Linkuri accesibilitate

Тупик во Львове - на первом раунде переговоров в формате 5+2


Львов

Львов

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут вместе с Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Тупик во Львове - на первом раунде переговоров в формате 5+2. Приднестровская экономика между Востоком и Западом. Соединенные Штаты Америки выразили обеспокоенность в связи с положением дел в области прав человека в Приднестровье. И… насколько непросто быть адвокатом на левом берегу Днестра?

***

Свободная Европа: Итак, на прошлой неделе во Львове завершился первый в этом году раунд переговоров в формате 5+2 по урегулированию приднестровского конфликта, прошедший под украинским председательством ОБСЕ. Повестка встречи оставалась практически той же, что и на протяжении последних нескольких раундов, и касалась, в частности, свободы передвижения граждан и транспорта, открытия моста через Днестр у села Гура-Быкулуй, ситуации школ с преподаванием на латинской графике и нострификации приднестровских дипломов. По требованию приднестровской администрации в список обсуждаемых вопросов было включено и открытие тираспольского аэропорта для гражданских полетов, а Кишинев, в свою очередь, вновь вынес на обсуждение идею созданию единого экономического пространства на обоих берегах Днестра. Все эти вопросы будут рассматриваться на уровне экспертных групп и на следующем раунде, который состоится в Одессе 23 и 24 мая. Об очередном отсутствии конкретных результатов на переговорах беседуем с экспертом кишиневской Ассоциации внешней политике Раду Врабие:

Раду Врабие

Раду Врабие

Раду Врабие: Процесс приднестровского урегулирования довольно сложный. Поэтому достижение решения, подписанной договоренности предполагает большой ответственности и, соответственно, значит, что решения принимаются немного труднее, чем ожидает население. В конечном итоге, для нас важен жизнеспособный результат, результат, благоприятный приднестровскому урегулированию с сохранением территориальной целостности и суверенитета Республики Молдова. Будет решение принято сейчас, во Львове, или в конце года – это, думаю, не столь важно.

Свободная Европа: Львовский раунд переговоров, тем не менее, выявил не точки соприкосновения между Кишиневом и Тирасполем, а, скорее, разногласия между ними...

Раду Врабие: По моему мнению, это тоже своего рода достижение – понять, в чем расхождения. Кроме того, думаю, помимо позитивного фактора, который состоит в том, что в 2013 году председательство в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе принадлежит Украине, региональные реалии, ситуация, региональная конъюнктура довольно неблагоприятная для урегулирования приднестровского конфликта. Потому что мы все видели, что, начиная со второй половины 2012 года и даже чуть раньше, с назначением Дмитрия Рогозина представителем президента России по Приднестровью, позиция Тирасполя, по сути, исчезла, растворилась в позиции России. По сути, Тирасполь после непродолжительного периода независимости стал своеобразным рупором российских интересов. Нет больше желания решать хотя бы те проблемы, которые можно решить, скажем, на социо-экономическом уровне, которые столь рьяно афиширует приднестровская администрация. На данный момент, с моей точки зрения, Российская Федерация не заинтересована в политическом урегулировании, так как она обуславливает решение приднестровского конфликта другими аспектами, связанными с сотрудничеством между Россией и Евросоюзом – и здесь я имею в виду и либерализацию визового режима, и известную комиссию Эштон-Лавров, и соглашение о модернизации Российской Федерации, которые, по мнению России, не были представлены достаточно хорошо Евросоюзом, что заставило русских пересмотреть и свою политику в отношении приднестровского урегулирования.

Свободная Европа: Российско-украинские отношения могут повлиять на процесс урегулирования приднестровского конфликта? Или возможное сближение Украины и ЕС в состоянии ускорить переговорный процесс?

Раду Врабие: В начале года я размышлял над тем, каким может быть подход Украины в 2013 году, и пришел к выводу, что есть два варианта возможного позиционирования Украины. Первый – быть ближе к России, сохранить ту позицию, которая наметилась за последние годы, то есть, не играть роль первой скрипки. Второй вариант – попытаться выйти из дипломатической изоляции, в которой она оказалась в связи с делом Тимошенко, проявить максимальную активность в приднестровском урегулировании, что могло бы вернуть ее в европейский клуб. Однако складывается впечатление, что Киев выбрал третий путь, путь примирения как с востоком, так и с западом. Поэтому, полагаю, Украина в этом году не будет слишком давить на приднестровском направлении, а, скорее, сосредоточится на тех моментах, которые можно будет представить как успех, достижение.

Свободная Европа: Например?

Раду Врабие: Например, возможное открытие моста в районе сел Гура-Быкулуй и Бычок. Или возобновление, точнее, начало переговоров по Третьей корзине, пусть и без особых результатов, но сам факт открытия этой Корзины, включающей политические вопросы, стало бы для украинской дипломатии успехом.

Свободная Европа: мнение эксперта Ассоциации внешней политики Раду Врабие.

***

Свободная Европа: На львовской встрече говорилось о трудностях, с которыми сталкиваются экономические агенты на обоих берегах Днестра из-за неурегулированности приднестровского конфликта. Кишинев предлагает не только создание единого экономического пространства на двух берегах, но и участие региона в будущем соглашении о свободной торговле между Республикой Молдова и Европейским Союзом, что позволит экономическим агентам поставлять свои товары на европейский рынок в беспошлинном режиме. Но приднестровская администрация заявляет о желании войти в другой союз, евразийский, который пока находится на стадии проекта. Каковы шансы на то, чтобы Тирасполь согласился при этом на упрощенную торговлю с Евросоюзом? Об этом мы спросили экономиста из Тирасполя Сергея Мельниченко:

Влад Филат и Евгений Шевчук в Рыбнице возобновляют движение грузовых поездов через Приднестровье (pan.md), 26 апреля, 2012

Влад Филат и Евгений Шевчук в Рыбнице возобновляют движение грузовых поездов через Приднестровье (pan.md), 26 апреля, 2012

Сергей Мельниченко: „У этого вопроса, естественно, две составляющие: экономическая и политическая. Безусловным постулатом является то, что для приднестровских предприятий, особенно крупных, являющихся в основном экспортоориентированными, заключение этого соглашения должно сыграть – и может – позитивную роль. Естественно, они заинтересованы в расширении торговли со странами Европейского союза, поскольку это наиболее, скажем так, платежеспособные потребители, которые вовремя и рассчитываются, и в общем приносят дивиденды как предприятию, так и , естественно, бюджету. Другой вопрос: как это будет стыковаться с заявленным политическим вектором развития Приднестровья на евразийские структуры, поскольку понятно, что политическое руководство республики не может отходить от установленного в 2006 году на референдуме вектора развития независимости и присоединения к России. Поэтому эти вопросы как бы и конвертируются, и как бы каким-то образом входят в противоречие.

Единственное, что можно заявлять точно – любой бизнес будет заинтересован в диверсификации своих поставок. Это понятно, никто не хочет терять ни обширные рынки евразийского направления, скажем, Беларусь, Россия, Казахстан, ближайших соседей, и никто не хочет, конечно, избавляться от тех постоянных клиентов, которые имеются в Западной Европе. Особенно большой сбыт имеют в западноевропейские государства предприятия легкой промышленности, которых достаточно много в приднестровском регионе. Каким образом будет кооптировано Приднестровье в это, скажем, соглашение по зоне свободной торговле, сейчас очень трудно сказать. Естественно, на это будет накладывать отпечаток и неурегулированность статуса Приднестровья, а за эти полтора года, это уже понятно, что не будет он определен. Поэтому политики и бизнесмены будут искать какие-то компромиссные варианты, формы участия Приднестровья в этом вопросе и, естественно, приднестровской стороне, может быть, придется пойти на какие-то уступки, и на какие-то уступки может пойти и сторона, скажем, Европейского Союза или, скажем, сторона Молдовы”.

Свободная Европа: Насколько реальны, по-вашему мнению, намерения властей региона привести Приднестровье в будущий Евразийский союз?

Сергей Мельниченко: „По этому поводу пока туманные перспективы. Да, евразийская ориентация застолблена в концепции внешней политике, и там довольно значительная часть уделена внешнеэкономическим связям, но пока каких-то реальных очертаний внешнеэкономической экспансии нашей на страны евразийского пространства не просматривается. Есть более такой реальный вариант, если слышали про так называемый план Маракуцы. Это создание свободной экономической зоны Приднестровья и Одесской области. Вот посредством этого, может быть, возможна какая-либо форма кооперации с евразийскими государствами”.

Свободная Европа: мнение экономиста из Тирасполя Сергея Мельниченко.

***

Свободная Европа: Соединенные Штаты Америки обеспокоены нарушениями прав человека в Приднестровье. Как отмечается в пресс-релизе посольства США в Кишиневе, поводом для подтверждения Вашингтоном своей позиции по этому вопросу стал недавний отчет ООН – первый в своем роде – о ситуации с правами человека в Приднестровье. В сообщении отмечается, что подобные удручающие заключения содержатся и в ежегодном отчете Госдепартамента США, в котором приводятся данные о пытках, нарушении правовых процедур и о несоответствии условий в пенитенциарной системе международным стандартам. Недавно две международные правозащитные организации - Civil Right Defenders и Front Line Defenders – выступили с совместным заявлением. В документе они обращают внимание на угрозы, которым периодически подвергаются приднестровские адвокаты Степан Поповский и Владимир Маймуст. Моей коллеге Диане Рэйляну удалось побеседовать со Степаном Поповским, одним из адвокатов, который работает на левом берегу Днестра, в зоне постоянного риска, и попыталась выяснить, чем правозащитник вызвал недовольство приднестровской милиции?

Степан Поповский

Степан Поповский

Степан Поповский: „По всей видимости, почувствовали угрозу какую-то своему режиму. Я полагал, что режим Смирнова был неадекватным. Однако таким преследованиям не подвергался во время Смирнова, у меня была возможность людям разъяснять их права, причем открыто, даже на, скажем так, на свежем воздухе, собиралось по сто человек, это можно сегодня трактовать как какой-то митинг, да, несанкционированный. Но при этом никто меня не ограничивал в этом, не преследовал. Я вообще не знал до нынешнего времени, что такое преследование.”

Свободная Европа: Г-н Поповский, на каких направлениях сосредоточена ваша работа в качестве адвоката в Приднестровье?

Степан Поповский:
„Защита прав человека. Она носит как юридический характер, так, скажем, и общественный. Юридический связан с защитой по конкретным делам в судах, мы должны проходить судебные инстанции, использовать все возможные внутренние средства, это предписывает даже Европейский суд по правам человека, имею в виду прецеденты, которые есть в Европейском суде – по Кипру особенно. Там четко говорится о том, что, несмотря на то, что статус этого региона не определен, в любом случае судебные инстанции проходить надо, поскольку есть возможность защитить права. Это один способ. И вот второй способ, это уже меня общественность... У нас проблема земли возникла бывших колхозов, распаевали землю, а после дали паи условные, не выделили в натуре, как, в принципе, делалось во всех странах бывших республиках, а дали условные паи и за спиной у людей земли их отдали землепользователям с выдачей государственных актов на 99 лет. Фактически, если бы это было между нами с вами, это назвали бы мошенничеством. В данном случае государство поступило в качестве нарушителя прав. И, пройдя средства правовой защиты внутри, настолько большой поток – речь идет о десятках тысяч, если не о сотне тысяч людей – что я не смог не включиться, не помогать им. Мы прошли и арбитражные суды, и городские, и до сих пор по одному колхозу я в судах нахожусь уже с 2008 года, жалоба в Европейском суде зарегистрирована по одному из колхозов. Создано было движение ими, я помогал в создание этого движения под названием «В защиту имущественных и социальных прав «Крестьянский союз». Это движение начало набирать силу, очень здорово, мы стали ездить по селам, собирать в бывших домах культуры сельчан, разъяснять их права на землю.

Власть увидела в этом угрозу – в том, что я говорю, какие у них есть права на землю. Начались преследования, было составлено три административных протокола, причем высасываются они из пальца. Два удалось мне, скажем так, не допустить продвижения, по одному все-таки я был привлечен к минимальному штрафу – пять условных единиц – но вопрос не в штрафе, а в том, что второе нарушение влечет заключение под стражу на 15 суток. Поэтому в принципе власть этого добивается. В Рыбницком районе я получил уже письмо, там тоже волна, я был там в десяти селах, и глава госадминистрации просто запретил мне встречаться с людьми. Несмотря на то, что Дом культуры построен за деньги этих людей, передан государству не в собственность, он фактически в управление находится у государства, это чужая собственность, закрываются двери. Вот в селе Попенки, допустим, было собрание, нас присутствовало более ста человек, люди попросили второй раз приехать, чтобы все село было. Приехал второй раз, встречает наряд милиции, замначальника УВД района, меня предупреждают, снимают на камеру, начинается ажиотаж, вот-вот меня арестуют, если я начну с людьми разговаривать. Мне приходилось отзывать из группы кого-нибудь и объяснять, почему я не могу провести с ними встречу. То есть, разъяснение прав земельных вступило в конфликт с интересами власти. Предполагалось, что людям… Власть разработала такой закон, чтобы им дать компенсацию. Это как так? Забирать их права и давать им просто какую-то там… Да я вообще, меня не интересует даже размер, он мизерный, но даже если бы он был и большой, меня не интересует. Нельзя без согласия людей лишать их прав и давать им компенсацию. Вот этой политике и придерживается власть, чтобы сохранить землю за новыми землепользователями.”

Свободная Европа: Насколько тяжело отстаивать права человека в этом регионе?

Степан Поповский:
„Ну, есть трудности, связанные с тем, что, наверное, ощущение безнаказанности у власти дает им какое-то, знаете, карт-бланш. Если здесь власть как-то контролируема все-таки международными структурами…

Свободная Европа: В Кишиневе?

Степан Поповский: …Да, к примеру, в Кишиневе, в Украине, России, все-таки контролируема, как бы мы ни говорили, на органы власти воздействуют международные организации, межправительственные организации, тот же Совет Европы, ОБСЕ и так далее, то в Приднестровье власть, в принципе, чувствует свою безнаказанность.

И первое дело, которое слушается сейчас в Европейском суде – два я получил отказ, но есть еще тринадцать дел, которые я там инициировал – это было бы большим подспорьем для правозащитников, вообще для адвокатов Приднестровья. Потому что до сих пор бытовало мнение: нас в Европейском суде не будут слушать, мы никто, эта территория не признана, поэтому о правах здесь говорить не надо. Но глубокое изучение практики Европейского суда, прецедентов четко говорит о том, что не бывает на территории Европы дыр, территорий, не защищенных Конвенцией. Конвенция действует только за исключением одной Беларуси. Все. Она действует везде, где бы мы ни находились, при каких условиях мы бы ни находились. Только надо юридически правильно выстроить систему ”.

Свободная Европа: Г-н Поповский, после ухода из власти Игоря Смирнова все были уверены, что ситуация изменится с приходом Евгения Шевчука. Так ли это? Или все осталось по-прежнему?

Степан Поповский:
„Воздух поменялся. Не знаю, в какую сторону, свежий или нет, но воздух поменялся. Ну, первое, надо отдать должное, общество стало более открытым. Мы видим, что к нам приезжают из-за рубежа, что в принципе идет диалог, что в отличие от времен Игоря Николаевича мы не закрыты. Вот Хаммарберг был, Томас Хаммарберг. Мы постоянно как бы видим это движение, то есть это приветствуется. Но внутри мы оказались заложниками, скажем так, каких-то, может быть, влияний заинтересованных. Сменилась элита, которая пришла к власти. Я увидел, что к власти пришла, назначена земельная элита. Те, что взяли землю, они вдруг оказались у руля. И, скажем так, я почувствовал более жесткое отношение к себе. Если во времена Смирнова отношение было примерно такое: да занимайся, все равно ты не навредишь, то теперь в моей деятельности – я так вижу – наверное, видят, что я могу принести какой-то вред существованию режима. Я общаюсь с сельским населением. Посмотрите: село в Приднестровье вымерло. Выехала молодежь поголовно. Я приезжаю в села и вижу одних стариков. В моем движении участвуют старики, и вот сегодня мы, допустим, организовали акцию, собирали подписи под обращением коллективным, петицией об отзыве закона, нарушающего права на землю, вот эти старики собирали подписи – это, я считаю, большой труд с их стороны, в десяти селах собрано около пяти с половиной тысячи подписей – я вижу только одно: что они озабочены своим существованием.”

Свободная Европа: Г-н Поповский, известно, что на правом берегу Днестра для граждан выпускаются различные видеоролики, брошюры, которые рассказывают о правах человека, подсказывают, куда можно обратиться в случае их нарушения. А как обстоят дела в этом смысле в Приднестровье?

Степан Поповский:
„ Ну, сложнее. У людей нет веры в возможность защитить свои права. Все, конечно, говорят о непризнанности, но есть другой термин. У юристов непризнанность – это политический термин, я говорю о правовой неопределенности этого региона. То-есть, действует законодательство, очень спорное, потому что у меня случаи есть, когда отменяется даже закон, который защищает права определенного гражданина, поскольку он опирается на этот закон, в конце концов берут его отменяют и он остается в бесправии. И Европейский суд это дело уже принял рассматривать.

Поэтому я бы отметил общее неверие в судебную систему. Это… Это трагедия. То, что должно быть в основе, защищать права, и в это люди не верят. Не на что опереться. Человек проигрывает суд и в принципе он дальше не идет, потому что – ну, а что, европейский нам не поможет, зачем мне еще? Хотя я с людей денег не беру, давайте, говорю, дойдем до суда, тогда и поговорим, когда увидим результат. То есть, показываю, что есть возможность дальше защищаться. Я скажу так, что для того, чтобы повысить как-то авторитет власти судебной, надо было бы подумать и об оснащении судебного корпуса. Ну, сто дел у одного судьи в месяц. Больше ста дел. Это физически невозможно.

В суде города Тирасполя заседания проводятся в небольших кабинетах 12-15 метров, вы понимаете, да? Зачастую стороне негде присесть. Наверное, нужно судьям вводить уже и помощников. Почему-то у депутатов есть помощники, просторные кабинеты, а судьи оказались… Хотя та же третья ветвь власти. И я бы сказал, что и материальное стимулирование не на должном уровне. То есть, все это вкупе создает очень даже негативное отношение к самим делам, перегрузка, нервозность судей. Мы видим это. Многие не выдерживают, есть текучесть большая, уходят судьи, я вижу, один за другим уходят.”

Свободная Европа: Но, с другой стороны, в регионе работает Институт омбудсмена…

Степан Поповский:
„Нет, об омбудсмене я прошу в Приднестровье даже не говорить. Он был создан только в момент, когда был поднят вопрос об отсутствии такого института в Приднестровье, его срочным образом создали, поставили человека… Ничего не решает этот омбудсмен. И, знаете, все-таки, такого рода человек должен быть как минимум хотя бы из бывших адвокатов. Но никак не из милиции. И он не имеет ни-ка-ких фактических полномочий. Да, он может обратиться, допустим, в суд о признании недействительным какого-то закона, а так, чтобы особо влиять… И он не пользуется особо этим. Особо влиять – нет. Этот институт мертворожденный.”

Свободная Европа: Когда люди обращаются к вам за помощью, на что они чаще всего жалуются?

Степан Поповский:
„Частая проблема – это все-таки, наверное, имущественного плана. Потому что здоровье, жизнь, имущество составляют основу существования любого человека. Системно, организованно стал заниматься этим с 2007 года, когда создал неправительственную организацию «Некоммерческое партнерство содействия эффективному правосудию». Ну, а вообще в судах нахожусь с 2002 года. Сначала сам столкнулся с трудностями, искал выход, глубоко изучил прецедентное право Европейского суда, направил жалобу, увидел, что могу в этом плане, так сказать, помогать другим людям, потому что жалобы оказались зарегистрированы, на удивление многих адвокатов.

То, что сейчас в Европейском суде уже пошло слушание, что странам направили – это, я считаю, большой какой-то рубеж, что ли, для защиты в Приднестровье. Большой. Создание такого прецедентного права, по которому впоследствии люди могут обращаться, искать защиту, в принципе, наверное, будет как-то влиять и не местную власть, чтобы сдержаться от явного нарушения. То есть, будет понимание того, что – а ведь дальше тоже возможно решение. Возможно, это подтолкнет и Россию, и Молдову, к поиску все-таки этих эффективных средств правовой защиты, созданию условий для того, чтобы люди здесь могли защититься, не доходили до Европейского суда.”

Свободная Европа: правозащитник, адвокат из Тирасполя Степан Поповский.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG