Linkuri accesibilitate

Турецкое лето и арабская весна: единство и борьба противоположностей. Часть 2


Moldova Blog Ernest Vardanean Audio Program banner

Moldova Blog Ernest Vardanean Audio Program banner


Часть 1

Конец мая взорвал мировое информационное пространство событиями в Турции. Многие журналисты и обозреватели успели назвать побоище на стамбульской площади Таксим «продолжением арабской весны», а некоторые – даже «турецким летом». Между тем, столкновения на Босфоре действительно выпадают из цепочки привычных волнений в арабском мире. И дело не только в этнической составляющей.

Впервые в стране-члене НАТО происходит некое подобие бархатной революции. Впервые это имеет место в стране, которая сама являлась идейным вдохновителем других революций (Египет, Ливия) или прямым спонсором гражданской войны (Сирия). Наконец, впервые после «дебютной» революции в арабском мире (Тунис) против правящего исламистского режима восстают светские европеизированные массы.

Безусловно, в турецких событиях есть и другие отличительные нюансы, но я остановлюсь на этих трех. В самом деле, самым интригующим является то обстоятельство, что социальный протест, жестко подавленный полицией, произошел на территории страны, которая является членом НАТО, где требования к уровню демократического развития достаточно высокие. Впрочем, вступление Турции в блок в 1952 году совершенно не помешало организации греческих погромов в сентябре 1955 года в Стамбуле, а в 1974 году – вторжению Турции на Кипр. Видимо, это тот случай, когда геополитическая ценность страны позволяет закрывать глаза на «шалости» прошлого.

Турцией с 2002 года правит умеренно исламистская Партия справедливости и развития. За это десятилетие в стране установился любопытный и противоречивый по духу режим. Прервав 80-летнюю монополию светской европеизированной Народно-республиканской партии последователей Кемаля Ататюрка, Абдулла Гюль и Реджеп Тайип Эрдоган сумели сломать хребет армии – главному гаранту светских устоев.

В прежние годы исламисты тоже приходили к власти, но четырежды – в 1950, 1960, 1980 и 1997 годах – были сметены военными переворотами. Однако страна претерпевала внутреннюю эволюцию, главная мечта кемалистов – вступление Турции в ЕС – так и осталась мечтой, отмечался рост антиамериканских и антизападных настроений, и в начале нового века исламисты изменили ход национальной истории.
ПСР обеспечила экономический рост, рождение среднего класса и достаточно сбалансированную внешнюю политику, отказавшись от однозначно проамериканского и произраильского курса в пользу сближения с арабскими соседями и Ираном, а также, не в последнюю очередь, с Россией.

Разворот Турции явно почувствовался в марте 2003 года, когда турки отказали американцам в открытии «северного коридора» для удара по Ираку. В другой раз Анкара подставила Вашингтону подножку, когда в августе 2008 года, воспользовавшись положениями Конвенции Монтрё от 1936 года, не пустила в Черное море корабли ВМС США, шедшие на помощь Саакашвили.

Однако и эти метаморфозы не остались без последствий. Рост доходов, развитие малого и среднего бизнеса привело к тому, что сельское население, составляющее до сих пор основу электората ПСР, стало переезжать в города, в первую очередь Стамбул, и менять социокультурную картину. На фоне девушек в мини-юбках стали появляться дамы в хиджабах, и вскоре это стало всеобщим трендом. В довершение ко всему исламист Эрдоган, воодушевленный экономическими успехами, потерял чувство политической реальности и стал проявлять авторитарные замашки.

И вот 2013 год. Власти Стамбула, также представленные исламистами, решили снести парк, заложенный во времена Ататюрка в 1936 году. В свою очередь, деревья там были высажены на месте Армянского кладбища, существовавшего с середины 16-го века. Для большинства жителей Стамбула парк является не только местом отдыха, но и символом кемализма.

Соответственно, безапелляционное решение мэрии о вырубке парка для постройки очередного торгового центра, а затем жестокое подавление первых манифестаций стало катализатором не столько экологического протеста, сколько взрыва недовольства исламистами. Многие турки, называющие себя европейцами, не могут смириться с «иранизацией» страны, хотя уже и не проявляют такого энтузиазма по поводу вступления в Европейский Союз.

Однако всё вышесказанное – лишь половина сути. Мотив «просвещенные европейцы против исламского мракобесия» превалирует в мировой прессе, но за этой шумихой не надо упускать из виду более глубокий и сложный рефрен. Некоторые аналитики, как например, доктор политических наук Игорь Панарин и специалист по Ближнему Востоку Анатолий Эль-Мюрид, предполагают, что протесты инспирированы внешними силами с целью заставить Турцию вступить в войну против Сирии.

Как говорится, с этого места поподробнее. В первой части материала я сделал упор на газовом факторе сирийского кризиса, и этот мотив вполне может объяснять, почему Запад так настойчиво добивается свержения Башара Асада. При этом Игорь Панарин открыто называет главное заинтересованное лицо в подталкивании Турции – это Великобритания, а точнее, ее военная разведка МИ-6. Прочитав это, я вспомнил интервью блистательного специалиста по Ближнему Востоку, французского политолога Тьерри Мейсана, который в одном из интервью прямо указал на то, что главный региональный trouble maker – это именно Катар, за которым стоит – sic! – Великобритания, которая управляет регионом еще и через коррумпированную тем же Катаром французскую политическую элиту.

Таким образом, Турция в планах главного «рулевого», Англии, выступает в роли тарана. Конечно, к этой версии можно отнестись с известной долей скепсиса. Мол, опять теория заговора. Но ведь когда на кону триллионы кубометров газа, энергобезопасность ЕС и США, борьба с влиянием Китая и России, любая теория имеет право на жизнь.

Косвенным подтверждением версии служит другая важная новость: на территории Армении появились российские оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М». Кроме того, на моей Родине будут созданы несколько крупных военных объектов ОДКБ. Я не уверен, что вся эта военная громадина появляется только ради того, что погрозить кулаком Азербайджану. Здесь что-то более существенное. В армянской прессе появились мнения о том, что «Искандер» будет работать против элементов американской системы ПРО в Турции. В свою очередь, американские ракеты предназначены явно не только для борьбы с Башаром Асадом – можно считать его авторитарным лидером, но уж точно нельзя назвать безумцем, готовым атаковать Турцию.

На данный момент имеем неполную, но все-таки логичную картину. Россия усиливается через Армению и базу ВМФ в сирийском Тартусе. Великобритания с согласия США дирижирует Катаром и Турцией, натравливая Эрдогана на Сирию и наказывая его за упрямство протестами в Стамбуле. Асад сопротивляется при поддержке России, Ирана и «Хезболла», ломая газовую комбинацию Запада.

Ключевой момент – сопротивление Эрдогана. Он прекрасно понимает, что, войдя в эту авантюру, живым из нее не выйдет – политически и не только. Турцию от этой войны неоднократно предостерегал Иран, да и Башар Асад недвусмысленно говорил, что в случае прямой военной интервенции применит химическое оружие против агрессоров, а это уже не шутки. Наконец, турки знают, что Устав НАТО не предполагает коллективных действий, если страна-член блока первой начинает войну. А именно на это Эрдогана толкают его «друзья».

Можно допустить, что британцы или американцы давят на Анкару в своих целях и наказывают тамошних исламистов за непослушание, но главной тайной остается другое: а Запад понимает, что сталкивание Турции в войну может привести к разрушению самой Турции? Это предсказание, кажущееся сегодня фантастическим, я прочел уже в нескольких источниках разных стран. Невероятно? Да. Но ведь политика – искусство возможного. Разве в 1989 или 1990 году кто-нибудь мог поверить в то, что через год-два развалится СССР?

Сейчас очень многое зависит от Эрдогана. Поэтому, собственно, я решил начать материал с Сирии, а закончить Турцией. Лидеру исламистов придется сделать тяжелый выбор между собственной властью и вероятной геополитической катастрофой. В ближайшее время, однако, взоры будут обращены не только на Анкару, но и на Тегеран. 14 июня в Исламской Республике состоятся президентские выборы. Нынешний лидер Махмуд Ахмадинежад уже не может баллотироваться. Посмотрим на результаты голосования, а затем вновь обратим взоры на Турцию…
XS
SM
MD
LG