Linkuri accesibilitate

Хорватия вступила в Европейский союз


Граница между Хорватией и Сербией теперь стала и границей Евросоюза

Граница между Хорватией и Сербией теперь стала и границей Евросоюза


1 июля Хорватия стала 28-м государством, входящим в Евросоюз – и второй республикой бывшей Югославии, получившей этот статус (первая, Словения, является членом ЕС с 2004 года). О том, что означает присоединение к ЕС для Хорватии и каковы перспективы этой страны в единой Европе, мы беседуем с обозревателем Радио Свобода, специалистом по балканскому региону Андреем Шарым и хорватским журналистом, сотрудником газеты "Ютарни лист" Владо Вурушичем.

Начнем с события, которое произошло около полутора лет назад. В январе 2012 года в Хорватии прошел референдум, на котором ровно две трети граждан, участвовавших в голосовании, поддержали вступление страны в Евросоюз. Но я обратил внимание на то, что явка на референдуме была очень невысокой: всего 43,5% избирателей. Что это означает? Для хорватов членство в ЕС стало к этому времени какой-то неизбежностью, с которой они смирились, и большинство из них воспринимает ее позитивно, но без особого воодушевления? Или, может быть, имелись даже какие-то опасения?

В.В.: Вступление в ЕС для Хорватии – это реализация давних планов, стратегической задачи, которую страна поставила себе еще в 90-е годы, во время борьбы за независимость. Позднее, правда, часть хорватского общества стала относиться к ЕС с некоторым подозрением: во-первых, потому, что не удалось стать участниками той крупной волны расширения ЕС на восток, которая произошла в 2004 году, когда в него вступили Словения, Польша, Словакия и другие страны. Во-вторых, потому, что переговоры с Евросоюзом шли долго, и Брюссель выставил Загребу многочисленные и довольно трудные условия. Тем не менее сторонники вступления в Евросоюз всегда преобладали, их доля была от 55 до 60% в разные годы. В качестве одного из самых крупных препятствий в Хорватии воспринимался Гаагский трибунал. Многие думали, что мы должны выдать Гааге своих борцов за независимость в обмен на вступление в ЕС. А второе – то, что некоторые люди испытывали опасения: мол, вступим в ЕС – приедут богатые иностранцы и все скупят. Но эти люди всегда оставались в меньшинстве. Большинство же хорватов не думают, что после присоединения к ЕС завтра у нас все здесь расцветет и будет прекрасно, но чувствуют, что теперь Хорватия кому-то принадлежит, является частью общности, к которой стоит принадлежать. Даже несмотря на то, что и в Хорватии, и в Европе в целом сейчас большой кризис.

Вступление Хорватии в ЕС жители страны отметили фейерверками

Вступление Хорватии в ЕС жители страны отметили фейерверками

Сотрудничество с Гаагским трибуналом действительно было важной частью подготовки Хорватии к вступлению в ЕС. Как это сотрудничество складывалось? В прошлом году трибунал оправдал и позволил вернуться на родину двум хорватским генералам – Анте Готовине и Младену Маркачу, которых в Хорватии считают национальными героями. Что это было? Хорватия пошла навстречу международному правосудию – и мировое сообщество тоже пошло навстречу хорватскому общественному мнению? Или же в этой истории все было четко, ясно и по-честному?

А.Ш.: В принципе все было по-честному. Но вообще речь шла не столько о судьбе того или иного генерала, преступника или национального героя, а о готовности хорватской юридической системы, правосудия быть достаточно объективным и профессиональным для того, чтобы иметь дело с самыми трудными процессами. Ведь Гаагский трибунал по военным преступлениям в бывшей Югославии и был основан в свое время потому, что системы стран-участниц конфликта не были готовы к выполнению таких задач. Хорватская судебная система, при всех "но", показала себя в последние годы уже достаточно зрелой. Скажем, помимо Готовины и Маркача, был такой генерал Мирко Норац, которого в Хорватии тоже считали героем, а Гаага предъявила ему обвинения. Так вот, в результате его передали хорватскому правосудию, и хорватский суд приговорил его к тюремному заключению. А процесс бывшего полевого командира Томислава Мерчепа вообще весь проходил в Хорватии – он еще продолжается, приговор не вынесен. Но все это свидетельства того, что нормы правосудия в Хорватии в целом уже соответствуют нормам европейским.

Хорватия – не первая страна Юго-Восточной Европы, вступившая в Евросоюз. Мы уже упоминали Словению, а в 2007 году членами ЕС стали Румыния и Болгария. Они остаются самыми бедными странами Евросоюза, и у них немало проблем. Еврокомиссия неоднократно упрекала их в недостаточно радикальных реформах в области административной системы и правосудия, в высокой коррупции, то и дело откладывается их вступление в Шенгенскую зону… Нет ли опасений по поводу того, что Хорватия столкнется с похожими проблемами?

В.В.: В западной прессе накануне вступления Хорватии в ЕС были такие реплики – мол, принимаем проблематичную страну, потенциальную новую Грецию. Для Евросоюза принятие Хорватии во время европейского кризиса – во многом и декларация того, что процесс расширения продолжается, что у него есть перспективы. Это и послание другим балканским странам – о том, что и они со временем смогут стать членами ЕС.

А в еврозону вступать Хорватия не собирается?

В.В.: В ближайшие пять-семь лет это не планируется. Для Хорватии сейчас важнее вступление в Шенген, это может произойти через два года. Для Хорватии как туристической страны это очень важно.

Российским туристам, к примеру, станет хуже – сейчас между Россией и Хорватией действует безвизовый режим, а так придется шенгенскую визу получать…

В.В.: Да, об этом много говорят, были даже прогнозы, что число российских туристов упадет на 50%. Но пока ничего подобного не наблюдается. В этом году, по последним данным, россиян приехало больше, чем в прошлом. Кстати, российские граждане смогут въезжать в Хорватию с любой шенгенской визой, не обязательно выданной именно хорватским представительством.

Андрей, а как вам кажется, насколько сложно придется Хорватии в ЕС?

А.Ш.: Политических и юридических проблем особых не будет. И с точки зрения ценностей, и состояния политической системы, и в военном отношении (Хорватия – член НАТО) страна к своему новому статусу в целом готова. Но по социально-экономическим параметрам рискну предположить, что это будет третья самая слабая страна ЕС, после Болгарии и Румынии. У Хорватии серьезные проблемы: безработица – свыше 20%, на государстве лежит большое социальное бремя, так как в стране с пятимиллионным населением около полумиллиона военных пенсионеров, это участники войны за независимость 90-х годов.

В.В.: Да, все, кто участвовал в войне, имеют право на пенсию и ряд льгот, в частности, в здравоохранении. Сейчас выясняется, что многие из этих людей имеют статус ветеранов неоправданно, по этому поводу ведутся расследования. Если говорить о других проблемах Хорватии, то это прежде всего коррупция. Недавно был осужден на десять лет бывший премьер-министр Иво Санадер, и сейчас ему грозит обвинение по еще одному коррупционному делу. Многие надеются, что вступление в ЕС как раз поможет Хорватии успешнее бороться с коррупцией.

Генерал Анте Готовина был оправдан Гаагским трибуналом

Генерал Анте Готовина был оправдан Гаагским трибуналом

Станет ли новый статус Хорватии примером и ориентиром для других балканских стран, в первую очередь для соседней Сербии?

А.Ш.: Бесспорно, станет. Более того, последние дни важны не только для Хорватии, но и для Сербии. Ведь Европейский союз на саммите в минувшие четверг и пятницу решал вопрос о том, начать ли до конца этого года переговоры об ассоциированном членстве с Сербией. Там тоже выставлялись условия, связанные в основном с урегулированием отношений между Сербией и Косовом. Там уже подписан ряд соглашений, и начинают разворачиваться технические и гуманитарные контакты между двумя народами, тоже воевавшими в недавнем прошлом. Хотя в Сербии сейчас у власти умеренно националистическое правительство, европейский вектор в сербской политике существует. В целом для всей группы небольших стран, образовавшихся после распада "большой" Югославии, особого выбора нет – по целой совокупности факторов, особенно экономических, они просто обречены на движение в сторону Евросоюза. Но это будет очень непростой путь, ведь даже вступление Словении, которая была самой развитой из всех бывших югославских республик, сопровождалось бюджетным кризисом, до сих пор там есть разного рода политические турбуленции… Поэтому Хорватия – это, конечно, пример, но мне кажется, что это последняя из балканских стран на долгое время вперед, которая вступает в ЕС в качестве полноправного члена.

В.В.: Я согласен, Хорватия вступает в Евросоюз в качестве такого примера для всех Балкан. Это ведь первая страна, активно участвовавшая в войне в 90-е годы, которая становится членом ЕС. Конечно, у остальных стран еще больше проблем, чем у Хорватии – скажем, Босния практически находится в состоянии развала. Но дело не ограничивается Балканами. Например, президент Украины Виктор Янукович в своей поздравительной телеграмме хорватскому руководству написал, что Хорватия – это хороший пример, и он надеется на помощь Хорватии на пути его собственной страны к сближению с Евросоюзом. Хорватия – маленькая страна, но, возможно, она сумеет воспользоваться нынешним политическим шансом и стать опорой Брюсселя в его взаимоотношениях с теми странами Восточной Европы, которые стремятся к сближению с ЕС.
XS
SM
MD
LG