Linkuri accesibilitate

На руинах нищей страны. Внешний фактор: геополитика против романтики.



Если верить почетному председателю Демократической партии Думитру Дьякову, европейский комиссар по вопросам расширения и добрососедства Штефан Фюле в дни майской неопределенности звонил лидерам ЛДПМ и ДПМ и давал четкие указания: любой ценой преодолеть разногласия и сохранить правую коалицию, не допустив досрочных выборов, а значит, возвращения коммунистов к власти.

Ничего удивительного. Молдова – маленькая слабая страна, легко поддающаяся внешнему влиянию в самых разных формах. И меня, как гражданина РМ, раздражает прямое грубое вмешательство во внутренние дела страны. Я в равной степени негодую по поводу «указивок» и из Москвы, и из Брюсселя. А еще мне не нравится, когда приказы от Фюле считаются чем-то нормальным, само собой разумеющимся, а выступления, например, Рогозина – угрозой государству, «рукой Москвы» и т.д. Господа евроромантики! Давайте научимся уважать молдавское государство и не видеть разницы во вмешательстве с Запада и с Востока. Слабаков и покорных не уважают в мире Realpolitik.

Однако я не об этом. Даже те эксперты, которые признают временный характер правительства и предсказывают новый раунд разборок в коалиции, считают, что в этом туре региональной борьбы проиграла Российская Федерация. С апреля 2009 года, когда в РМ началось отстранение ПКРМ от власти, Москва потерпела очередное чувствительное поражение.

Предыдущий болезненный удар по российским интересам был нанесен в декабре 2010 года, когда в последний момент была разрушена левоцентристская коалиция ПКРМ и ДПМ. Как говорят мои коллеги, решающую роль в срыве сыграл Влад Плахотнюк. С тех пор лидеры Демократической партии стали «нерукопожатными» в Москве, но это ничего не изменило.

И вот теперь проевропейские силы в Молдове избежали краха буквально в последние минуты. Я не берусь утверждать, что Россия лоббировала Партию коммунистов и упорно боролась с правыми партиями. Есть достаточно причин скептически оценивать понимание Россией всего происходящего в Молдове.

В Кремле всё еще дуются на Воронина за срыв подписания Меморандума Козака. Согласен, это был сильный удар по самолюбию Путина, однако прошло уже 10 лет, регион сильно изменился, и если обиды не прошли, то это уже, пардон, проблемы Путина, потому что Запад продолжает пользоваться пассивностью России и делает свое дело в Молдове!

Российская дипломатия до сих пор не излечилась от болезни под названием «Разговариваем только с властью, а оппозиция постольку поскольку». Именно эта болезнь привела к тяжелому поражению России в Украине во время Майдана, да и с Януковичем не особо помогла, ибо американцы, пока русские отворачивались от Ющенко, работали и с оранжевыми, и с бело-голубыми, и в итоге даже кремлевские пропагандисты убедились в том, что Янукович никакой не «пророссийский».

В случае Молдовы русские почти открыто игнорировали правые власти, поначалу отвергая и Гимпу, и Филата, а после 2010 года – и Лупу. С коммунистами по известной причине Кремль не особо хотел работать, а с мелкими левыми партиями по определению добиваться было нечего. Потом у Филата получилось наладить диалог и даже стать «рукопожатным» для Путина и Медведева, но сейчас Филат уже не премьер-министр, Москва потеряла единственного адекватного собеседника из молдавской власти!

К 2012 году, когда проевропейский курс РМ достиг апогея публичности, оказалось, что российская политика попросту не находит адресатов в Кишиневе. Официальные приемы в посольстве и протокольные встречи еще не есть проявление практической политики. То, что российское посольство не сделало ни одного заявления за время кризиса, очень показательно. Подчеркнутая интеллигентность и отстраненность российских дипломатов явно не была оценена – молчание приняли за слабость. И вот результат.

Более того, когда Рогозин посетил Молдову 9 мая, его выступление еще больше ослабило позиции России, потому что – читайте выше – вмешательство ЕС воспринимается нормально, а речи российских чиновников сразу вызывают отторжение. Это факт, с которым Россия должна считаться, коль скоро правая коалиция сохранилась у власти.

Однако русские не были бы русскими, если бы не придумали что-нибудь. Разумеется, в первую очередь думается о Приднестровье. И это именно то, на что намекают мои коллеги, многозначительно говоря «…ситуация в Молдове не изменится, пока не вмешается геополитика». Из хорошо информированных источников стало известно, что правая коалиция по рекомендации ЕС может установить фактическую границу Молдовы по Днестру, если будет подписан Договор о свободной торговле РМ-ЕС.

Еще в конце 2012 года пошли разговоры о том, что Брюссель устал от приднестровского конфликта и готов на прецедент Кипр-2, то есть интеграцию части страны с замораживанием ситуации в «серой зоне». Помимо всего прочего, это будет означать резкое ослабление роли России в регионе, ведь Приднестровье больше не сможет быть якорем на ноге Молдовы.

Теперь, как видим, эта стратегия начинает обретать реальные черты – первым реальным шагом становится размещение постов миграционного контроля РМ вдоль Днестра, именно по рекомендации ЕС. Пространство для маневров России сужается. Третий сильный удар по российским интересам за последние четыре года – это уже тенденция. Москва должна очнуться и перейти от реактивной политики к политике упреждения, иначе третий удар окажется не последним. Если, конечно, «не вмешается геополитика»…

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG