Linkuri accesibilitate


12 декабря в Ереване состоялась встреча министров иностранных дел Организации черноморского экономического сотрудничества. Это рутинное мероприятие не удостоилось бы особого внимания прессы и экспертов, если бы не присутствие главы турецкой дипломатии Ахмета Давутоглу.

Поскольку встреча проходила на уровне глав МИД, турецкий чиновник мог рассчитывать лишь на беседу со своим армянским коллегой Эдвардом Налбандяном. Что, собственно, и произошло. А президент Серж Саргсян не принял Давутоглу, и это, как уточнила пресс-служба главы армянского государства, не входило в планы.

Непосредственный разговор руководителей МИД Армении и Турции прошел за закрытыми дверями, после чего прошел брифинг, но почему-то только для турецких журналистов и, соответственно, с участием только Давутоглу. Однако самое интересное было потом. Как сообщает агентство РИА Новости со ссылкой на турецкую газету Hurriyet, турецкий министр на борту самолета, улетавшего из Еревана, заявил журналистам, что «депортация армян в 1915 году была негуманным шагом, и Турция никогда не поддерживала эту политику». Это более чем «нестандартное» заявление вызвало в Ереване скептическую усмешку.

Но прежде чем анализировать последствия выступления Ахмета Давутоглу, я более широко его процитирую, т.к. почти каждое высказывание заслуживает внимания. Привожу цитаты по ереванскому агентству PanArmenian.

1) Говоря «просто память», я имею в виду, что мы должны изучить факты, и тогда мы поймем, что армяно-турецкие отношения не имеют ничего общего с немецко-еврейскими отношениями. После того, как вы осознаете это, вы поймете, что депортация, как я уверен, была абсолютно неправильной и негуманной мерой.

Честно говоря, я не до конца понял, с какой целью Давутоглу сравнил Геноцид с Холокостом. Чтобы доказать, что Холокост – это «настоящий» геноцид, а уничтожение армян – это «просто» трагедия? Тогда ничего удивительного, ведь турецкая политика отрицания Геноцида основывается не на оспаривании факта физического истребления моего народа, а на утверждении, что «армяне перешли на сторону русских и были переселены из прифронтовой полосы в глубинные районы Османской империи». То есть турки считают, что 1915 год – это не что иное, как «наказание неверных подданных». Правда, турки не утруждают себя объяснением того, как они определили «неверность» у маленьких детей и их матерей, в массовом порядке уничтоженных по дороге в Месопотамию, в сирийской пустыне Дер-Зор или в порту Трабзона, где власти загрузили мирных армян на корабль якобы с целью эвакуации, а потом утопили их всех в открытом море.

2) Но когда вы пишете историю этой депортации, надо принимать во внимание тот факт, что в коллективном сознании турецкой стороны укоренилось восприятие того, что армяне предали свою нацию и заслужили депортацию. Любое неверное восприятие исторических фактов как с армянской, так и с турецкой стороны должно быть уничтожено. Мы, в отличие от армян, смогли это сделать в 2005 году.

Поясню: в 2005 году премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган предложил тогдашнему президенту Армении Роберту Кочаряну создать совместную комиссию историков для изучения событий начала ХХ века. Идея была отвергнута Ереваном, поскольку в Армении факт Геноцида не подвергается сомнению, а диалог с Турцией может вестись исключительно об устранении последствий этой национальной катастрофы.

А сегодняшним заявлением Давутоглу фактически отрицает право армян на иное, чем турецкое, понимание исторических событий. Что ж, весьма характерно и предсказуемо для страны, которая отрицает Геноцид как уничтожение Западной Армении, потерю земли и имущества армянского народа.

3) Наша главная цель не только открытие турецко-армянской границы, а формирования основы, которая проложит дорогу для всеобъемлющего мира. Она основана на трех столпах. Первый – это отношения между Турцией и Арменией. Второй – армяно-азербайджанские и грузино-абхазские отношения. И третий – отношения непосредственно между турками и армянами. Если один из столпов поврежден, это приводит к трагедии.

Тут, по большому счету, комментарии излишни. Турция продолжает «не замечать» настойчивое предложение Армении наладить отношение без предварительных условий (то есть жертва предлагает палачу, но палач продолжает торговаться!). Мало того, что Анкара жестко увязывает армяно-турецкий вопрос с Карабахом (а это, я напомню, стало основной причиной срыва ратификации Цюрихских протоколов 2009 года), так она еще включает его в общий региональный контекст. В связи с этим я был бы очень признателен армянской дипломатии, если бы ее представители однажды увязали турецкую тему с кипрским вопросом. Пусть Турция сначала прекратит оккупацию 40% территории Кипра, прекратит поддержку так называемой Турецкой Республики Северного Кипра, а потом Армения начнет обсуждать варианты налаживания отношений с Анкарой. Вы скажете – причем тут Кипр? А причем тут Абхазия?

Но дальше – еще интереснее:
4) Предположим, мы открыли границу с Арменией. Но если вновь начнется война между Арменией и Азербайджаном, мы будем вынуждены снова ее закрыть. Сложнейшая вещь – разморозить айсберг статуса-кво. Вы даже можете инициировать войну, пытаясь его разморозить.

То есть устами Давутоглу Турция дает понять, что основа основ Цюрихских протоколов – открытие границы и установление дипломатических отношений – это не более чем дипломатическая блажь, романтика. То есть, если бы документ, подписанный в Швейцарии, был ратифицирован обеими сторонами, а на следующий после этого день в Карабахе возобновилась бы война, Турция снова закрыла бы границу. И что – США объявили бы ей войну, а Россия прекратила бы с ней многомиллиардную торговлю? Проще говоря, турецкий министр проговорился, дав понять, что ее подпись решительно ничего не значит.

По большому счету, после этого пункта можно было бы завершить данный материал со словами «Всем спасибо, все свободны». Чего греха таить – Турция бесхитростно, но эффективно обвела вокруг пальца и Армению, и целый сонм сильных мира сего, рукоплескавших 4 года назад Эдварду Налбандяну и Ахмету Давутоглу. При подписании Протоколов в Цюрихе присутствовали министры иностранных дел Швейцарии, России, Франции, госсекретарь США и верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности. Только Папы Римского не хватало для полной картины вселенского ликования. И что? Не успели стихнуть аплодисменты, как в Баку начался вселенский плач. Шутка ли – Турция открывает границу с Арменией, вся политика блокады летит в тартарары, турки прекращают поддержку Баку в карабахском вопросе. Но плач был напрасным (хотя правильнее сказать, что ненапрасным) – Турция очень скоро дала понять, что подпись в Цюрихе ничего не значит. Угроза из Баку устроить Анкаре газовую обструкцию оказалась сильнее, чем суровые очи великих держав.

В результате турецких игрищ президент Армении принял решение отозвать Протоколы из парламента, тем самым поставив точку в этой мертворожденной сенсации. Соответствующий указ Серж Саргсян подписал 22 апреля 2010 года – за два дня до 95-й годовщины Геноцида, тем самым показав, что историческая память армянского народа не может быть перечеркнута конъюнктурными играми. И это притом, что Саргсян несколькими месяцами ранее совершил турне по важнейшим городам проживания Диаспоры: Ростов, Париж, Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Бейрут – чтобы объяснить разъяренным потомкам жертв Геноцида, что Протоколы – тяжелый, но важный компромисс. Акции протеста были столь массовыми и ожесточенными, что, признаюсь, лавирование турок стало для армян подарком небес.

Я много раз говорил своим друзьям и скажу сейчас: Протоколы невыгодны Армении, но в еще большей степени они невыгодны Турции. Иначе Анкара ратифицировала бы документ еще до того, как Эдвард Налбандян вернулся бы в Ереван. Так или иначе, в 2011 году турецкий парламент снял Протоколы с ратификации, пообещав, правда, вернуться к ним, «если что».

…В истории с самолетной речью Давутоглу всё-таки остается один момент, который не дает мне покоя. Зачем он сделал заявление, явно противоречащее официальной линии Анкары, на борту лайнера в окружении придворных журналистов? Пресса уточняет, что в этой группе были двое этнических армян, работающих в турецких СМИ, но что это меняет в принципиальном плане? Можно допустить, что это была сознательная утечка, небольшая постановка. Весьма вероятно. Но говорить такие вещи после встречи – это как кулаками после драки?

Скорее всего, встреча с Налбандяном была провальной (а с Саргсяном ее и вовсе не было), в ближайшее время армянские и турецкие представители встречаться не будут – а время тикает! До «часа Х» осталось меньше полутора лет, турок ожидает нарастающий вал напряженности в Армянском вопросе, они испортили отношения с Сирией, Ираком, Ираном, их отвергают в Европе – где та точка приложения позитива, которую они могли бы эксплуатировать на фоне провальной внешней политики? Возможно, как раз в Армении турецкое правительство могло бы примерить маску добродушия и смирения, но и тут не получается. Давутоглу будто бы льет слезы по убиенным армянам, и некоторые уже готовы ему поверить, но дальше снова – «неверное восприятие», «границу откроем – границу закроем» и т.д.

Снова задаешься вопросом: «А что это было?» На покаяние никак не похоже, на зондирование почвы тоже, потому что сделано грубо, вызывающе. Очередная привязка Геноцида к Карабаху – не новость, для этого необязательно лететь в Ереван. Но ведь 24 апреля 2015 года стремительно приближается. Вроде бы турки поставили Армению приоритетом номер один во внешнеполитической повестке на следующий год – мне кажется что это слишком эпатажный старт очередной заезженной кампании лицемерия.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG