Linkuri accesibilitate

На руинах нищей страны. Внутренний фактор: разгром правого фланга.



Свершилось. Республика Молдова обрела новое правительство. Хотя слово «новое» достаточно спорно ввиду наличия на 90% тех же лиц, мы будем считать этот Кабинет всё же новым по ряду существенных причин.

Итак, поздним вечером 30 мая, после долгих и нудных торгов, переговоров, споров, переносов и перерывов новоиспеченная коалиция в составе либеральных демократов, демократов и реформированных либералов наконец-то выдала на-гора два больших события. Сначала был избран новый спикер, и это вовсе не Мариан Лупу, а потом, за час до полуночи, страна узнала, кто поведет ее к алтарю Евросоюза на ноябрьском саммите «Восточного партнерства» в Вильнюсе.

Забегая вперед, отмечу, что режиссер-постановщик этой политической комбинации, Влад Плахотнюк, в очередной раз показал, как филигранно и дальновидно делает нужные ему ходы, не считаясь с жертвами. Вчера вечером стало понятно, что жесткое условие ДПМ – сначала голосование за спикера, потом избрание премьера – послужило причиной для нового, 101-го отступления партии Влада Филата.

Бывший премьер-министр допустил грубую ошибку, уцепившись за свое требование «не хочу видеть Лупу» и не заметив, что фигура Мариана Ильича давно перестала представлять ценность для Плахотнюка. Последний, подыграв капризу лидера ЛДПМ, легко сдал Лупу и предложил фигуру председателя парламентской комиссии по внешней политике Игоря Кормана. Поскольку против этого кандидата Филат ничего предъявить не мог, игра пошла вновь по правилам кукловода.

А игра эта с самого начала отвечала исключительно интересам Демократической партии. Во-первых, мои коллеги-эксперты уже вслух говорят о том, что новый премьер-министр гораздо теснее связан с кукловодом, чем этого хотелось бы вчерашнему «борцу с мафией» Филату. Во-вторых, голосование за Кормана было подкреплено избранием в президиум Андриана Канду – очень близкого к Плахотнюку человека. В-третьих, ДПМ умудрилась, имея вдвое меньше, чем ЛДПМ, мандатов, получить в новом кабинете сразу шесть министерств, тогда как у ЛДПМ их семь. Причем одно из самых «хлебных» ведомств – Минтранс – занял Василе Ботнарь, работавший до последнего времени в «Викториябанке», который, как известно, входит в бизнес-империю Плахотнюка. Таким образом, на ДПМ начнет проливаться колоссальный денежный дождь из европейских финансовых структур на ремонт дорог.

Но даже не это главный итог ночного Действа в парламенте. В сухом остатке имеем потрясающую картину: лидеры сразу двух правящих партий, Влад Филат и Мариан Лупу, отстранены от своих должностей, стали номинальными лидерами соответственно ЛДПМ и ДПМ, и их политическое будущее, по мнению большинства моих коллег, представляется все более туманным. Лидер третьей «почти» правящей партии, Михай Гимпу, фактически оказался в оппозиции, а группа раскольников, не имея формального партийного представительства в парламенте, тем не менее, сохранила министерские посты. Кстати, любопытный штрих: «старые» либералы в лице Гимпу и его сторонников считаются близкими к кукловоду, в то время как «реформаторы» - к ЛДПМ. Это еще один пример того, как Плахотнюк умеет сдавать людей, у которых прошел срок политической годности (для него).

То есть налицо полный разгром политического пространства на правоцентристском фланге! Если брать условные временные границы нынешнего этапа политического кризиса с 6 января (день, когда Серджиу Мокану сообщил о трагедии на «царской охоте») до 30 мая, то за эти 5 месяцев Плахотнюк оказался единственным политиком, который вышел из ситуации с большим выигрышем. Судите сами: сохранен его контроль над судебной системой, силовыми структурами, парламентом и СМИ, усиливается влияние на правительство, ДПМ получает дополнительные финансовые рычаги благодаря Минтрансу.

На этом фоне отстранение Плахотнюка от должности первого вице-спикера выглядит легким недомоганием в сравнении с лавиной потерь, которые понес его главный конкурент – Влад Филат. Он больше не премьер, в его партии новый центр силы, он больше не вхож в европейские кабинеты. Кстати, информированные коллеги говорят, что европейцы отвернулись от Филата после обнародования телефонных переговоров. Главный либеральный демократ деморализован, но, видимо, еще не осознает этого. Повторю еще раз: только ленивый не говорит о том, что всего через несколько месяцев Филат может быть выдворен на обочину политической жизни – где гарантии, что Плахотнюк не организует «рейдерскую атаку» на ЛДПМ и не отстранит Филата теперь уже от должности председателя ЛДПМ?

Однако это будет завтра, а сегодня большинство молдавских экспертов, даже из числа апологетов новой коалиции, сквозь зубы признают, что политический кризис не закончен и еще даст о себе знать. Я же добавлю: кризис не может быть разрешен, поскольку не ликвидированы механизмы генерирования кризисной ситуации. Рейдерские атаки закончились? Как бы не так, они продолжаются и становятся все более дерзкими! Институты власти деполитизированы? Ни в коем случае. Силовые структуры больше не делятся по партийному признаку? Куда там!

Эксперты также согласны с тем, что новая коалиция создавалась «под Вильнюс», поэтому сразу после этого судьбоносного события (как будто этот саммит разом решит все проблемы страны!) Молдова перестанет представлять интерес для Европы, и кризис вновь вырвется наружу. А еще коллеги все чаще повторяют «пока не вмешается геополитика…».

Но об этом уже во второй части моей публикации.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG