Linkuri accesibilitate


В последние недели ситуация вокруг Приднестровья вновь стала попадать в сводки новостей. И вновь без видимых поводов для оптимизма. На глазах происходит эскалация напряженности вокруг Бендер – и уже само упоминание этого города заставляет помрачнеть, напоминая о лете 1992 года.

Как пишет пресса, в конце марта в селе Варница, что примыкает к Бендерам, но контролируется Молдовой, произошли инциденты с участием молдавской полиции и приднестровской милиции. Из того потока, что я вычитал в СМИ, осталось стойкое убеждение: кто-то решил нарушить действовавшее годами джентльменское соглашение. Речь о том, что село Варница отделяет Бендеры от городского микрорайона Северный, который неизвестно каким образом остался под контролем приднестровских властей, будучи при этом отделенным от «большой земли» молдавским селом. Через это село могла проезжать бендерская милиция – на вызовы в Северный, но при одном условии: без «боевой раскраски» на машине. Видимо, чтобы не раздражать молдавских коллег.

И вот кто-то решил это правило нарушить. Кто – можно только догадываться. Зачем – можно вычислить, если проанализировать развитие процесса приднестровского урегулирования хотя бы за последний месяц. Однако сначала вернемся к этим инцидентам. Итак, некто решил проехать через Варницу в полном официальном «прикиде», чем вызвал раздражение молдавской полиции, остановившей автомобиль. Приднестровцы вызвали подмогу, которая пришла и раскидала полицейских. В другом эпизоде приднестровская милиция остановила машину, в которой четыре полицейских везли задержанного без документов. Итог – возбуждено уголовное дело по статье «Похищение человека».

И для полноты картины еще два эпизода. Во-первых, глава администрации Бендер Юрий Гервазюк постановил задерживать на территории города сотрудников полиции в форме. Во-вторых, он же распорядился прекратить подачу воды и света в два пенитенциарных учреждения, расположенных в Бендерах, но подчиняющихся Молдове. Гервазюк также запретил государственным учреждениям поставлять в эти заведения продукты питания и призвал частников последовать примеру. При этом бендерский градоначальник считает, что на территории СИЗО и «туберкулезной тюрьмы» на самом деле находятся не заключенные, а бойцы спецподразделения МВД РМ «Fulger».

Все произошло в течение 2-3 недель. Назвать цепочку таких событий совпадением не сможет даже очень наивный человек. Соответственно, нам нужно задаться извечным вопросом: кому это выгодно? Ответ, однако, не такой сложный, как может показаться на первый взгляд. В конце марта молдавские власти официально известили Тирасполь, а потом остальных участников переговорного процесса о том, что в мае вдоль де-факто существующей, но де-юре непризнанной границы будут установлены шесть постов миграционной службы. Ведомство будет проводить выборочную добровольную проверку граждан, въезжающих из приднестровского региона, на предмет наличия у них гражданства других стран, в первую очередь, России и/или Украины.

Это болезненный вопрос, который, однако, вызывает понимание всех сторон, кроме Приднестровья. Участники формата 5+2, включая Россию и Украину, но, разумеется, исключая Тирасполь, признают Приднестровье частью Республики Молдова, и дипломаты Москвы и Киева не считают проблемой требование Молдовы о регистрации проживающих на левом берегу граждан этих двух стран в РМ. Ведь иначе получается, что они находятся в Молдове нелегально, что создает им же самим большие трудности при пересечении границы РМ либо при получении визы в Кишиневе.

В конце концов, Россия и Украина тоже требуют регистрации иностранцев на своей территории – по крайней мере, для тех, кто намерен находиться там постоянно. Так почему Молдова должна делать исключения для россиян и украинцев на своей приднестровской территории, если Москва и Киев не возражают? Есть и другая сторона вопроса: усиление контроля на приднестровском сегменте границы является обязательным условием для упрощения визового режима для Молдовы с Европейским Союзом.

Поскольку Кишинев не контролирует приднестровский участок границы с Украины, то и не может знать, граждане каких стран и в каком количестве могут потом въехать в Правобережье, а Евросоюзу такие «вольности» не нравятся. Отсюда и непопулярный, но нужный шаг по упорядочению миграционного потока через Днестр.

Надо отдать должное молдавской стороне, известившей Тирасполь за месяц до нововведения. Но и это не помогло, реакция приднестровских властей была жесткой: «этот шаг Кишинева призван контролировать передвижение всех приднестровцев». Но ведь и это не является чем-то из ряда вон, поскольку – посмотрим выше – все посредники формата 5+2 признают Приднестровье частью Молдовы, тем самым негласно давая добро на подобные шаги.

Однако годы работы в политической журналистике в Тирасполе научили меня смотреть на процесс урегулирования более глубоко и не верить в простую последовательность событий. Ни в Кишиневе, ни в Тирасполе не является секретом, что Россия очень ревностно смотрит на прозападные устремления Молдовы. И пусть европейская интеграция является больше политическим капиталом, чем суммой действий, направленных на подлинное внедрение евростандартов в РМ, Москву это раздражало всегда.

Приднестровский конфликт был и будет, коль скоро он не разрешен, удобной площадкой для сдерживания европейских «телодвижений» Молдовы. Поэтому я ни за что не поверю в то, что инциденты в Варнице и распоряжения Гервазюка имели место именно сейчас «просто так». Кстати, помнится, когда я работал в Тирасполе, коллеги намекали, что сей господин, бывший в те годы простым депутатом Верховного Совета и лидером партии «Справедливая Республика», имеет совсем не простые связи в Москве – даже, говорят, в весьма интересных структурах.

Я не могу поверить в то, что эскалация напряженности в Зоне безопасности аккурат тогда, когда Кишинев собирается упорядочить миграционные процессы в рамках евроинтеграции, является всего лишь совпадением. Конечно, власти Молдовы могли бы быть и порасторопнее в деле вывода СИЗО и «туберкулезной тюрьмы» из Бендер – ведь если это раздражитель, а ты хочешь снизить напряженность, то логично было бы эти раздражители убрать! Но этот эпизод не более чем отвлекающий маневр, этакое дежурное пугало. Инциденты в Варнице и приказ задерживать полицию в Бендерах – это нечто более основательное, с дальним прицелом.

Я очень хочу надеяться на то, что желание России удержать Молдову от дрейфа в сторону ЕС не выльется во что-то более суровое, чем пара инцидентов. Видимо, в Москве увидели, что нынешнее руководство Молдовы решило педалировать европейский фактор даже в условиях политического кризиса. Видимо, в Москве с тревогой наблюдают, что старая молдавская дилемма «или евроинтеграция, или реинтеграция» теряет актуальность, т.к. Кишинев склоняется к первому в ущерб второму.
XS
SM
MD
LG