Linkuri accesibilitate

Познавательное путешествие Мэтью Криши

Американский журналист и писатель Мэтью Криши выпустил в этом году две книги о России. Одна из них посвящена советской летчице Лидии Литвяк (1921-1943), а вторая – "7 дней в России" – это сборник эссе с более чем 150 фотографиями. Автор пытается сломать стереотипы и клише, благодаря которым многие рядовые американцы до сих пор представляют себе россиянина медведем с балалайкой и бутылкой водки. "Сейчас, как никогда, важно, – пишет он, – чтобы американцы и русские понимали друг друга. Мы во многом очень похожи". Россияне, объясняет Мэтью Криши, стоят одной ногой в прошлом, а другой хотят перешагнуть в новый мир, но так перешагнуть, чтобы не попасть в лужу.

Как пишет рецензент San Francisco Book Review, тот, кто раньше не думал побывать в России, прочитав книгу Мэтью Криши, захочет туда поехать. 200-страничная книга в необычном формате, с плотными глянцевыми страницами, крупным шрифтом, на английском и русском, читается на одном дыхании.

Ваша книга это путевые заметки? Руководство для американского туриста, едущего в Россию?

– И да, и нет. Я уже был автором пяти книг, когда, после случайного разговора с русским таксистом в Майами, понял, как мало знаю о Второй мировой войне и о потерях в ней советских людей. Тогда я подумал: хорошо бы мне поближе познакомиться с Россией… но знакомство это должно быть вне политики. Дело в том, что, как бизнесмен, я занимаюсь вопросами потребительской мотивации, поведением обычного потребителя. Я полагал, что интересы обычного российского покупателя, рядового гражданина России мало чем отличаются от интересов рядового гражданина США. Но мы очень мало знаем друг о друге и потому плохо друг друга понимаем. Наши представления, сформированные средствами массовой информации, кинофильмами и телевидением, основываются на навязанных нам стереотипах и клише. Эта мысль не оставляла меня, когда я работал над книгой "Позывной "Белая лилия" о летчике-истребителе Лидии Литвяк, о которой я узнал совершенно неожиданно. В сборе материалов мне очень помогли мои новые друзья в России и на Украине. Книга имела коммерческий успех, появились хорошие рецензии. Англоязычная газета Russia Now, принадлежащая правительственной "Российской газете", опубликовала мою статью, за которую я получил приз в виде оплаченной семидневной поездки в Россию. И когда я приехал туда, то вновь встретил тех, с кем познакомился во время предыдущей поездки. На этот раз я хотел написать не о прошлом России, а о настоящем. Я достаточно опытный фотограф и делал много снимков, вел дневник своих встреч, разговоров, впечатлений. К моему удивлению, газета Russia Now взялась публиковать мои заметки в своих изданиях по всему миру. На эти заметки я стал получать отзывы читателей. Тогда я и решил сделать необычную книгу, о каждодневной жизни обычного россиянина, и проиллюстрировать материал фотографиями. Книга получилась похожей на альбом. Да к тому же одна половина – на английском, а другая, с обратной стороны, – на русском. Этим я хотел сказать: моя задача, чтобы обыкновенные люди одной страны лучше поняли обыкновенных людей другой страны.

В каких регионах России вы побывали?

– О, я был только в Санкт-Петербурге и в Москве.

И это все?

– Я не поехал в другие города России, потому что хотел оставить время для Украины, Донецка. Я сосредоточился на российском горожанине среднего класса, о котором хотел рассказать американскому горожанину из среднего класса. Интересно, что в то время как в Соединенных Штатах представителей среднего класса становится все меньше, в России все наоборот. Это хороший признак, однако, и об этом я говорю в книге, понадобится еще лет 50, прежде чем нынешняя Россия сможет окончательно превратиться из коммунистической страны в социал-демократическую. Надеюсь, что это произойдет, но не на моем веку. Россия меняется, но в Америке мы это не сильно замечаем. В нашем представлении российский крестьянин такой, каким мы его видели в фильме "Доктор Живаго". Сегодняшняя Россия иная. Америка тоже другая. Но у старшего поколения и в Америке, и в России остались прежние представления, вбитые в голову средствами массовой информации. От этого старого багажа надо избавляться. Я, как мне кажется, на старости лет случайно сумел это сделать, у меня появилось много друзей в России. Я собираюсь отправиться туда снова.

По вашему мнению, американская пресса искажает образ россиянина больше, чем российская пресса образ американца?

– Мне трудно ответить на этот вопрос, поскольку все, что я знаю по-русски, это "добрый день" и "сколько?". По переводам российской прессы на английский язык я не могу судить. Но интуиция мне подсказывает, что неправды хватает с обеих сторон. Мало кто из тех, кого я встречал в России, бывал в Америке. А те, кто приезжал, очень удивлялись, что американцы оказались совсем не такими, какими они себе их представляли. Мы не знаем друг друга. Я часто повторяю во время своих лекций: "Дайте мне 10 минут поговорить с Владимиром Путиным, и я ему все объясню". Что объясню? То, что он как раз тот человек, который остановился посередине. Он пришел из мира привилегированной коммунистической элиты со старым багажом. Но он умный человек и понимает, что мир меняется и должен меняться. Он старается удержать власть и сохранять порядок в стране, но он застрял между старым и новым, меж двух миров, и не знает, где выход.

Может быть, в той или иной степени, остановившихся на полпути большинство?

– Точно. Ирония в том, что наши страны невероятно выиграли бы от тесного сотрудничества и дружбы, но непонимание культуры препятствует этому. Сенатор Джон Маккейн пишет о российской коррупции, о том, что все строится на взятках. На это мой российский знакомый спрашивает меня: "А разве в Америке не подкупают? Не жульничают? За что сел создатель крупнейшей в истории финансовой пирамиды Бернард Мейдофф и осуждены многие другие мошенники?" Мы не слишком отличаемся друг от друга. Вот мысль, которую я хочу донести.

С какой целью вы это делаете?

– По крайней мере, я могу сказать моей семье, что, пока живу, хоть как-то пытаюсь сделать мир лучше.

Вам не приходило в голову, что российские власти могут использовать ваши благие намерения в своих пропагандистских целях?

– Да, конечно. Я прекрасно понимаю, что российское правительство может использовать меня для улучшения своего имиджа. Но я все же надеюсь, что моя мысль о необходимости сближения в любом случае дойдет до людей. Трудно гарантировать, что кто-то где-то не извратит мои высказывания и мои намерения. Моя жизнь – это открытая книга. Я стараюсь сделать что-то полезное. Мы не пойдем дальше во взаимном понимании, если хоть кто-нибудь не сделает первый шаг, не протянет руку доверия другой стороне, ничего не требуя взамен.
XS
SM
MD
LG