Linkuri accesibilitate


В начале прошлой недели состоялся визит президента России Владимира Путина в Армению. Отмечу, что российский лидер до этого посещал Армению лишь дважды – в 2001 и 2005 годах, а в ранге премьер-министра не был вообще ни разу.

Нынешняя поездка началась с посещения 102-й российской базы, расположенной в городе Гюмри. В моем понимании этот жест означает достаточно много: Путин дал понять, что российско-армянское сотрудничество – это в первую очередь военная составляющая. Напомню, что в 2010 году две страны приняли решение продлить срок пребывания базы до 2044 года, а теперь дан старт процессу модернизации и дооснащения базы новыми вооружениями. Отмечу в связи с этим, что на объекте находятся зенитно-ракетные комплексы С-300, а также, по некоторым данным, оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер» и реактивные системы залпового огня «Смерч». Кроме того, ожидается пополнение парка военной техники 18 вертолетами.

Словно подтверждая витающее в воздухе ощущение приоритетности военной составляющей, Владимир Путин на региональном форуме в Гюмри заявил, что Россия «никогда не собиралась уходить из Закавказья, а наоборот, намерена укреплять свои позиции». Интересно, что турецкая пресса, внимательное отслеживающая все события на Южном Кавказе, тоже обратила внимание на приезд Путина на 102-ю базу, заодно напомнив своим читателям о том, что этот объект – фундамент системы военной безопасности Армении, в том числе от турецкого фактора.

Однако с учетом того, что визит хозяина Кремля состоялся 2 декабря, то есть практически сразу после саммита в Вильнюсе и на фоне противостояния властей и оппозиции в Украине, военный аспект российско-армянских отношений уступил геоэкономическому. Лейтмотивом переговоров Владимира Путина и Сержа Саргсяна в Ереване, после отъезда из Гюмри, стало осуществление практических шагов для вступления Армении в Таможенный Союз. Предполагается, что в Москве 24 декабря будет подписана «дорожная карта» присоединения республики к ТС и Евразийскому экономическому пространству.

Так или иначе, разговор двух президентов сводился к оценке нынешних экономических достижений, но в большей степени – перспектив Армении в ТС. Причем Путин привез нематериальный подарок. «Принципиально новым явлением становится конкуренция национальных юрисдикций. Теперь предприниматели стран ТС могут выбирать место регистрации своих компаний. Для государственных органов это стимул создавать комфортные условия ведения бизнеса», - сказал российский президент в Армении.

Но материальные итоги визита, конечно, более впечатляющие. Так, Россия отменяет 30%-ную экспортную пошлину на нефть, газ и алмазы (последнее – важная отрасль армянской экономики). Цена на газ составит 189 долларов за тысячу кубометров вместо нынешних 270, причем новый тариф останется неизменным в течение ближайших пяти лет, а объем поставок будет на уровне 2,5 млрд. кубометров в год. «Газпром» выкупил у «АрмРосГазпрома» оставшиеся 20% акций.

Кроме того, запущен 5-й энергоблок Разданской ТЭС – второго по значимости предприятия в сфере электроэнергетики. Что же касается предприятия номер один – Армянской АЭС, Россия обязалась вложить средства в ее модернизацию и продление эксплуатации до 2026 года. «На десерт» стороны приготовили решение о создании космического аппарата связи и телевещания Армении и об организации научных космических исследований на базе Бюраканской обсерватории, стоящей у подножия горы Арагац. И это не говоря о том, что вступление Армении в Таможенный союз позволяет Еревану закупать российскую военную технику по внутренним ценам, то есть без таможенных пошлин.

Это, что называется, видимая сторона Луны. Анализируя события последних месяцев, нельзя обойти вниманием несколько важнейших факторов, сделавших возможным именно такое развитие событий. Напомню, что лето 2013 года прошло под знаком резкого усиления антироссийских настроений в Армении. Начало поставок новейших наступательных вооружений Азербайджану, в том числе РСЗО «Смерч», огнеметных систем «Солнцепек», танков Т-90С и др. вызвало резкое неприятие в Ереване и впервые в Степанакерте.

Даже те политики, которые ранее не были замечены в критике России, говорили о ее недружественном шаге – союзник по ОДКБ, на минуточку! – и о предательстве с ее стороны. Даже видавшие виды карабахские военные, прошедшие тяжелейшую войну и при этом сохранившие трезвость и ясность ума, открыто говорили, что следующим шагом может быть «сдача Карабахa азербайджанцам под давлением Москвы». Не добавила позитива и трагическая история с подмосковным водителем-армянином Грачьей Арутюняном.

Пресловутый женский халат, в который по непонятной причине был одет водитель в зале суда, и оскорбительный истеричный репортаж не в меру крикливой Ольги Скабеевой на российском телеканале только подлили масла в огонь. Халат даже стал символом российского унижения Армении, тогда даже пророссийски настроенные люди были возмущены до предела.

Видимо, в Москве поняли, что перестарались, и начали сглаживать острые углы. Вероятно, минувшим летом между Россией и Арменией шли интенсивные консультации по вопросу об определенных компенсациях Еревану. Так, несколько месяцев назад в прессе появились утечки о размещении ОТРК «Искандер» на базе в Гюмри, причем с тех пор никто эту информацию не опроверг.

Затем я по своим каналам получил сообщения о том, что Россия передала или в ближайшее время передаст Армении ряд вооружений по льготным ценам на внушительную сумму – и не столь важно, чтобы сумма или партия оружия строго соответствовала азербайджанскому заказу. Армянское военное ведомство и экспертное сообщество всегда подчеркивало, что страна закупает вооружения не для арифметического паритета, а для достижения такого оперативно-технического уровня, который бы позволил минимизировать азербайджанскую угрозу.

Так или иначе, к началу осени градус напряжения спал, хотя армянские власти решили косвенно ответить России через активизацию европейской интеграции. Но дальше случилось то, что случилось. Как я писал в прошлом материале («Секреты большой политики»), европейцы два года не давали никаких гарантий Армении в двух основополагающих вопросах: неприкосновенность Нагорного Карабаха в контексте контроля на границе в соответствии с требованиями ЕС и принуждение Турции к открытию границы с Арменией. Это, а также указанные преференции от России, сыграло решающее значение при радикальной смене внешнеполитического вектора – 3 сентября Армения заявила о намерении вступить в Таможенный союз.

Я по-прежнему не считаю ТС панацеей для Армении и остаюсь при мнении, что львиная доля ответственности за превращение страны в российскую губернию лежит на самих армянских властях. Таможенный союз не гарантирует стране модернизации и демократизации по европейскому образцу. Однако в сложных условиях Южного Кавказа, блокады со стороны двух враждебных государств у Армении нет иного выбора. Коль скоро Европа далеко, граница с Турцией (страны, подписавшей Соглашение об Ассоциации!) закрыта, а гарантий Армении никто не дает, Саргсяну ничего не остается, как принять предложение России, тем более что оно подкреплено соответствующими материальными выгодами.

Для Молдовы, к примеру, отсутствие гарантий от ЕС означало бы «просто» разочарование и снижение популярности среди населения и элиты. Ничего фатального для страны не случилось. Но для Армении каждый неверный шаг в сфере национальной и региональной безопасности был бы чреват тяжелыми последствиями. Включение Армении в систему обязательств ЕС без двух указанных гарантий – это связывание страны по рукам и ногам, полная неопределенность в Карабахе и продолжающий висеть на турецкой границе замок.

В случае же с ТС Армения, судя по сигналам в прессе, получила заверения о неприкосновенности Карабаха и даже о его де-факто включении в пространство организации. Так это или нет, мы узнаем достаточно скоро. А пока что Армения входит в 2014 год в приподнятом настроении – новогодний волшебник из Москвы одарил мою маленькую Родину щедрыми подарками и посулами. Видимо за то, что Серж Саргсян весь год вел себя хорошо.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG