Linkuri accesibilitate


Спарринг России с Европейским Союзом на ринге «Восточного партнерства» продолжается, хоть и с меньшей остротой. Характерно, что в последнюю неделю география противостояния неожиданно вышла за пределы 6 стран, худо-бедно борющихся за место под европейским солнцем.

7 октября Россия в лице главного санитарного карателя Геннадия Онищенко запретила ввоз очередного вида продукции из очередной страны – на этот раз под «раздачу» попала молочная продукция из Литвы, под угрозой также оказались мясо и рыба. Как водится, Москва ограничилась заявлением «Не пущать!» и не привела доказательств наличия опасных веществ в литовском молоке и сыре.

В ответ, как сообщает «Новый Регион», представитель пресс-службы Европейской комиссии по вопросам здравоохранения Фредерик Винсент напомнил России о нормах Всемирной торговой организации. «Согласно обязательствам России в ВТО, любые ограничения по санитарным причинам, вводимые Россией, должны быть обоснованы доказательствами риска, а мера должна быть пропорциональной уровню риска», – сказал Винсент.

В свою очередь, замдиректора продовольственной и ветеринарной службы Видмантас Паулаускас сообщил, что его ведомство не получало никаких официальных претензий из России. «Мы видели только ту информацию, которая размещена на сайте Роспотребнадзора. Пока у нас нет данных, что грузы с нашей продукцией не пропускает российская таможня», - сказал он.

Глава ветеринарной службы Литвы Йонас Милюс сказал, что информацию о каких-то находках в литовской молочной продукции он видит только в прессе. «Это уже, по-моему, седьмая версия того, что вроде как нашёл Роспотребнадзор. Я не знаю, на какие пробы ссылается Онищенко, – сказал Милюс.

Однако Онищенко на брифинге в Москве заявил, что надеется на предметный разговор с профильными ведомствами в Вильнюсе, а не на «какие-то политизированные комментарии на уровне политиков». Главный санитарный врач также рассчитывает на возобновление переговоров с Вильнюсом.

Между тем, как пишет «Новый Регион», проблемы у Литвы начались еще раньше, 30 августа. Первыми «жертвами» стали простые водители с литовскими номерами, которых держали на границе с Россией чуть ли не сутки. При этом российские таможенники в ответ на возмущение либо отмалчивались, либо «туманно ссылались на некие распоряжения из Москвы».

11 сентября начались проверки грузового транспорта. Фуры, отправительницей которых является Литва, без видимых причин долго проверялись на таможне, из-за чего литовские перевозчики и логистические предприятия несли серьёзные финансовые убытки – примерно по 20 млн. литов в день.

МИД Литвы вызвал посла России Владимира Чхиквадзе и вручил ему ноту протеста, потребовав объяснений. Не получив ответов от посла и официальной Москвы, 17 сентября Вильнюс обратился к Верховному представителю ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, к Европейской комиссии и уполномоченным представителям ЕС по поводу дискриминационных действий России по отношению к Литве.

На момент написания этого материала ситуация до конца не прояснилась, поэтому с выводами спешить не будем. Хотя литовская сторона не склонна политизировать вопрос и больше делает акцент на технических вопросах в переговорах с Брюсселем и Москвой, политический подтекст пока что – пусть и предварительно – можно считать как минимум не второстепенным мотивом.

Тем более что молочный вопрос получил на днях неожиданное «подкрепление». Во-первых, глава МИД Литвы Линас Линкявичюс заявил, что страна в состоянии блокировать Калининградскую область в ответ на действия Москвы в отношении литовских перевозчиков. «Как вы знаете, Калининградский регион изолирован, изолирован с географической точки зрения, поэтому мы также могли бы применить определенные ограничительные меры. Мы могли бы заблокировать железнодорожное сообщение, а также поставку товаров, что угодно. Теоретически это возможно. Хотя это не обсуждалось, мы полагаем иначе, это не наши методы», - пишет «Коммерсант» со ссылкой на агентство Reuters.

Во-вторых, что уж совсем ново, в Литве временно прекращено вещание местного филиала Первого канала – «Первый Балтийский канал». Причиной послужил скандальный сюжет в эфире программы «Человек и закон» 4 октября, где известный журналист Александр Невзоров представил свой взгляд на трагические события у телецентра в Вильнюсе 13 января 1991 года.

Национальный Комитет по телерадиовещанию потребовал от канала извинений, а депутат Сейма и экс-министр обороны Раса Юкнявичене заявила, что программа «нагло насмехалась над борьбой литовского народа за свободу в январе 1991 года». Политик обратилась в соответствующие структуры с просьбой лишить ПБК лицензии. В итоге гендиректор Baltic Media Alliance Lietuva Йоланта Буткявичене принесла официальные извинения жителям страны. По ее словам, компания лишь ретранслирует российский телевизионный контент, но в балтийском бюро все равно «чувствуют огромную ответственность» перед литовской аудиторией.

И в довершение информационной картины любопытная новость из Калининграда. В российском анклаве, который, казалось бы, должен сплотиться перед лицом возможной блокады, произошло прямо противоположное. В мэрию бывшего Кенигсберга поступило уведомление от группы граждан о проведении митинга с целью «выразить протест торговой войне России с Литвой». Более того, в областном сегменте Facebook прошел флешмоб-протест против торговой блокады Литвы. Издание «Новый Калининград» написало, что пользователи в массовом порядке поменяли свои аватарки на изображения с литовскими творожками и йогуртами.

Как обычно, самый естественный вопрос после прочтения новостей – «А что это было?». Первое впечатление, пожалуй, не обманывает: Россия решила расширить географию давления, потому что привычные методы не действуют либо, по мнению Москвы, действуют недостаточно убедительно. Понятно также, почему целью стало литовское молоко, а не, скажем, латвийские шпроты, - именно Вильнюс имеет честь и несчастье принять саммит «Восточного партнерства». Воздействуя на это балтийское государство, Москва ясно дает понять, что более не питает иллюзий по поводу целей проекта «ВП», а также по поводу того, что противостояние проходит именно между Россией и Европейским Союзом.

Отдельно остановлюсь на скандале вокруг программы «Человек и закон». И младенцу понятно, что выпустить такой сюжет на чувствительную для литовцев тему за два месяца до саммита – это не простое совпадение, а целенаправленная акция. Лично от себя хочу заметить, что Алексей Пиманов вообще мастер давать сюжеты без какой-либо привязки к информационному поводу и без видимого обоснования своего выбора. «Я дерусь, потому что дерусь», - говорил Портос.

Появление в эфире скандального Александра Невзорова, который излагает «свою» версию (а точно свою?) вильнюсских событий 22-летней давности, - это вовсе не элемент информационного давления на Литву, как хотелось бы Москве. Это сознательная провокация с целью пробудить в литовцах самые болезненные воспоминания времен возрождения их независимости. Посудите сами: в ситуации, когда литовские политики, начиная от президента Дали Грибаускайте, говорят о давлении России на бывшие советские республики, некий телевизионный начальник в Москве решает показать сюжет о трагедии у телецентра в Вильнюсе 13 января 1991 года.

По идее, власти балтийской страны должны сказать Первому каналу громадное «спасибо» за то, что напомнили литовцам именно о ТАКОЙ Москве – с дубинкой в руках. Можно с уверенностью сказать, что провокация Пиманова и Невзорова (и их начальников) удалась на славу – литовцам напомнили, откуда и зачем они убежали, а странам-членам «Восточного партнерства» лишний раз указали, что Россия – это не только щедрая душа, но и крепкая рука. Вот теперь пусть Москва проведет у себя «разбор полетов» и попытается ответить на вопрос: может, с кнутом погорячились? Может, пора и пряники предложить? Думаю, в этом плане есть проблески надежды. Но об этом в следующем материале.

Читайте также:
Битва за Восточную Европу. Увертюра
Битва за Восточную Европу. Секреты большой политики
Битва за Восточную Европу. Выбор для Украины
XS
SM
MD
LG