Linkuri accesibilitate

Царская охота. Летний ремейк


Moldova Blog Ernest Vardanean Audio Program banner

Moldova Blog Ernest Vardanean Audio Program banner


Прошло всего полгода после гибели человека на охоте в Фалештском районе, а Молдову уже потрясла новая трагическая весть. Вернее, даже две. Два солдата Национальной армии, один в Дурлештах, а второй в Бульбоках, погибли при странных обстоятельствах. Официальная версия смерти – самоубийство, но в нее не верят родственники. Так, брат второго погибшего солдата Олега Филипчука, Анатолий, рассказал журналистам, что Олег был веселым и жизнерадостным человеком, он не мог покончить с собой. Анатолий Филипчук настаивает, что его брат был убит, поскольку на теле были обнаружены переломы. Причем, как уточняет пресса, тело солдата доставили домой в закрытом гробу, и представители Минобороны отказывались его открывать, но родственники добились открытия.

Я далее воздержусь от изучения этих смертей. Не хочу заниматься «чернухой» и желаю пощадить семьи солдат. Зато меня очень сильно волнует политический антураж происшествий. Начну с того, что ЧП в армии – всегда ЧП в масштабах всей страны. Это не пафос и не преувеличение. Гибель военнослужащих в мирное время – это потеря боевой единицы, находящейся на боевом посту, это серьезнейшее событие, требующее от государства и общества максимального внимания.

Но как раз с вниманием возникли проблемы с самого начала. Известие о гибели солдат, и в первом, и во втором случае, поступило окольными путями, через утечки и «сливы». Что самое ужасное, сообщение о смерти Олега Филипчука в Бульбоках «потянуло» за собой новость об аналогичном случае, имевшем место еще 14 июня в Дурлештах. То есть, если бы не было известия о трагедии в Бульбоках, мы не узнали бы о трагедии в пригороде Кишинева или узнали бы еще позже.

Соответствующие утечки информации сопровождались официальными разъяснениями, не вызывающими в обществе доверия. Например, про того же Филипчука в Минобороны сказали, что он самовольно покинул часть, а через три дня его нашли повешенным в лесу. Это обстоятельство вызвало недоумение: зачем убегать, чтобы покончить с собой? Уж простите меня за цинизм, но в армии есть немало способов наложить на себя руки.

Словом, информационная какофония вокруг двух трагедий стала очень сильно напоминать кампанию вокруг «царской охоты» в декабре прошлого года в заповеднике «Pădurea Domnească». Снова молчание, снова утечка со стороны не тех, кто обязан за это отвечать, а тех, кто где-то что-то откуда-то узнал. Снова оправдание властей, снова возмущение в обществе.

Конечно, мне многие возразят: мол, армия есть армия, суровый мужской коллектив, строгая дисциплина, учения, оружие. Да, действительно, армия не пансионат, но она не существует в отрыве от гражданско-правового поля. Солдаты не бесправные рабы, они не лишены прав, они защищены законом. А если в вооруженных силах что-то происходит, это сразу же перестает быть прерогативой военных. Министерство обороны не имеет ни правовых, ни моральных оснований скрывать гибель человека (в первую очередь человека, а уж потом военнослужащего!), не имеет права лгать и выгораживать виновных.

К сожалению, в нашем обществе еще не достигнут тот уровень сознания, который характерен для европейских стран. В равной степени это касается власть имущих. Министерство обороны должно понять три несложные, но важные вещи. Во-первых, военнослужащий – это не собственность армии или государства, это вообще не собственность, а живой человек с неотчуждаемыми фундаментальными правами, главное из которых – право на жизнь.

Во-вторых, подобные инциденты должны немедленно становиться достоянием гласности. Понятно, что министр не может знать, чем занимается конкретный лейтенант в отдельно взятой воинской части в определенный период времени, но для того и существует армейское единоначалие, чтобы по вертикали передавать наверх всю оперативную информацию о состоянии дел в армии. За недонесение полагается суровое наказание, это уголовная статья. Уж это-то понимает министр? Если он не выстроил такую цепочку, значит, он плохой управленец.

В-третьих, и это касается не только министерства обороны, господам из власти пора перестать трястись над своим имиджем и кочевать с канала на канал, с обложки на обложку, когда в стране, мягко говоря, не всё гладко и работы непочатый край. Пора этим людям понять, что публичный политик – это не только появление на публике, это тяжелая внутренняя работа, которая не всегда видна, которую на телевидении не пропиаришь, но зато без нее любое учреждение заглохнет.

Положение в молдавской армии – это не конфетка для глянцевых журналов. Две трагедии за один месяц – это основание для серьезной ревизии Вооруженных сил. Готово ли к этому министерство? Или мы опять станем свидетелями круговой поруки и корпоративной солидарности властей? Ведь известно, каким землетрясением для альянса стала гибель Сорина Пачу…

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG