Linkuri accesibilitate


Уже в третий раз за последний месяц обращаюсь к теме армяно-российских отношений, которые в нынешнем году получили значительный импульс, но со знаком «минус». Импульс на отдаление и охлаждение, на публичные упреки и скатывание к шантажу и угрозам. Что же происходит на оси Москва – Ереван, которая еще лет пять назад казалась незыблемой?

Не могу не процитировать блестящую мысль, выраженную моими коллегами из ереванского издания «Лрагир». Только предварительно напомню всем, что Россия, во многом благодаря попустительству самих армянских властей, скупила на корню всю экономику и транспортную инфраструктуру Армении, что вкупе с наличием военной базы дало Москве почти безграничный контроль над страной. Так вот, «Лрагир» на днях написал: «Поглощая Армению, взяв всё что возможно и превратив Армению в страну-инвалида, Россия поглотила сама себя, лишив себя военно-политического партнера».

Чересчур радикально, скажете вы? Вовсе нет. Россия стала воспринимать Армению как свою губернию, как еще один субъект федерации, нисколько не считаясь с национальными интересами моей родины. Тем самым Москва своими же руками подорвала основу для конструктивного равноправного диалога с Ереваном, который пока еще, по инерции, считается стратегическим союзником РФ. Диктуя моей стране, какой газ она не должна покупать, а какой просто обязана; заигрывая с нашими смертельными врагами и особо не беспокоясь по поводу блокады, Россия сама посеяла в каменистой армянской почве семена недовольства. Нет, я не оправдываю власти Армении, которые за последние 15 лет наперегонки клялись Москве в лояльности. Но это не значит, что я буду воспринимать русский диктат как нечто само собой разумеющееся.

И вновь процитирую тот же материал из «Лрагир»: «Армения превратилась для Москвы в утешение за геополитическое отступление и становится постепенно в объект мести». Как не согласиться! В 2000х годах Россия потерпела ряд чувствительных поражений в Украине, Грузии, Молдове, Центральной Азии. Азербайджан вышвырнул русских из «Габалы», и даже братская Беларусь время от времени устраивала Москве «вырванные годы». И только в Армении все эти годы была тишь да гладь. Русские эксперты, особенно придворные, любили указывать на Армению и приговаривать: «Гляньте, какая красота, наш единственный верный союзник на Кавказе, наш… наш… наш…».

Само собой, в атмосфере геополитической нирваны Кремль раздраженно отмахивался от армян, если они «смели» напомнить о своих интересах. Например, «вековая дружба» не помешала Москве дать по рукам тогдашнему президенту Роберту Кочаряну, который прокладывал газопровод из Ирана и почему-то рассчитывал на благословение матушки России. Действуя, как злая мачеха, Москва заставила Армению уменьшить диаметр газопровода вдвое и перечеркнула надежды на импорт альтернативного топлива с юга. Как же, ведь мечты сбываются только у «Газпрома».

Но этот щелчок по носу не послужил Еревану уроком – и вновь «Наш, наш, наш». В результате мы пришли в 2013 году к парадоксальной ситуации: Армения на правах независимого суверенного государства не может сделать ни одного самостоятельного шага, без того чтобы не услышать окрика из Кремля. Русские продолжают действовать на основе двух заплесневелых постулатов: «Эти армяне никуда не денутся» (кругом враги) и «Армения – наш союзник» (ключевое слово «наш», а не «союзник»).

Словно не замечая трансформаций в регионе, но продолжая играть с нашими врагами в «стратегическое партнерство», Москва «вдруг» обнаружила, что у нее больше нет станции РЛС «Габала» в Азербайджане. Что не помешало, однако, продать этой стране наступательного вооружения на миллиард долларов. Продолжая пребывать в прежнем контексте региональной политики, Россия будто и не заметила, что появились «Восточное партнерство» и особый интерес Европейского Союза к Южному Кавказу. Продолжая взирать на регион сквозь призму войны августа 2008 года, Москва как будто не поняла, что далеко не весь мир делит Южный Кавказ на «плохую» Грузию, «братскую» Армению и «неплохой» Азербайджан.

Похоже, в Кремле до сих пор не понимают или делают вид, что не понимают, что Европейский Союз даже в долгосрочной перспективе не примет в свой состав эти три государства. Однако для Грузии и Армении Евросоюз – это выгодная площадка для собственной внутренней модернизации (про Азербайджан тут не говорю, поскольку авторитарный алиевский режим не особо отличается от путинской «суверенной демократии», тем более что оба зиждутся на экспорте энергоносителей).
Так или иначе, но Москва испытала легкий шок, когда «эти армяне» в лице президента Саргсяна не проявили особого интереса к любимому путинскому детищу – Евразийскому Союзу, о котором даже в России нет четкого понимания на политическом и экспертном уровне.

По мере приближения к вильнюсскому саммиту «Восточного партнерства» становится ясно, что Ереван не намерен сворачивать с намеченного пути к европейской модернизации, хоть это и не означает полного разрыва отношений с Россией. Даже наиболее скептически относящиеся к РФ армянские эксперты и политики не говорят об отдалении от России, не ставят вопроса о нахождении российской военной базы в Гюмри. Но ведь именно так и трактуют процесс в Москве! Отдельные личности в Москве устраивают информационные провокации, говоря, что «вот-вот еще немного, и армяне нас «попросят» из страны», но это именно провокация, не только не имеющая ничего общего с действительностью, но и лукаво подменяющая понятия.

Да, действительно, по логике вещей Армения может выдвинуть России требование платить за базу (напомню, что сегодня это по своей доброй воле делает сама Армения), раз уж Россия так четко стоит на позициях «просто бизнес, и ничего личного», оправдывая оружейную сделку с Баку. Но требовать оплаты и выдворять – совершенно разные вещи, и договор 2010 года о продлении пребывания российской военной базы в Армении до 2044 года никто не денонсировал.

Поэтому говорить о том, что, подписав Соглашение об ассоциации с ЕС, Армения окончательно уйдет от России, - верх непрофессионализма и предвзятости. Европейцы тоже далеки от романтизма и требуют от Армении сделать окончательный выбор, но ведь и Ереван имеет ряд своих требований, так что утверждения о «безрассудности» европейского вектора преувеличенны.

Армения может потребовать и уже требует от брюссельских партнеров, во-первых, финансовой поддержки для осуществления необходимых реформ, а во-вторых, воздействия на Турцию, которая уже 20 лет держит на замке границу с Арменией, что сводит к минимуму эффект от участия РА в европейских интеграционных процессах. С давлением на Турцию, конечно, несоизмеримо труднее, но с денежным вопросом, судя по обрывочным сведениям, есть прогресс, и не исключено, что ЕС может открыть Армении пакет помощи на сумму в 1,5 млрд. евро.

Между прочим, российским алармистам было бы неплохо ознакомиться с одним из последних заявлений комиссара по расширению и добрососедству Штефана Фюле в Ереване. Как пишет издание «Лрагир», Фюле сказал, что ЕС не намерен запрещать армяно-российские отношения, а как раз напротив, хочет помочь Армении повысить их эффективность. Как мне представляется, под «повышением эффективности» имеется в виду выстраивание равноправного диалога Москвы и Еревана, а не отношений помещика и крепостного, но разве в Кремле не видят, что холуйство завело эти отношения в тупик?

Издание также напоминает, что британское посольство в Ереване выступило с интересным месседжем: хорошие отношения Армении с Европой выгодны и самой Европе, ведь она может воспользоваться (sic!) партнерством Арменией с Россией и использовать Армению «как мост для налаживания отношений Европы с Россией». Разве нормальный здравомыслящий политик может выступать против ТАКИХ перспектив? России нужно как можно скорее переосмыслить свою политику на Южном Кавказе, в противном случае она не только упустит Армению как равного партнера, но и потеряет дополнительную площадку для конструктивного диалога с Европейским Союзом. Армения – маленькая небогатая страна, зажатая врагами в архисложном регионе, но это не значит, что у нее нет альтернативы.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG