Linkuri accesibilitate



29 июля 2009 года на досрочных выборах в парламент Молдовы правившая до тех пор Партия коммунистов потерпела поражение, к власти пришли четыре правоцентристские партии, которые составили альянс «За европейскую интеграцию». Восьмилетнее правление коммунистов, впервые в истории постсоциалистической Европы пришедших к власти в результате демократических выборов в 2001 году, завершилось.

Я не буду пересказывать всё содержание четырехлетнего правления альянса в его трех модификациях. Ситуация достаточно хорошо известна как экспертному сообществу, так и обывателям. Хочу обратить внимание только на один аспект: некое подобие правящей идеологии «два в одном» - антикоммунизм и ориентация на ЕС.

Излишне напоминать, сколько тысяч раз новое руководство утверждало, что «избавило Молдову от коммунизма», и обещало впредь не допустить их возвращения на властный Олимп. «Молдова без коммунистов», «Молдова без Воронина» - это были лозунги не только либеральных демократов, но и, по сути, всех других правящих партий.

Сейчас, по прошествии четырех лет, я все больше укрепляюсь во мнении о том, что форсирование антикоммунистической риторики, кроме собственно идеологической составляющей, преследовало вполне практическую цель. Новой власти нужно было максимально отвлечь общество от не доказанных до сегодняшнего дня утверждений о фальсификации коммунистами выборов 5 апреля 2009 года. В самом деле: нет ни одного национального или международного документа, в котором была бы четко и неопровержимо указана подтасовка результатов всенародного волеизъявления. И потом: если и была фальсификация, почему же коммунисты «нарисовали» только 60 мандатов, лишив самих себя одного-единственного голоса, столь нужного им для голосования за президента и сохранения власти?

Конечно, ответа до сих пор нет. Как нет и результатов расследования погромов 7 апреля 2009 года. Альянс настолько переиграл себя в «активных поисках виновных», что даже его сторонники, уже не стесняясь, говорят, что вдохновителей и организаторов апрельских событий надо искать именно в коридорах власти.

Четыре года назад я предположил в своих публикациях (в других изданиях), что антикоммунизм как главный лозунг новой власти очень скоро побледнеет, выцветет, истлеет и обнажит ее истинную суть, а именно: борьбу за материальные блага. Даже беглое изучение кадрового состава новой власти заставило бы нас воскликнуть: «Ба! Знакомые все лица!». На смену ПКРМ пришли те, кого сменили сами коммунисты в 2001 году. Но было и существенное отличие: апрельский шторм 2009 года выбросил на политический берег дрейфовавшие останки корабля под названием «националистическое движение рубежа 80-90х годов». Полузабытые имена Гимпу, Хадыркэ, Шалару вновь вошли в топы общественно-политической жизни, вдохнув вторую жизнь в идеи унионизма.

Во власти после 2009 года оказались разномастные политики, с разным идеологическим и управленческим бэкграундом – наконец, с разным партийным прошлым. Мариан Лупу и Влад Филат начинали политическую карьеру в других партиях. Михай Гимпу, видный активист эпохи национального возрождения, возглавлял свое объединение, а в Либеральную партию пришел на волне «измены» Юрия Рошки, чья праворадикальная ХДНП потеряла электорат из-за сотрудничества с коммунистами и уступила свою нишу ЛП. Серафим Урекян был многолетним мэром Кишинева и до 2005 года не имел особого опыта партийной работы. Наконец, Влад Плахотнюк вообще не занимался публичной политикой и пришел в парламент по итогам «очередных внеочередных» выборов 2010 года и сразу развернул бурную партийно-управленческую деятельность.

Совершенно очевидно, что антикоммунизм не мог служить цементом для прочного склеивания таких людей в монолитную группу «европейцев». В самом деле, долго ли могли сотрудничать бывший член КПСС и депутат от ПКРМ Лупу с «идейным антикоммунистом» Гимпу? Таким ли неожиданным был клинч между амбициозным бывшим министром приватизации в конце 90х Филатом и сверхамбициозным олигархом Плахотнюком? Было вполне предсказуемо, что борьба с коммунистами не смогла бы долго «кормить» электорат правых, хотя эта стезя не оставлялась альянсом вплоть до осени 2012 года – после вступления в силу запрета серпа и молота, закрытия телеканала НИТ, переманивания 8 депутатов от ПКРМ в стан «конструктивной оппозиции».
Первый «звонок» об отсутствии единства в альянсе прозвенел в мае-июне 2011 года, когда после ухода ряда видных представителей ЛДПМ из партии ее лидер Филат назвал Плахотнюка «кукловодом», а тот в ответ наградил тогдашнего премьер-министра титулом «король контрабанды». Однако большого раскола в правящем стане не произошло из-за подарка, который преподнесло Молдове западное сообщество. Сначала вице-президент США Джо Байден назвал страну «историей успеха», а затем этот бренд раскрутили европейские политики и дипломаты. Само собой, слова были подхвачены властью РМ, которые органично перешли от нарочитого антикоммунизма к не менее «хлебной» риторике о неоспоримом успехе Республики Молдова на пути к Европе.

Однако шила в мешке не утаишь, и финансовые интересы различных группировок в составе альянса все же взяли верх над прагматизмом и столь нужным для Европы единством. Летом и осенью 2012 года европейская сторона в лице теперь уже бывшего главы делегации в РМ Дирка Шюбеля и председателя Венецианской комиссии Джованни Букиккьо раскритиковали власти за чрезмерное «усердие» в реализации партийных, корпоративных и личных интересов в ущерб интересам государства. Однако теперь становится ясно, что эти слова, даже если они говорились искренне, носили больше ритуальный характер.

И продолжилась бы неистовая «история успеха», если бы не выстрел в Фалештском лесу 23 декабря 2012 года. Произошло то, что назревало минимум два года: противостояние «кукловода» и «контрабандиста» перешло из заочных пикировок в прессе в стадию институциональной борьбы. Перешло БЫ и завершилось БЫ, если бы Филат не дал задний ход. В результате, менее чем за 5 месяцев – с памятной пресс-конференции Сергея Мокану до голосования за правительство Лянкэ, произошло переформатирование правящей элиты. Фактически со сцены сошли лидеры трех правящих партий, а неформальный руководитель альянса Плахотнюк лишь укрепил позиции. При этом Партия коммунистов в процессе реализации своих интересов – ликвидация альянса и проведение досрочных выборов – послужила бульдозером, расчистившим политическое пространство от ряда правых политиков, но не сумевшим довести работу до конца в силу недоговороспособности своих визави. По сути, в апреле-мае Партия коммунистов стала полноправным участником процесса, практически дезавуировав антикоммунизм как дежурный лозунг правых.

Однако вторая сторона дуалистической идеологии альянса-коалиции успешно пережила кризис, и под мощным давлением бюрократии ЕС правые партии сумели спастись от неминуемого политического и электорального краха. После бурного первого полугодия стало окончательно ясно, что антикоммунизм как идея был банальным прикрытием. Во внутреннем аспекте он напускал нужного туману для камуфлирования «большого хапка», а на внешнем периметре красиво оттенял диктат Брюсселя, который, по недавнему признанию Мариана Лупу, пригрозил замораживанием многомиллионного финансирования в случае срыва договоренностей между правыми партиями.

Евросоюз выписал властям индульгенцию на все случаи жизни при одном условии, не подлежащем обсуждению: во что бы то ни стало «дотянуть» до саммита в Вильнюсе. Даже Дан Дунгачиу, до мозга костей антикоммунист, постоянно говорит в интервью, что предстоящий форум «Восточного партнерства» стал массовым психозом в Кишиневе и Брюсселе и что Республике Молдова ничего сенсационного там не «светит». Более того, европейцев даже не пугает перспектива коррупционных скандалов, тянущихся из Молдовы и связанных с неафишируемым «распилом» миллионных грантов. Кстати, по моей информации, будущей весной некоторых бюрократов из ЕС, напрямую работающих на молдавском направлении, ждет «сюрприз» в виде публикаций разоблачающих материалов в европейской прессе. А она может стереть в порошок любого политика любого масштаба, так что напрасно наши партнеры из ЕС столь рьяно педалируют тему «Не допустить прихода коммунистов». Коммунисты – это отдельная тема, а вот за вскрытие фактов коррупции старушка Европа по голове не погладит.

В общем, чем ближе к Вильнюсу, вокруг которого схватка России и ЕС будет нешуточной (и отнюдь не только в Молдове), тем больше у меня складывается ощущение какого-то фантасмагорического Действа. Политики и политологи вполне серьезно рассуждают о возможности «временно отказаться от Приднестровья» ради ЕС, молдавская власть приватизирует театры и больницы, коммунисты говорят о революции и в ответ видят почему-то удивленные лица правителей РМ, а народ устало думает, когда это всё кончится. Саммит все ближе, но ближе и осень, которую даже скептики, не склонные к революционной романтике, заранее называют горячей.
XS
SM
MD
LG