На данный момент нельзя однозначно утверждать, что пророссийский вектор Виктора Януковича взял верх. В конце концов, ни Киев, ни Москва не говорят о том, что Украина намерена вступить в Таможенный союз. С другой стороны, у меня нет сомнений в том, что США прекратили поддержку Евромайдана. Для меня украинская оппозиционная акция «умерла» в тот момент, когда заместитель государственного секретаря США Виктория Нуланд после встречи в Киеве с тройкой оппозиционеров: Виталием Кличко, Арсением Яценюком и Олегом Тягнибоком – заявила о том, что Вашингтон не будет применять санкций против властей Украины. «США слили Майдан», - сказал я себе, прочитав это информационное сообщение.

Почему? Хороший вопрос. Нужно помнить о том, что в Украине есть очень серьезные интересы Германии, которая намерена защищать свои инвестиции. Утечка в немецкой прессе по поводу «однозначного решения Берлина поддержать на выборах 2015 года кандидатуру Виталия Кличко» - это, по моему убеждению, сознательная диффамация оппозиционного политика и попытка внести раскол в стан проевропейских сил.

Можно допустить, что США решили сломать игру Германии, поскольку на пространстве к востоку от Вислы у двух стран совершенно разные интересы. Обама не доверяет Меркель (и поэтому прослушивает ее телефон), Меркель в ответ не доверяет Обаме, и если США решили «сдать» тех, кого якобы лоббирует Германия, это не что иное, как «дружеская подножка». А Путин этим умело пользуется.

Так или иначе, Третий Акт отрыва Украины от России провалился. Или споткнулся. Европа проиграла России сражение за Украину, но пока не проиграла всю войну. Решающий бой состоится в феврале 2015 года. Вот тогда и посмотрим, насколько последователен Янукович в новой ипостаси «друга России», насколько настойчива Европа в желании наказать его и насколько щедра и убедительна Россия в создании Таможенного/Евразийского Союза, который без Украины не будет представлять большого интереса.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG