Linkuri accesibilitate


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут вместе с Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Очередной раунд переговоров в формате 5+2 по приднестровскому урегулированию начался во Львове. Миссия ОБСЕ разочарована отказом Евгения Шевчука участвовать в дискуссиях с премьером Владом Филатом. И… эксперт ООН по правам человека Томас Хаммарберг призывает реформировать систему правосудия в Приднестровье.

***

Свободная Европа: Итак, во Львове начался первый в этом году раунд переговоров в формате 5+2. Помимо переговорщиков от Кишинева и Тирасполя в них участвуют представители посредников – России и Украины, последняя - в качестве действующего председателя ОБСЕ, а также наблюдателей – Европейского Союза и Соединенных Штатов Америки. В повестку встречи включены экономические и социальные вопросы. Предложение Киева вернуться – после нескольких лет перерыва – к обсуждению правового статуса Приднестровья не встретило поддержки со стороны Москвы и Тирасполя. Приднестровский лидер Евгений Шевчук также отклонил инициативу украинской стороны встретиться во Львове с премьер-министром Республики Молдова Владом Филатом. Миссия ОБСЕ в Кишиневе выразила разочарование решением Шевчука, но глава миссии Дженнифер Браш в интервью Валентине Урсу сказала, что еще надеется, что приднестровская сторона согласится на решение ряда социальных и экономических проблем, жизненно важных для населения обоих берегов Днестра, каковым является, в частности, открытие моста через Днестр в районе сел Бычок и Гура-Быкулуй.

Свободная Европа: Госпожа посол, согласно повестке переговоров, составленной Украиной в качестве председателя ОБСЕ, какие приоритетные вопросы вынесены на обсуждение участниками переговорного процесса?

Дженифер Браш

Дженифер Браш

Дженифер Браш: „Эта та же повестка, которая была обозначена в последнее время, с апреля 2012 года, когда она была обговорена. Мы довольны прогрессом, достигнутым в рамках рабочих групп после последнего раунда переговоров, который состоялся в прошлом году в Дублине. Большие надежды связываем с работой этих групп и с деятельностью формата 5+2 в этом году”.

Свободная Европа: Вопросы были распределены по трем корзинам: социально-экономические, правовые и политические. Где труднее достичь компромисса в рамках переговорного формата „5+2”?

Дженифер Браш: „По сути, все три корзины по определению являются политическими, так как речь идет о политических переговорах по урегулированию конфликта. Поэтому вопросы всех трех корзин – политические. Не секрет, что я сосредоточена на открытии моста у села Гура-Быкулуй. И чем больше времени провожу я здесь, тем больше убеждаюсь в необходимости восстановления этого моста. Каждый раз, когда мы приезжаем на место, жители обоих сел выходят встречать нас в надежде, что мы приехали открыть этот мост, и радуются этому. Но каждый раз приходится их разочаровывать, говорить, что момент еще не настал. Хочу еще раз подчеркнуть: дело не в проблемах инженерного, экономического или технического порядка. Деньги есть, есть и техническая экспертиза, для открытия моста нужен месяц работы.”

Свободная Европа: И в чем, по-вашему мнению, причина отсутствия воли сторон – Кишинева и Тирасполя – к тому, чтобы этот мост был сдан, в конце-то концов, в эксплуатацию?

Дженифер Браш: „Начну с того, что выражу благодарность рабочим группам в сфере транспорта, разработавшим технические аспекты этого вопроса. Обе группы, и с одной, и с другой стороны, проявили высокий уровень ответственности, приложили много усилий для решения технических проблем, связанных с открытием моста. Представители обеих сторон на политическом уровне заверили меня, что политическая воля для открытия этого моста есть. Думаю, лишним доказательством наличия этой политической воли мог бы стать и положительный ответ г-на Шевчука на приглашение министра иностранных дел Украины г-на Кожары принять участие в переговорах во Львове. Когда министр иностранных дел Кожара находился с визитом в Молдове – в Кишиневе и Тирасполе, как премьер-министр Филат, так и г-н Шевчук приняли его приглашение приехать во Львов. Надеюсь, что все посредники в переговорном процессе „5+2” разделяют нашу разочарованность тем, что львовская встреча не состоится.”

Свободная Европа: В чем подлинная причина того, что приднестровский лидер Евгений Шевчук передумал встречаться во Львове с Владом Филатом?

Дженифер Браш: „Насколько мне известно, премьер-министр Филат готов встретиться с Евгением Шевчуком, и этот визит включен в график его работы. Мотивы, по которым г-н Шевчук решил не ехать во Львов, изложены в сообщении пресс-службы так называемого министерства иностранных дел Приднестровья. Я с большим вниманием прочитала это сообщение и хочу сказать, что разочарована решением г-на Шевчука проигнорировать львовскую встречу. Его участие в этой встрече способствовало бы достижению результатов. Также, надеюсь, что все участники формата „5+2” разделяют желание открыть этот мест через Днестр у села Гура-Быкулуй.”

Свободная Европа: Госпожа посол, и если эта встреча между премьером Владом Филатом и приднестровским лидером Евгением Шевчуком не состоится, это скажется на переговорном процессе в формате „5+2”?

Дженифер Браш: „Разумеется, это повлияет на переговоры в формате „5+2”, так как все мы думали, что встреча премьера Филата и г-на Шевчука станет толчком для переговоров в этом формате. Но, тем не менее, мы считаем предстоящий раунд важным, ведь участникам формата предстоит обсудить вопросы повестки, о которой мы говорили выше.”

Свободная Европа: Кому-то не хочется, чтобы свободе передвижения был дан, наконец, зеленый свет? Кому-то из этих двух сторон, вовлеченных в приднестровский конфликт? Вы говорили как-то, что свобода передвижения является приоритетом на переговорах в формате „5+2”...

Дженифер Браш: „Точно так, должно быть приоритетом. Это остается ключевой проблемой для украинского председательства ОБСЕ и для Миссии ОБСЕ.”


Свободная Европа: Находясь в Кишиневе и Тирасполе, действующий председатель, министр иностранных дел Украины г-н Кожара говорил, что пора приступить и к обсуждению проблем, связанных с разработкой статуса Приднестровья. На что незамедлительно последовала реакция Тирасполя, который заявил, что приднестровская сторона не готова обсуждать эту тему. Почему?

Дженифер Браш: „Не думаю, что у меня есть ответ на ваш вопрос. По идее, его следует адресовать представителям Тирасполя. Потому что мандат Миссии ОБСЕ в Молдове состоит в идентификации статуса для Приднестровья на принципах территориальной целостности и суверенитета Республики Молдова. И этот мандат Миссии был подтвержден – впервые за последние десять лет – на встрече министров иностранных дел ОБСЕ в Дублине в декабре прошлого года, когда все 57 стран, являющиеся членами ОБСЕ – так точно, 57, после того, как Монголия присоединилась к этой организации – так вот, страны ОБСЕ подтвердили этот мандат миссии, так же, как подтвердили и переговорный формат „5+2”. Также, на практическом уровне я согласна с тем, что необходимо много внимания уделять мерам по укреплению доверия между обеими сторонами. И также считаю, что нужно продемонстрировать населению двух берегов Днестра, что доверие есть и оно нарастает. И открытие этого моста стало бы демонстрацией этого доверия.”


Свободная Европа: Украина в качестве председателя ОБСЕ поставила, тем не менее, перед собой задачу добиться успехов в период исполнения этого мандата. Есть шансы на достижение какого-то прогресса, учитывая, что год начинается практически с провала, имею в виду встречу Филата и Шевчука?

Дженифер Браш: „Я бы не назвала это провалом, скорее, это шаг назад. Но в любом случае, я очень верю в наших украинских коллег, в посольство Украины в Кишиневе и в делегацию в Вене. Трудно найти другое государство в ОБСЕ, которое настолько хорошо знало бы реальное положение дел и которое было бы не менее мотивировано и заинтересовано в урегулировании этого конфликта. Нет другого государства, мотивированного и заинтересованного в урегулировании приднестровского конфликта больше Украины. Мы оказываем всю возможную поддержку и считаем, что все 57 стран-членов ОБСЕ также должны оказывать всяческое содействие.”

***

Свободная Европа: Валентина Урсу попросила и эксперта Ассоциации внешней политики из Кишинева Раду Врабие прокомментировать последние события, связанные с приднестровским урегулированием.

Раду Врабие

Раду Врабие

Раду Врабие: „В данный момент не думаю, что Тирасполь в состоянии принимать решения самостоятельно, все действия в последние полгода показывают, что позиция Тирасполя дипломатически координируется с Российской Федерацией. А Российская Федерация сейчас не желает обсуждать политические вопросы, вопросы безопасности.”


Свободная Европа: Почему?

Раду Врабие: „Наверное, потому, что если будет затронут политический статус, на повестку наверняка всплывут и застарелые вопросы, такие, как вывод российский войск или преобразование миротворческой операции, что для России на этот момент неприемлемо.

Это означало бы уход из самой западной точки, в которой находится Россия; второе – речь идет о том, что консенсус, к которому Российская Федерация и Германия пришли в середине 2010 года в соответствии с мезебергским соглашением, забуксовал и, насколько я понимаю, у России сейчас нет точек соприкосновения с Евросоюзом, с Германией насчет того, как можно разрешить эту проблему.”

Свободная Европа: Значит, те, кто утверждают, что переговорный процесс не более чем видимость… как следует их понимать?

Раду Врабие: „Я думаю, что Тирасполь, Кишинев могут решить определенные небольшие, скажем так, проблемы, но сейчас наступил момент, когда диалог – хочет ли этого Тирасполь, хочет ли этого Москва – может развиваться только при условии включения и политических вопросов. И речь не идет о каких-то кознях Кишинева, о его нежелании разрулить ситуацию, скорее, можно говорить об определенных сдвигах, о трезвом подходе со стороны Кишинева, который понимает, что без разрешения определенных политических проблем двигаться вперед невозможно.

Многое зависит в этом году и от Украины и, думаю, в феврале мы все поймет, какую тактику выберет Украина: симулировать диалог или же записать в свой актив разблокирование третьей корзины, что ей по силам.”

Свободная Европа: Разблокирование третьей корзины означает как раз определение статуса, который следует предоставить Приднестровью, но мы все стали свидетелями болезненной реакции приднестровской стороны, которая утверждает, что о статусе не может быть и речи...

Раду Врабие: „Другой реакции со стороны Тирасполя трудно было ждать; вот если бы они сказали: да, прекрасно, давайте откроем незамедлительно эту третью корзину - вот это был бы „ троянский конь”, вот такой реакции следовало опасаться. А так… Это предсказуемый ответ Тирасполя, и объясняется он тем, что ставки повышаются. Приднестровье в этих переговорах - своеобразная игральная карта, это туз в рукаве Российской Федерации.”

Свободная Европа: И как намерен использовать эту карту Кремль, Российская Федерация?

Раду Врабие: „По моему мнению, в течение этих 20 лет с ней связывались различные надежды, но, думаю, подобие Меморандума Козака в более легкой форме – неплохой вариант для Российской Федерации, опция, при которой объединенная Республика Молдова зависит от Российской Федерации и не может присоединиться к Евросоюзу или НАТО.”

Свободная Европа: Господин Врабие, Кишинев готов предоставить Приднестровью статус широкой автономии, тогда как Тирасполь склонен согласиться на федерацию – и здесь возможные дискуссии могут забуксовать. При таком сценарии, что произойдет дальше? Конфликт замораживается? Какие есть пути, чтобы дойти до удачного финиша?

Раду Врабие: „Я один из тех, кто не боится слова „федерация” и федерального устройства; если у Москвы действительно найдется политическая воля для разрешения этого конфликта, не в названии дело. Я все-таки думаю, что на данный момент Российская Федерация вообще не настроена решать эту проблему, ее не устраивает даже независимость Приднестровья, потому что любой статус, предоставленный Приднестровью, означает легализацию региона, его вступление в нормальное поле и тогда несомненно возникнут определенные дискуссии вокруг России – зачем она держит там свои войска, например, или газовый вопрос…

Сейчас, в условиях, когда Приднестровье де-юре не существует, Россия располагает определенными рычагами, она держит там свои войска без всяких разъяснений, она может оказывать давление на политический класс Кишинева, контролировать эту зону безопасности, где о безопасности люди только мечтают, обеспечить себе политические компромиссы в результате ареста кэгэбистскими методами граждан Республики Молдова. Если допустить абсурд, что стороны приступят к обсуждению политических проблем, не думаю, что камнем преткновения станет название; другое дело, что, боюсь, у Кишинева нет ясной позиции насчет того, что именно он готов предложить Приднестровью.”

***

Свободная Европа: На прошлой неделе Томас Хаммарберг, эксперт Организации Объединенных Наций, традиционно наблюдающей за соблюдением прав человека, представил отчет, в котором изложил итоги своих ознакомительных визитов, совершенных в 2012 году в восточные районы Республики Молдова. В отчета Томас Хаммарберг призвал пересмотреть порядок функционирования судебной системы в регионе и провести реформу пенитенциарной системы, сократить число заключенных и искоренить бесчеловечные условия содержания в тюрьмах. Подробности у Юлии Михайловой.

Томас Хаммарберг

Томас Хаммарберг

Критический и оптимистичный – так охарактеризовал эксперт Томас Хаммарберг отчет о состоянии защиты прав человека в восточных районах страны. „Критический” потому что касается всех проблем, о которых до настоящего момента говорили вполголоса, „оптимистический” – потому что содержит рекомендации по разрешению этих проблем. Томас Хаммарберг говорил, в том числе, и о доверии людей к системе правосудию:

„Многие люди, с которыми я встречался, в том числе родственники бывших заключенных, а также нынешние заключенные говорили, что их осудили за несовершенные действия и что дела на них были сфабрикованы, а это тревожный сигнал. Если в обществе нет доверия к системе правосудия, то это серьезно. Функциональная система правосудия зависит от доверия людей.”

В ходе трех визитов, совершенных в прошлом году в Приднестровье, докладчик ООН обратил внимание и на проблему насилия в семье – частично скрытую, но крайне серьезную, считает Томас Хаммарберг:

„Полицейские не проявляют должного подхода, когда речь заходит о насилии в семье. Были случаи, когда в полицию сообщали о том, что женщину избили, но они не реагировали, заявив, что женщина все равно заберет назад свое заявление, зачем же тогда заниматься этим делом? Это неверный подход.”

В отчете Томас Хаммарберг рекомендует провести учебные семинары для полицейских, социальных работников и врачей региона с тем, чтобы они осознали, насколько важно не оставлять без внимания любое подозрение на физическую, психологическую или эмоциональную агрессию.

Эксперт ООН коснулся в отчете и социальной защиты прав детей и взрослых лиц с ограниченными возможностями, положения меньшинств. Всего в отчете содержится тридцать восемь предложений, направленных на гарантирование соблюдения прав.

За период своей миссии эмиссар ООН по правам человека способствовал освобождению лейтенанта полиции Александра Урсу, ранее осужденного за предполагаемое мошенничество. Томас Хаммарберг отметил на пресс-конференции, что он и впредь будет держать под контролем дело молдавского полицейского. Эксперт ООН выразил надежду, что отчет, составленный по итогам его визитов в Приднестровье, будет использован не в политических целях, а для улучшения ситуации с правами человека в регионе.

***

Свободная Европа: Как соблюдаются права человека на левом берегу Днестра – ответ на этот вопрос мы попытались получить у жителей Тирасполя и Бендер.

– С одной стороны соблюдаются, с другой – нарушаются, потому что если милиция смотрит за порядком в городе, охраняет, чтобы не распивали спиртные напитки, то, с другой стороны, они иногда превышают свои полномочия, избивают людей. Потому что знают, что им за это ничего не будет. Так, в целом, вроде уже ситуация у нас в городе улучшается…

– Ну, я бы сказала, что соблюдаются больше, чем нарушаются. Я точно не могу сказать, но предполагаю. Я работаю там, где соблюдаются.

– Нарушаются, конечно. Ну, я не знаю, в какой сфере...

– По-моему, нарушаются. В зоне – туда съездите, посмотрите.

– За этим должна следить конституция, за правами человека, а уж как они соблюдаются – это не мне решать. Если взять меня лично, то меня все устраивает. С нарушением своих прав не сталкивался. Если бы вдруг столкнулся, я бы знал, куда обращаться. В органы, следящие за соблюдением прав человека. Они мне помогут.

– Скажите, пожалуйста, а где, в каком государстве мира полностью соблюдаются права человека? Назовите мне хоть одно. Лично я не знаю, как у нас нарушаются, может, и нарушаются. Я пенсионерка, получаю пенсию 1670 рублей, мне хватает, у нас продукты не очень дорогие. Во всяком случае, я считаю, жить у нас можно.

– Ну, во-первых, Трудовой кодекс нарушается, это уже испытано на себе. Просто если так сидеть и анализировать, очень много нарушений можно увидеть. В любом случае, тот, кто виновен, он все равно оправдает свое поведение, свою неправоту, либо деньгами откупится, либо еще чем-то. К сожалению, в наше время простой народ беззащитен.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG