Linkuri accesibilitate


День 18 апреля можно смело считать рубежным в истории Молдовы. Даже на фоне богатейшей палитры событий последних месяцев сегодняшняя дата выделяется. Первое впечатление – вот это скорость! Не успели жители усесться за рабочие места, как в новостях появилось: предложена кандидатура на должность генерального прокурора. Не успели аналитики всех мастей начать морщить лбы, пытаясь выдать что-нибудь разумное, как парламент с минимальным перевесом голосов избрал Корнелия Гурина генеральным прокурором.

Вовсе не я запустил в информационное пространство версию о том, что господин Гурин, попросивший освободить его от должности заместителя председателя Партии «Демократическое действие», может быть аффилирован с господином кукловодом. При этом коллеги из экспертного сообщества в качестве аргумента предлагают незамысловатую логическую цепочку: раз лидер партии Михай Годя в свое время вышел из ЛДПМ по наущению Плахотнюка (а это, в свою очередь, открыто признал Филат), то и заместитель Годи по партии действует по «линии» кукловода. Резон в этих словах есть, но, разумеется, прямых доказательств мы не найдем, т.к. свечку никто не держал.

Однако не в персоне Гурина дело. Поражает стремительность, с которой – за полдня! – была проведена операция по его назначению. Как известно, генеральная прокуратура по квоте канувшего в лету альянса контролируется Демократической партией. Поэтому вряд ли можно сомневаться в том, что сегодняшний блиц в парламенте проходил без учета интересов главного спонсора ДПМ.

Еще одно удивительное явление, которое на самом деле никакое не удивительное – это распределение голосов. Кандидатуру Гурина поддержал 51 депутат – фракции ЛДПМ и ДПМ, а также Годя (ясно – за вчерашнего однопартийца), группа Мишина и Сергей Сырбу. Последние «кадры», конечно, тоже не удивили, ибо их «независимость» стабильно ставится под сомнение, в том числе ими самими. Опять же не я запустил версию о том, что данные господа вышли из ПКРМ в обмен на… что-нибудь хорошее и приятное. И теперь они должны вернуть это сторицей.

Вот что меня действительно удивило, так это отказ либералов – и «старых», и реформаторов. Если первые устами Валерия Мунтяну выразили неприятие того факта, что Гурин работал в парламенте при коммунистах, то отказ «раскольников» до конца остался мне неясным. Ведь они вроде как поддерживают линию Филата – почему же сейчас отклонились?

В общем, имеем что имеем. Генеральный прокурор избран, принял присягу и обещал служить народу Молдовы. Посмотрим. А пока я перейду к еще более серьезной новости. Все так же стремительно, за два дня, из комиссии на пленарное заседание «переехал» законопроект Плахотнюка от 2012 года об изменении избирательной системы – о переходе с чисто партийной на смешанную партийно-одномандатную систему.

Сразу оговорюсь: в подавляющем большинстве демократических стран эта система давно внедрена и успешно действует. Например, в Германии, где избиратель заполняет два бюллетеня – за партию и за избирателя на своем округе. Так достигается более сбалансированное представительство партий – с одной стороны, и более визуализированная коммуникация между народным избранником и электоратом – с другой стороны.

Но, увы, Молдова не Германия. Немцам повезло: у них нет рейдерских захватов, контрабанды, перекупки депутатов и скупки избирателей, нет подконтрольного олигархам правосудия. Поэтому и выборы у них прозрачные, и избирательная система надежная. А то, что сегодня было принято в молдавском парламенте в первом чтении, означает то же самое, что высадить пальму на Крайнем Севере – результат будет плачевным. СМИ и Интернет-сообщество сегодня разрываются от комментариев в духе «изменение системы голосования открывает широкое поле для подкупа избирателей». И такое же мнение высказали, между прочим, депутаты от Либеральной партии.

Стремительность авторов и закулисных режиссеров сегодняшних двух эпизодов можно объяснить по-разному: 1) в ДПМ не исключают, что досрочные выборы могут состояться, и готовят поле для маневров или 2) партия делает прицел на очередные выборы 2014 года и намерена к тому времени не только добить оппозицию, но и откусить часть электората у двух других партий бывшего альянса, в первую очередь, ЛДПМ, и стать доминирующей.

Но лично меня больше всего заботит другой аспект: при наличии не контролируемого Кишиневом Приднестровья авторы законопроекта решили, что… не надо там открывать одномандатные округа, достаточно включения региона в старый партийный механизм. И почему-то сторонники законопроекта не хотят задаваться вопросом: а разве не является дискриминацией, что гражданин Молдовы, живущий в Тирасполе, захочет участвовать в выборах, но получит только один бюллетень – со списком партий, не видя в глаза своего (будущего) депутата?

Я наблюдаю осознанный отказ от избирателей Левобережья, и это очень тревожный симптом. Ни для кого не секрет, что состояние переговорного процесса оставляет желать лучшего, а уж новый механизм точно не добавит динамики процессу. Впрочем, как справедливо заметили некоторое мои коллеги, «Приднестровью как раз это и нужно». Действительно… Разве можно представить себе более роскошный подарок для Тирасполя, чем узаконенное ослабление политических и юридических связей между гражданами РМ, живущими по обе стороны Днестра?
XS
SM
MD
LG