Linkuri accesibilitate

Приднестровье очерчивает свою „государственную границу”



Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Приднестровье очерчивает свою „государственную границу”. ОБСЕ выражает озабоченность решением Тирасполя, а Кишинев заявляет, что эта мера чревата непредсказуемыми последствиями. И… Республика Молдова завершила переговоры о создании Зоны свободной торговли с Европейским Союзом, преимуществами которой смогут воспользоваться сполна и приднестровсике производители.

***

Свободная Европа: Итак, тираспольский лидер Евгений Шевчук подписал 10 июня закон „о государственной границе” Приднестровья. Согласно документу, территорией непризнанного образования являются и несколько населенных пунктов, находящихся под юрисдикцией официального Кишинева. Речь, в частности, о селе Варница, что на правом берегу Днестра, а также о молдавских селах левобережья Днестра – Дороцкое, Кошница, Пырыта и Погребя.

В подписанном Шевчуком тексте отмечается, без уточнений, что Приднестровье, цитирую, „устанавливает в одностороннем порядке меры по защите своего суверенитета на государственной границе”. Как именно Тирасполь попытается взять под контроль молдавские населенные пункты – не очень понятно. Зато известно, кто будет этим заниматься. Евгений Шевчук уже подписал указ, согласно которому ответственность за „охрану границы” возлагается на так называемое министерство внутренних дел, КГБ и таможенный комитет Приднестровья.

Официальный Кишинев назвал действия приднестровского лидера провокационными, с непредсказуемыми последствиями. Молдавское правительство выступило с заявлением, в котором расценивает развитие событий как „крайне неблагоприятное”, и напоминает, цитирую, „то, что представители Приднестровья пытаются прямо назвать „границей”, является ничем иным, как временной административной линией, юридически закреплённой Соглашением о принципах мирного регулирования вооружённого конфликта в приднестровском регионе Республики Молдова, подписанного 21 июля 1992 года между Молдовой и Россией”, конец цитаты.

Премьер-министр Республики Молдова Юрие Лянкэ обсудил в срочном порядке этот вопрос с действующим председателем ОБСЕ, министром иностранных дел Украины Леонидом Кожарой, который выразил обеспокоенность сложившейся ситуацией и подтвердил свою готовность поддержать усилия молдавских властей для обеспечения безопасности в регионе и возвращения сторон к цивилизованному диалогу за столом переговоров.


Обсуждался или нет до сегодняшнего дня вопрос о „границе” Приднестровья за столом переговоров? Этот вопрос моя коллега Валентина Урсу задала вице-премьеру по реинтеграции Республики Молдова Еуджену Карпову:

Еуджен Карпов: „В Республике Молдова есть только одна государственная граница. Она признана на международном уровне и установлена в рамках двусторонних соглашений с соседними государствами – Румынией и Украиной. Если же речь идет об административной линии – которая в настоящий момент отделяет приднестровский регион от остальной территории Республики Молдова – должен сказать, что она не пользуется статусом границы и не может на это претендовать. Эта административная линия согласована сторонами временно, условно после конфликта 1992 года и в соответствии с подписанными впоследствии документами по переговорному процессу, проблематике урегулирования приднестровского конфликта, окончательному урегулированию этого конфликта политическим, мирным путем с учетом суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова, с выработкой особого статуса приднестровского региона как составной части страны”.

Свободная Европа: То, что, согласно подписанному Шевчуком закону, государственная граница Приднестровья охватывает такие административно-территориальные образования, как села Варница, Гыска, Протягайловка – не очередная ли эта провокация? Какая реакция должна последовать со стороны жителей Варницы, а также со стороны официального Кишинева?

Еуджен Карпов: „Не буду комментировать содержание документа, на который ссылаетесь вы, учитывая, что эта инициатива от первой до последней буквы является односторонней и провокационной. Никогда – ни в формате „5+2”, ни на уровне Объединенной контрольной комиссии, ни между политическими представителями Кишинева и Тирасполя, ни на каком другом уровне – не обсуждалось разделение территории Республики Молдова на отдельные участки, принадлежащие приднестровскому региону или в ином порядке. Следовательно, все эти разделения осуществлены произвольно, они не могут быть признаны и не подлежат обсуждению в той или иной форме. Территория Республики Молдова неприкосновенна, и жители перечисленных населенных пунктов должны сохранить спокойствие, Правительство Республики Молдова сейчас анализирует ситуацию. В ближайшие дни начнутся консультации со всеми участниками формата „5+2” с тем, чтобы при общем согласии найти решение, вернуться в нормальное русло и не допустить обострения ситуации, к чему, возможно, стремятся определенные силы”.

Свободная Европа: Г-н Карпов, но что значит пойти на односторонние действия, коль существует этот механизм приднестровского урегулирования, известный как переговорный формат „5+2”? Возможно ли, чтобы одна из сторон поступала, как ей заблагорассудится, открыто игнорируя других участников, попирая даже механизмы, выработанные в рамках объединенной контрольной комиссии?

Еуджен Карпов: „По идее, невозможно. Каждый партнер диалога, вовлеченный в переговорный процесс, должен соблюдать достигнутые обязательства и договоренности. Но, как отмечалось и в заявлении правительства, с сожалением приходится констатировать, что приднестровская сторона пошла по пути односторонних действий и конфронтации. Мы глубоко сожалеем об этой смене позиций, которая отмечалась, в том числе, в рамках последних раундов переговоров в формате „5+2”. Наглядным выражением этих перемен стал последний раунд переговоров, прошедший в Одессе, когда представители Тирасполя при поддержке московских партнеров категорически отказались обсуждать любые вопросы политического и институционального характера, а также вопросы безопасности, несмотря на актуальность этих проблем, несмотря на то, что они ставят под угрозу общественное спокойствие и ведут к обострению ситуации в зоне безопасности. Это сигналы, которые все больше беспокоят официальный Кишинев. Подобные действия никоим образом не способствуют укреплению доверия, к которому стремятся и официальный Кишинев, и международные партнеры, вовлеченные в этот процесс”.

Свободная Европа: Как вы считаете, этот вопрос может быть внесен в повестку очередного раунда переговоров в формате „5+2”, который состоится в Вене?

Еуджен Карпов: „Мы будем вести консультации и обсудим этот вопрос с международными партнерами, со всеми участниками формата „5+2”. С общего согласия необходимо разработать некую модель поведения с тем, чтобы предотвратить любые отклонения от правовых рамок и ранее подписанных документов и обеспечить выполнение сторонами обязательств, взятых на себя в соответствии с этими документами”.

Свободная Европа: вице-премьер по реинтеграции Еуджен Карпов.

***

Свободная Европа: Одним из международных партнеров, влияние которого в процессе урегулирования растет в последнее время, является Европейский союз. О роли Брюсселя Василе Ботнару говорил с политическим аналитиком из Кишинева Игорем Боцаном и западным экспертом Нику Попеску, который представил в Кишиневе свою книгу «Внешняя политика Евросоюза и постсоветские конфликт»

Свободная Европа: Г-н Попеску, если начать с конкретных вопросов, понятных нашим слушателям, не могли бы вы привести примеры европейской „акупунктуры”, эффективно примененной в приднестровском конфликте, в частности, и в аналогичных конфликтах в целом?

Нику Попеску: „Думаю, EUBAM – самое крупное достижение европейской внешнеполитической деятельности на всем постсоветском пространстве. Когда мы говорим о европейской политике по отношению к конфликтам, следует отметить, что EUBAM помог Республике Молдова и Украине лучше контролировать свои границы, свести к минимуму трафик вокруг Приднестровья. Конечно, эта миссия не решила все проблемы, связанные с границей, но это никогда не происходит за ночь. Но в этом смысле EUBAM, действительно, наиболее успешный проект. Есть и дипломатические успехи. Нередко наиболее весомые достижения в тех или иных зонах конфликта связаны с тем, что определенных вещей не происходит.

В марте 2009 года я оказался в Цхинвали, буквально в километре от Южной Осетии, и что меня больше всего удивило – это отсутствие какой-либо демаркационной линии между осетинскими подразделениями и грузинскими военными. Практически, противоборствующие стороны разделяло поле протяженностью около 400-500 метров. Поле не было заминировано, не было ни рвов, ни стен, абсолютно никаких физических сооружений для возможной эскалации противостояния в этой зоне. Единственное, что сдерживало и продолжает сдерживать возможную эскалацию, которая может произойти в любой момент – и сейчас объясню, как именно – это в том числе дипломатическое присутствие Европейского Союза, присутствие мониторинговой миссии в составе 10-12 человек, которая развернута не в прифронтовых селах, а на внедорожниках, которые два-три раза в день патрулируют фронтовую зону, не столько создавая физическое препятствие для усиления напряжения, сколько обеспечивая дипломатическое присутствие, наглядно показывая как России, так и Грузии, а также Южной Осетии, что Европейский Союз наблюдает за ситуацией и что любое обострение будет пресечено.

Сейчас этот мини- или микро- успех, достигнутый после 2008 года, разумеется, является и символом неудачи, так как Европейскому Союзу предложили направить своих наблюдателей в Грузию еще в 2006 году, и если бы эта мониторинговая миссия была направлена тогда, возможно, российско-грузинской войны 2008 года удалось избежать. Но, в конечном итоге, и в этом случае Евросоюз, пусть частично, извлек уроки из собственных ошибок. И вот сегодня Европейский Союз является центральным, стержневым элементом, который поддерживает определенный уровень стабильности в Грузии”.

Свободная Европа: На чем основано доверие? Ведь это препятствие, о котором вы говорите, в виде нескольких внедорожников, должно пользоваться определенным доверием с обеих сторон. Чем вызвано доверие к европейским наблюдателям в Грузии, например, а также в Приднестровье?

Нику Попеску: „Ни одно государство в мире не хочет слыть агрессором. Если вы помните, в 1940 году, когда Советский Союз напал на Финляндию, официально это было оформлено как ответ на действия финнов, которые якобы напали на Советский Союз. Также, когда Германия напала на Польшу в 1939 году, агрессор заявил, что поляки атаковали немцев. Иными словами, даже гитлеровская Германия или сталинский СССР прибегли к определенным уловкам с тем, чтобы предстать в глазах мировой общественности в роли не агрессора, а жертвы. В этом смысле прекрасно всем известно, что в войне 2008 года Россия пыталась представить свои действия как ответ на штурм Цхинвала со стороны грузин. И та эскалация стала возможной в том числе потому, что ситуация в зоне конфликта была настолько непрозрачной, что каждая из сторон могла переложить вину на своего противника. Тогда как более ощутимое международное присутствие в зоне стало бы сдерживающим фактором и помешало бы противоборствующим сторонам раздуть конфликт, перекладывая при этом вину на своего противника”.

Свободная Европа: Тем не менее, г-н Боцан, мы говорим о внешнеполитической деятельности, а не о гуманитарной помощи. Я, например, с большим удовлетворением обнаружил, что Нику Попеску наводит порядок в наших головах, в мозгах тех, кто прочет эту книгу, и помогает понять, почему этот вопрос настолько сложный. Какие уроки, по вашему мнению, может извлечь человек, не прочитавший тех монографий и книг, которые освоил Нику Попеску?

Игорь Боцан: „То, что делает Нику Попеску в этой книге, является синтезом нескольких сотен интервью, которые он взял у чиновников Евросоюза различного ранга, и помогает понять суть некоторых процессов и некоторых решений, очень и очень сложных. Проводится четкое разграничение уровня проблем, по которым Евросоюз и его различные структуры принимают решения. Например: мы все понимаем, что Российская Федерация является стратегическим партнером Евросоюза, прежде всего с точки зрения экономических интересов главных европейских стран и с точки зрения безопасности. Вместе с тем, мы все понимаем из официальных документов, что на нас, граждан стран, разделяющих территорию Российской Федерации от территории Европейского Союза, это сообщество – Европейский Союз – смотрит как на сегмент ремня безопасности и стабильности от Мурманска, как они говорят, до Марокко. Значит, европейские чиновники считают нас неким бампером, который разделяет стратегических партнеров, в прошлом связанных и очень, очень опасными конфликтами. Поэтому, когда принимаются особо важные для Евросоюза решения, для ведущих стран Евросоюза главное, чтобы не пострадали экономические интересы и интересы безопасности. Европейский Союз, с моей точки зрения, хотел бы способствовать урегулированию этих конфликтов, в том числе приднестровского, но с участием России и с решениями, которые позволили бы России сохранить свой имидж миротворца, то есть положительный, в конечном итоге, имидж”.

Свободная Европа: Эксперты Нику Попеску и Игорь Боцан в беседе с Василием Ботнару.

***

Свободная Европа: На прошлой неделе Кишинев завершил переговоры по Соглашению о свободной торговле с Европейским Союзом, которое власти надеются парафировать осенью. Положения этого документа распространятся и на приднестровский регион. Подробнее об этом нашей коллеге Валентине Урсу рассказал министр экономики, вице-премьер Валериу Лазэр:

Свободная Европа: Известно, что применению торговых преференций Соглашения в восточных районах Молдовы вы придаете особое значение. Это деликатный вопрос?

Валериу Лазэр: „Это более чем деликатный вопрос. По моему мнению, удалось найти довольно разумный компромисс: с одной стороны, продвижение по пути интеграции Республики Молдова, - я имею в виду правый берег Днестра, но, с другой стороны, учитывая специфику статуса хозяйствующих субъектов приднестровского региона Республики Молдова.

Компромиссный вариант не зафиксирован непосредственно в Соглашении о свободной торговли. Он присутствует, по сути, в Соглашении об ассоциации, которое мы называем „зонтом”, и в котором четко оговорены принципы территориального применения. Что же касается Соглашения о зоне свободной торговли РМ-ЕС, это означает, что для операторов левобережья Днестра это соглашение полностью вступит в силу по завершении всех процедур.

По нашим подсчетам, это произойдет к концу 2014 года – не позднее начала 2015 года. Здесь есть еще определенные темы для дискуссий, так как существуют прецеденты для ЕС, когда соглашение вступило частично в силу до завершения всех внутренних ратификационных процедур. Но это открытая тема. Так или иначе, мы ожидаем, что 2014 год станет годом вступления в силу, то есть практического применения соглашения.

Что касается экономических агентов левобережья Днестра, не полностью вписывающихся в пакет требований для того, чтобы воспользоваться преимуществами этого соглашения, к ним будет применяться система автономных торговых преференций, действительная до 2015 года. Иными словами, до 2015 года есть решение и для хозяйствующих субъектов левобережья Днестра. А после 2015 года может возникнуть проблема. Они либо полностью будут отвечать к тому моменту всем условиям для распространения Соглашения на всю территорию, либо лишатся льготного режима торговли с ЕС. Следовательно, к тому моменту хозяйствующие субъекты Приднестровья окажутся перед серьезной дилеммой”.

Свободная Европа: Г-н вице-премьер, говорят, рынок Евросоюза огромный. Разумеется, большое значение имеет и увеличение молдавского экспорта в страны ЕС…

Валериу Лазэр: „Около 50% экспорта Республики Молдова идет на европейский рынок. Мы уже присутствуем там. Правда, цифры разнятся, год году рознь, в среднем около 50%, но этого для нас недостаточно. Необходимо, чтобы наше присутствие на европейском рынке было более ощутимым и чтобы мы поставляли товары более высокого уровня, то есть с более высокой добавленной стоимостью, а не только сырье, овощи и фрукты в свежем виде, не переработанные, что не всегда означает высокую добавленную стоимость. Мы стремимся наращивать свое присутствие на европейском рынке – разумеется, и в количественном плане, но прежде всего в качественном, чтобы обеспечить более высокую добавленную стоимость.

Это Соглашение потому и называется углубленным и всеобъемлющим, что оно выходит далеко за рамки обычного Соглашения о свободной торговле. Оно всеобъемлющее именно потому, что здесь, в Республике Молдова, начнут действовать европейские правила игры. Это означает предсказуемость и повышенный уровень привлекательности для инвестиций, которые мы ожидаем, и не только из западной зоны, но и восточной тоже. По сути, для нас процесс подготовки к переговорам, этап собственно переговоров, а также то, что последует, означает процесс модернизации, трансформации всей экономики Республики Молдова. Появятся и уже появляются новые отрасли с несравненно более высокой добавленной стоимостью. На вещи надо смотреть более комплексно. Нас не устраивает сложившийся на сегодня статус-кво. 50% мало, с этим Соглашением мы связываем гораздо более амбициозные ожидания”.

Свободная Европа: Но есть хотя бы какое-то исследование, которое подтверждает, что ВВП Молдовы может увеличиться?

Валериу Лазэр: „азумеется, мы Разумеется, мы опираемся на исследования. Я уже говорил, что наши ожидания конкретны. Это означает, что возрастет экспорт молдавских товаров и услуг на базе существующих секторов. Но мы ожидаем - и наши оценки показывают, что ожидания эти оправданы – и значительных структурных изменений. Это значит, что появятся новые секторы, новые подсекторы. Иными словами, придут инвестиции, а это приведет и к появлению новых производств, новых товаров. Это значит экономический рост, который вытекает не только из того, что мы получили доступ к этому рынку. Имея этот доступ, придерживаясь европейских правил игры, обеспечивая предсказуемость для потребителей и европейских инвесторов, мы совершим скачок в развитии, ориентируясь, кстати, не только на европейский рынок.

При наличии серьезных инвестиций, располагая новыми технологиями, достигнув более высокого уровня конкурентоспособности мы автоматически станем конкурентоспособными и на других рынках. Поясню: в ЕС самые высокие требования к товарам, а это значит, что если мы поставим перед собой задачу достичь этих параметров качества и закрепим свое присутствие на европейском рынке, то автоматически станем более конкурентоспособными и на других рынках, скажем, на восточных. Иными словами, достижение нами целей по закреплению на европейском рынке автоматически повышает нашу конкурентоспособность на других рынках”.

Свободная Европа: Г-н Лазэр, и это Соглашение о свободной торговле является частью Соглашения об ассоциации Молдовы с ЕС?

Валериу Лазэр: „Да, это так. Мы называем «зонтичным» это Соглашение об ассоциации, которое содержит ряд элементов и составной и взаимозависимой частью которого является соглашение о создании зоны свободной торговли. И здесь мне хотелось бы подчеркнуть один момент, который еще не полностью поняли и осознали в Республике Молдова. Мы сейчас говорим не о соглашении между двумя сторонами, когда Молдова и, соответственно, европейский рынок заключают между собой соглашение. Мы говорим о создании зоны. А это значит, что Республика Молдова станет частью европейского рынка. Иными словами, в торговом плане - не в административно-политическом, а в торговом плане Республика Молдова уже будет интегрирована в европейский рынок. Будет частью общего европейского рынка. Для нас это существенная разница”.

Свободная Европа: На вопросы Валентины Урсу отвечал вице-премьер, министр экономики Валериу Лазэр.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG