Linkuri accesibilitate

Кубинский блогер о братьях Кастро


Кубинские солдаты на церемонии у мавзолея имени Хосе Марти

Кубинские солдаты на церемонии у мавзолея имени Хосе Марти

В Мадриде состоялась презентация книги под названием "Wordpress", написанной кубинской оппозиционеркой, блогером Йоани Санчес.

В Мадриде состоялась презентация книги под названием "Wordpress", написанной кубинской оппозиционеркой, блогером Йоани Санчес, которой после многолетних отказов в выезде, все же разрешили на время покинуть Кубу.

Книга, изданная в Мадриде, рассказывает о применении кубинскими оппозиционерами новых информационных технологий и социальных сетей в Интернете. На острове, отрезанном идеологическим занавесом от остального
Если Фидель Кастро устраивал громкие судебные процессы и «всенародное осуждение» своих противников, то его брат Рауль предпочитает негласные аресты, запугивание и избиение инакомыслящих
мира, социальные сети стали важным инструментом в борьбе за свободу и демократию. И, в первую очередь, в деле распространения правды о режиме братьев Кастро и творимых им нарушениях прав человека. Чтобы обновить свой блог или написать «твит», Йоани Санчес вынуждена отправляться в отели для иностранцев в Гаване, где есть Интернет, и там, всеми правдами и неправдами, подключатся к сети. Но журналистов, собравшихся на встречу с ней в Латиноамериканском культурном центре испанской столицы, интересовали не столько уловки диссидентов в их борьбе с режимом, сколько сегодняшняя ситуация на острове. Например, правда ли, что режим Кастро стал более демократичным и на Кубе больше нет репрессий? Йоани опровергла это утверждение. Хотя, по ее словам, характер репрессий сейчас изменился. Если Фидель Кастро устраивал громкие судебные процессы и «всенародное осуждение» своих противников, то его брат Рауль предпочитает негласные аресты, запугивание и избиение инакомыслящих.

«Их проводят секретные службы, то есть люди в штатском, которые хватают противников режима по своему усмотрению прямо на улице – без санкции прокурора или суда. Человеку не вручают ни постановление об аресте, ни – впоследствие - справки о том, что он какое-то время провел в тюрьме. Все негласно, все втихую. Так что разница между прежними и нынешними репрессиями состоит лишь в том, что Фидель Кастро «усмирял» людей через суды, а Рауль предпочитает не оставлять «следов». Но он такой же сторонник репрессий, как и его брат», - рассказывает Йоанни.

По данным Кубинской комиссии по правам человека, на которые сослалась Йоани Санчес, только в минувшем апреле – по упомянутой «схеме» - были задержаны 366 противников режима: одни на несколько недель, другие – на несколько часов. 52 задержанных подверглись избиению со стороны полиции. В марте правозащитниками было зарегистрировано 354 задержания и 84 избиения. В феврале - 504 задержания. Жертвами физической расправы в последние месяцы становились участницы правозащитного движения «Дамы в белом», жены и родственницы политзаключенных, активисты других оппозиционных групп из разных городов страны.

Вместе с тем, на Кубе, несмотря на отсутствие свободы и нищенское положение населения, по-прежнему не существует массового движения протеста. Событий типа «арабской весны» здесь не предвидится. Это, по словам Йоани Санчес, результат многолетнего запугивания населения, жизни в атмосфере постоянного страха. Кубинцам, говорит блогер, с детства внушают, что противиться существующему режиму нельзя, что это идет в разрез со всеми
Многие говорят, что судьбу Кубы надо воспринимать такой, какая она есть. Мне постоянно твердят: зачем ты пишешь, зачем борешься против власти – ты ничего не сможешь поменять, и вообще, зачем что-либо делать, если в принципе ничего нельзя изменить
существующими здесь нормами. А сами эти нормы, дескать, – лучшее, что может быть, и они никогда не изменятся. Люди предпочитают заниматься личной жизнью, семьей, решать повседневные бытовые проблемы. То есть происходит своеобразное самоотстранение от политики, что поощряется режимом. Результат - всеобщая апатия, безразличие к политической борьбе и убежденность, что любые активные действия бесполезны. Люди, которых запугивали десятилетиями, порой сами себя ограничивают, сами себе затыкают рот – даже до того, как кто-то пытается их заставить замолчать. «Многие говорят, что судьбу Кубы надо воспринимать такой, какая она есть. Мне постоянно твердят: зачем ты пишешь, зачем борешься против власти – ты ничего не сможешь поменять, и вообще, зачем что-либо делать, если в принципе ничего нельзя изменить», - говорит Йоани.

Жизнь в атмосфере постоянного страха воспитала в людях, по мнению Йоани, и такие черты характера как оппортунизм, способность приспосабливаться к любым обстоятельствам, жить двойной жизнью, ловчить, мошенничать: «Я думаю, что в мире плохо представляют, что свойственный кубинцам оппортунизм имеет горькую обратную сторону. Некоторые считают, что он с легкостью помогает переносить невзгоды, но мало кто задумывается, как непросто постоянно ходить в маске, жить двойной жизнью, постоянно прятаться, ловчить. Ведь это сказывается даже на отношениях с детьми. Ты должен всегда напоминать ребенку, о чем можно говорить в школе, о чем нельзя, какие имена можно упоминать, какие нет, кого следует остерегаться».

Умение выжить на Кубе связано еще и со способностью утащить с работы что-то полезное. Все без исключения кубинцы – «несуны». В мире известно, что они сильны на выдумки в этом смысле, но вряд ли существует представление о масштабах коррупции на острове, использования своего служебного положения в личных целях, кумовства, воровства, услужничества. Этим пронизано все общество. А главной мечтой практически всех кубинцев является иммиграция – выезд в Соединенные Штаты. Спросите любого кубинского ребенка, кем он хочет стать? Он тут же ответит: иностранцем! – рассказывает Йоани.

Тот же оппортунизм, по мнению кубинской диссидентки, заставляет многих ее соотечественников участвовать в так называемом «публичном посрамлении» оппозиционеров, травле противников режима, которую организуют кубинские спецслужбы силами так называемой «общественности». Толпа сторонников режима подстерегает диссидентов на улице, у дома или работы, выкрикивает в их адрес оскорбления, ругательства, бросает камни, плюет в лицо, а иногда и пускает в ход кулаки. В апреле правозащитниками было зарегистрировано 26 актов «публичного посрамления» диссидентов, в марте - 58. Так, 19 марта группа хулиганов ворвалась в дом к бывшей политической заключенной Марте Беатрис Роке, учинила погром, избила хозяйку. Йоани Санчес также неоднократно подвергалась «публичному посрамлению». И, по ее словам, иногда люди участвуют в этих акциях за стакан прохладительного напитка или за бутерброд. Но в основном, из-за боязни отказать спецслужбам. Ведь «общественность» отбирают по месту работы, и если ты отказываешься, то тебя могут лишить повышения по службе или вообще выгнать с должности. В любом случае, тебя берут на карандаш, как человека неблагонадежного, который не подчиняется властям.

Тем не менее, большинство специалистов по Кубе полагают, что режим братьев Кастро, как всякий другой тоталитарный режим, обречен, что рано или поздно изменения на острове все же произойдут. Говорила об этом в Мадриде и Йоани Санчес: «Вопрос о грядущих изменениях задают себе многие кубинцы. Я каждое утро спрашиваю себя, когда и как произойдет «переход». Я мучаюсь этим вопросом с детства. Ясно, что процесс будет непростым. В кубинском обществе и в нашей зарубежной диаспоре накопилось немало ненависти и
Кубинцы в своей массе общественно пассивны. Они привыкли лишь выполнять указания, связывают все свои надежды с государством, которое руководит всей их жизнью – и общественной, и личной
противоречий». Всю ответственность за это Йоани возлагает на нынешнее правительство. Именно оно, по ее мнению, постоянно пытается разделить кубинцев на «своих» и «врагов». Само это правительство оказалось неспособным возглавить коренные политические преобразования в стране. Оно ограничилось, под влиянием обстоятельств, небольшими изменениями экономического характера. А о политических переменах «сверху» и речи не идет. «С другой стороны, и это тоже осложняет переход к демократии, – у нас фактически нет активного гражданского общества, - говорит блогер. - Кубинцы в своей массе, как я уже сказала, общественно пассивны. Они привыкли лишь выполнять указания, связывают все свои надежды с государством, которое руководит всей их жизнью – и общественной, и личной. Конечно, подобная ситуация не внушает особого оптимизма тем, кто хотел бы демократических перемен».

И, тем не менее, у оппозиции есть надежда на то, что «переход», в конце концов, совершится. Во-первых, диктаторы не вечны. Природа способна справиться с тем, с чем бунтари-одиночки справиться не могут. «Конечно, очень печально, что приходится связывать надежды на будущее со смертью неких лиц. Но подобную ситуацию они создали сами. В любом случае, отчаиваться не следует: у них есть власть, а у нас – более молодого поколения - есть время, чтобы ждать, когда их власть кончится!», - говорит Йоани. Помимо этого она возлагает надежды на современные информационные технологии: «Мы сможем, когда исчезнет цензура, познакомить наш народ с опытом демократического строительства в других странах» - и на помощь международного сообщества и кубинской иммиграции, которая проживает в демократических государствах. Разумеется, «переход» должен быть мирным. «Мы не желаем кому-либо мстить или брать реванш. В противном случае преобразования могут затянуться еще на полвека», - полагает кубинская диссидентка. И дело не только в самой Кубе. Эта страна всегда являлась определенным образцом для некоторых других латиноамериканских государств. И если ее «переход» к демократии не состоится, то это пагубно отразится на будущем всего континента. Так что кубинцы, по мнению Йоани, просто обязаны сделать его образцовым и, главное, мирным.

Находясь в Испании, Йоани Санчес получила ряд престижных испанских и международных премий за свою журналистскую и правозащитную деятельность, присвоенные ей в последние годы. Получить их раньше она не могла, поскольку не имела возможности выехать с Кубы.
XS
SM
MD
LG