Linkuri accesibilitate


Чем больше я общаюсь с немцами здесь, в Берлине, тем больше я думаю о том, что какое будущее ждет Германию и Европу в целом. За прошедшие дни я вместе с коллегами из бывших советских республик встретился с рядом представителей Партии зеленых. Я всегда с большим уважением относился к активистам зеленых партий и движений, но на примере немцев вынужден констатировать, что есть как минимум один вопрос, из-за которого «зеленых» и меня разделяет глубокая пропасть.

Это турецкий вопрос. Беседа с депутатом Бундестага от «Союза-90/Зеленые» только укрепила меня во мнении, что немцы слишком упрощенно воспринимают понятия «толерантность», «солидарность» и «гостеприимство». Начну с того, что наш собеседник откровенно признал: в 60-е годы, когда правительство ФРГ стало приглашать рабочих из Турции, оно рассчитывало на временный характер их нахождения на немецкой земле. «Да, тот самый случай», - подумалось мне. Официальный Бонн ожидал, что турки поработают и уедут, но он явно не ожидал, что гости с Востока не только останутся, но и начнут забирать из Турции семьи, а затем через суд узаконят свое нахождение в ФРГ.

Дальше – больше. Наш «зеленый» собеседник признал, что сегодня немецкому правительству не удалось обеспечить полную интеграцию турецких иммигрантов. Во-первых, турки зачастую препятствуют получению их женами образования в Германии. Во-вторых, не меньше половины школьников во многих крупных городах составляют турецкие дети, что лишь способствует их национальному сплочению и препятствует полноценному приобщению к немецкому обществу. Я сразу вспомнил выступление Ангелы Меркель в октябре 2010 года, когда фрау канцлер откровенно признала провал мультикультурализма именно в контексте отказа турок от интеграции в Германии.

Далее стало ясно, почему мое видение ситуации в корне расходится с позицией Партии зеленых. Когда господин депутат Бундестага сказал, что выступает убежденным сторонником вступления Турции в ЕС, я задал ему вполне резонный вопрос: если Германия не в состоянии «переварить» 3 миллиона турок (только по официальным данным!), то как она собирается совладать с целой Турцией и ее 70 миллионами населения? Собеседник ответил, что Турция – экономически развитое государство, и Евросоюзу было бы выгодно с ним сотрудничать в рамках ЕС.

Допустим. Я задаю второй резонный вопрос: если Турция – развитое государство, которое, к слову сказать, почти не страдает от кризиса в еврозоне, то почему турки не уезжают из «бедной» Германии на свою «богатую» родину? Господин «зеленый» ответил, что, мол, уже есть примеры репатриации турок, но в основном это пожилые люди, которые хотят умереть на родной земле. Что ж, умереть на родине – это очень романтично, но, сдается мне, это никак не свидетельствует о том, что турок больше не устраивает Германия.

В общем, в понимании немцев, и не только «зеленых», поощрение иммиграции – это нормально. Решать, конечно, им, но я не могу отделаться от мысли, что в Германии комплекс вины за Вторую Мировую войну принимает формы латентного самоуничтожения. И тут уместно перейти ко второму блоку моих впечатлений от пребывания в Берлине. Первое мая – важная дата в общественной жизни страны. В этот день левые партии и движения, а их очень много: социал-демократы, зеленые, левые (die Linke), коммунисты – проводят акции солидарности трудящихся и антинацистские манифестации.

Нынешний Первомай не стал исключением. Несколько тысяч левых, и среди них достаточно много агрессивных молодых людей, захотели, как и в прежние годы, помешать шествию праворадикальной Национально-демократической партии. Я не могу не отметить, что лозунги и настрой левых по своему радикализму едва ли не превосходят настроения правых. В самом деле, митинг НДП был гораздо малочисленнее и разобщеннее, а их воззвания сводились к двум вещам: хватит кормить всю Европу и Германия задыхается от иммигрантов.

Более того, мне довелось услышать от одного «ветерана» левого движения совсем не толерантное высказывание: мы не успокоимся, пока не уничтожим всех фашистов. Странный подход для мирных левых, не правда ли? В конце концов, сегодня НДП не декларирует ни антисемитизм, ни реваншизм, ни милитаризм, их требования созвучны миллионам жителей стран Евросоюза: долой брюссельскую бюрократию и мигранты заполонили европейские города.

Еще из наблюдений: полицию провоцировали не правые, а левые, витрины банков разбивали не неонацисты, а красно-зеленые. Не НДП блокировала марш левых, а ровно наоборот, и это притом, что манифестация неонацистов законом не запрещается, поскольку они не носят свастику, не отрицают Холокост и не кричат «Хайль, Гитлер». То есть блокирование их митинга левыми нарушает право НДП на свободу собраний, но полиция вынуждена идти на поводу у левых, поскольку в противном случае крупного столкновения не избежать.

В общем, сейчас в Германии и Европе мы видим доминирование радикальных либертарианских взглядов. Огромные по масштабу митинги противников однополых браков во Франции, где традиционному большинству фактически навязывается мнение агрессивного и сплоченного меньшинства, показывают, что Старый континент скатывается к левому диктату. И я не вижу причин, почему агрессию левых «ультрас» можно считать лучше доминирования правых радикалов.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG