Linkuri accesibilitate


На прошлой неделе практически незамеченной прошла информация об интересном событии в Вашингтоне. Американские дипломаты и молдавские политологи обсуждали на Потомаке проблемы федерализма в Республике Молдова. Каково же было мое удивление, когда я прочел выдержки из выступления бывшего посла США в РМ Памелы Хайд Смит, которая доказывала необходимость построения в Молдове «здоровой федерации».

На форуме 6 июня госпожа Смит сказала: «Федерализация – единственный путь к тому, чтобы Приднестровье и Гагаузия стали частью единой Молдовы». По ее словам, Кишиневу следует взять на вооружение пример более децентрализованной федерации американского и мексиканского образца, в то время российская модель представляется дипломату чрезмерно централизованной (и с этим нелегко поспорить).

Памела Смит сделала экскурс в 2002 год, когда на повестке дня тогда еще пятистороннего формата был так называемый «Киевский документ о федерализации» или просто «Киевский план», представленный в украинской столице 3 июля на встрече сторон и посредников. Официально это был документ от ОБСЕ, но мои собеседники в Кишиневе и Тирасполе упорно твердили, что план написан американцами. Как бы то ни было, экс-посол США отметила, что киевский план не дал бы России никаких преимуществ в регионе, как это утверждали в Кишиневе. Тогда остается догадываться, почему документ был в итоге предан забвению.

Могу лишь привести один эпизод, имевший место в Кишиневе и Тирасполе как раз 3 июля 2002 года. В тот день «Независимая Молдова» взяла и опубликовала закрытый текст плана, и в Тирасполе к своему ужасу увидели, что слово «федерация» там встречается только в названии. Журналистское начальство Приднестровья звонило в МИД и громило документ, который «предлагает унитарную Молдову». «Как на это можно соглашаться?» - возмущалась в трубку одна начальственная дама, не слыша в ответ ничего вразумительного.

Вернемся в Вашингтон-2013. Бывший глава Миссии ОБСЕ в Молдове Уильям Хилл отметил, что 10 лет назад Кишинев охладел к теме федерализации, потому что оставалось неясным, сколько полномочий при этом получил бы Тирасполь, а также кто и как гарантировал бы имплементацию и устойчивость этого механизма.

Завершить вводную часть публикации я бы хотел еще одним упоминанием Памелы Смит. Она опровергла утверждения о том, будто у США и России были или есть некие договоренности, касающиеся Молдовы. Хотя, заметила госпожа Смит, «совершенно естественно, что две державы обсуждают проблемы международных отношений».

Этот момент заслуживает особого внимания. Уже не остается сомнений в том, что именно Соединенные Штаты приложили наиболее энергичные усилия для того, чтобы в ноябре 2003 года не был подписан «Меморандум Козака». Напомню самую распространенную среди журналистов и политологов версию. 24 ноября 2003 года западные дипломаты, а именно: тогдашний посол США Хетер Ходжес, верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана и действующий председатель ОБСЕ Яап де Хооп Схеффер – оказывали беспрецедентное давление на Владимира Воронина с целью отговорить его от подписания.

Участвовал в этом процессе и Уильям Хилл, который спустя несколько лет, в 2011 году, признал, что Запад не мог допустить подписания Меморандума, т.к. он, в частности, устанавливал 20-летнее военное присутствие России. Поскольку эти пункты были внесены, по словам Хилла, без консультации с западными партнерами, последние и «похоронили» документ.

И вот сегодня бывший посол США Памела Смит, которая, к слову, покинула Молдову аккурат за два месяца до описываемых событий, говорит о пользе федерализации РМ. Весьма интересный поворот сюжета, особенно если принять во внимание, что отставные дипломаты (принципиально не использую слово «бывшие») откровеннее своих действующих коллег. Я усматриваю в этом несколько ключевых аспектов.

Во-первых, в 2003 году американцы не выступали против федерации как таковой, загвоздка была лишь в подходах России к конкретному документу. То есть предполагаем, что США и Россия объективно солидарны в определении государственного устройства РМ (конечно, если допустить, что Москва действительно заинтересована в восстановлении единства Молдовы).

Во-вторых, американцы склонны преодолеть или проигнорировать традиционный скепсис молдавского политического бомонда по вопросу о федеративном устройстве. Ведь Памела Смит в качестве субъектов федерации назвала и Гагаузию, а это уже что-то новое, до сих пор Комрат «в списках не значился». Все правые партии Молдовы (они же правящие) отвергают идею федерализма, да и закон 2005 года не в пользу этого концепта, но если очень захотеть… Словом, на эту позицию США обратим особое внимание.

В-третьих, и это важнее предыдущих пунктов, американцы, видимо, решили перехватить инициативу у России. В самом деле, до последнего времени слово «федерация» ассоциировалось в Молдове с «рукой Москвы» и вызывало зубовный скрежет не только в Кишиневе, но и у многих западных политиков. И как тут не вспомнить усилившиеся за последние полгода разговоры о том, что ЕС, устав от приднестровского конфликта, лоббирует идею установления границы по Днестру, чтобы окончательно втянуть в свою орбиту урезанную Молдову и уменьшить влияние России через изоляцию ее анклава в Левобережье! В таком положении говорить о федерации было бы нелепо, но вот американцы, наверное, рассудили иначе. Значит ли это, что в США решили слегка насолить европейцам? Звучит дерзко, но не оторвано от реальности.

В самом деле, ведь в стократно более тяжелом сирийском кризисе Москва и Вашингтон умеют говорить более конструктивно, чем, например, Москва с Лондоном и Парижем, которые заняли донельзя радикальную позицию, превосходя американцев. Конечно, тут без доброго и злого полицейского не обошлось, но ушлая западная пресса не преминула написать, что только Россия может помочь США найти выход из сирийского тупика. И почему бы нам не допустить, что в качестве «от нашего стола вашему столу» американцы помогут России распутать приднестровский узел? Если «крамольные» идеи о федерации будут исходить от американцев, а не от русских, быть может, это не так ранит сознание молдавских властей. Тем более что переговорный процесс идет из рук вон плохо, и через месяц-другой Кишинев и Тирасполь начнут спорить о том, с какой ноги надо входить в зал заседаний и сколько роз Евгений Карпов должен подарить Нине Штански, чтобы хоть как-то разрядить обстановку!

Политика далека от романтики, но и удивляться в ней ничему не надо. Если 10 лет спустя американцы возвращаются к концепции, которая вышла из переговорной моды, значит, это кому-нибудь нужно. Конечно, Москва будет ревновать, если сторонам предложат американскую модель федерации. Но на то и дана дипломатия! Дерзайте, русские с американцами.
XS
SM
MD
LG