Linkuri accesibilitate

Вахтанг Кикабидзе пока не простил Россию


Вахтанг Кикабидзе

Вахтанг Кикабидзе

"Мы хотим в НАТО, потому что боимся"

Смена власти в Грузии и приход команды премьера Бидзины Иванишвили никаких серьезных коррективов в российско-грузинские отношения пока не внесли. С точки зрения грузинской стороны и международного сообщества 20 процентов территорий Грузии оккупированы Россией. Иллюзий по поводу того, что Москва отзовет "признание" Абхазии и Южной Осетии, у Грузии нет, но "сидеть сложа руки" правительство Иванишвили тоже не считает правильным. И если против возвращения грузинской продукции на российский рынок никто в Грузии не возражает, то несколько по-другому был воспринят концерт Государственного академического ансамбля народных песен и танцев "Эрисиони" в кремлевском концертном зале. Многие грузинские политики поспешили обвинить ансамбль и власти страны в "развлечении оккупантов" и предательстве интересов страны.

Первым, кто в 2008 году сразу после августовских событий отказался и от российской награды "Ордена Дружбы" и от выступлений в Москве, был популярный грузинский актер и певец Вахтанг Кикабидзе. Именно с ним побеседовал наш корреспондент в Грузии Зураб Двали, и первый же вопрос был о его отношении к конфликту вокруг выступления грузинских артистов в Кремле.

– Я не потому не езжу в Россию, что я не люблю Россию. Я очень люблю Россию, потому что там одни из лучших слушателей для меня как артиста. И у меня две огромные программы, одна на русском языке, другая на грузинском. И я очень скучаю без концертов в России. Но когда человек поет, он должен сам этому тоже радоваться. А просто так, для проформы ехать – я бы себя перестал уважать. Если мне скажут, что для родины ты должен поехать, это нужно родине, – это другое дело, когда ты задание получаешь какое-то. Тогда есть ли артист Кикабидзе, нет артиста Кикабидзе – это никакого значения не имеет.

А народ потому и возмущался кремлевскими концертами. Народ-то везде одинаковый. Я тоже считаю, что российская политика неправильная в отношении Грузии, абсолютно. И в свое время тоже сказал, что пока эта политика будет такой же, какая она есть сейчас, я там петь не могу.

Хотя очень много приглашений приходит, все время звонят и приглашают. Недавно было предложение на тридцать концертов. Это моя работа, в принципе, но я как-то не могу перешагнуть через это. Многие хотят, чтобы с Россией все было хорошо, и я тоже, но нельзя рассчитывать только на экономические подвижки: мол, вывезли цитрусовые, вино – и уже все в порядке. Это не так. Поживем – увидим.

– У вас есть песня про российскую интеллигенцию "Вы меня разочаровали". Можете ли вы подобное сказать представителям грузинской интеллигенции?

– Знаете, когда начинается тяжелая жизнь, люди немного по-другому начинают мыслить. И я никого не упрекаю, я живу так, как я понимаю, они живут по-своему. Я не уважаю людей, которые свою родину не любят. Надо любить родину, быть патриотом. Это же не профессия, это в тебе или есть, или нет. Но на сегодняшний день я вижу такой синдром, что хотят забыть все, что произошло. Я думаю, что при этом должно быть стыдно человеку, если он интеллигентный, потому что того, что произошло, забыть нельзя никак. Я помню период, когда нас, нашу маленькую страну объявляла Россия своим врагом. До нас эстонцы были почему-то. После нас не знаю, кого выберут. Но эта политика должна закончиться. Это очень плохо написанный сценарий.

– Вы сказали, что каждому грузинскому исполнителю самому решать, выступать в России или нет. Может быть, как раз такими выступлениями удастся как-то сдвинуть с мертвой точки российско-грузинские отношения?

– Искусство постепенно переделывает все, и в один прекрасный день мы будем опять жить мирно, дружно. Мы не можем жить, Грузия с Россией, так, как сейчас. А сейчас мы, Грузия, не можем не вступить в НАТО. Появляется вопрос: почему вы хотите в НАТО? Потому что мы боимся. Все маленькие страны, которые входят в НАТО, вошли туда из-за того, что НАТО – сильная организация. Я хочу дожить до того, когда Россия тоже вступит в эту организацию, и тогда, наверное, постепенно все и всюду урегулируется.

– Вы верите в то, что Россия может стать для Грузии притягательной и, наоборот, Грузия вернется в сферу российской орбиты?

– Когда-нибудь все изменится. Россия – богатейшая страна, и она уже уважаема поэтому. Богатая страна, которая проповедует мир, – там очередь будет стоять! Какие претензии мы можем иметь к российскому народу? Никаких претензий нет. Сам-то народ тоже бедствует, я же знаю.
XS
SM
MD
LG