Linkuri accesibilitate

Кредитное соглашение Европейского союза с Кипром может стать международной антикризисной моделью


Киприоты проголосовали за кредитное соглашение с Европейским союзом. Второй тур президентских выборов в стране, состоявшийся 24 февраля, принес победу (57,5%) лидеру правоцентристской партии Никосу Анастасиадису. Неделей ранее он выиграл первый тур, получив более 45% голосов.

Новый президент Кипра выступает за скорейшее подписание соглашения с Европейским союзом об оказании стране финансовой помощи, за которой она официально обратилась к ЕС еще летом прошлого года. Уходящий президент Кипра в первую очередь рассчитывал на дополнительную поддержку России, оставляя про запас европейский вариант, как предполагающий жесткие реформы.

Многие европейские страны-кредиторы настаивают, в частности, на реформировании банковского сектора Кипра, объем которого примерно в восемь раз превышает общий объем национальной экономики (по этому показателю Кипр уступает в ЕС только Люксембургу). Особенно громко эти призывы звучат в Германии, являющейся крупнейшим в Европе кредитором.


Не может быть так, что банковская прибыль приватизируется, а потери, наоборот, перекладываются на налогоплательщиков!

И один из главных, как предполагается, вопросов предстоящих переговоров нового правительства Кипра с европейскими кредиторами: будет ли финансовая помощь ЕС непременно обусловлена согласием кипрских властей на то, что те или иные потери могут понести кредиторы и вкладчики кипрских банков?

По фигурирующим в немецкой прессе данным, почти треть объема всех зарубежных вкладов в кипрских банках приходится на долю вкладчиков из России (21 миллиард евро из 70 миллиардов, хотя существует и множество других оценок). Кипр превратился в огромный, раздутый банк – своеобразный налоговый оазис, привлекающий инвесторов и вкладчиков со всего мира, говорит президент Баварского финансового центра в Мюнхене профессор Вольфганг Герке. “И неудивительно, что сегодня, когда обсуждается предоставление финансовой помощи этой стране, от нее требуют сначала привести в порядок свою финансовую систему. Ведь для еврозоны, по сути, на Кипре возникает очередной очаг кризиса”.

До сих пор правительство Кипра считало любые потери вкладчиков кипрских банков “вариантом, неприемлемым ни при каких обстоятельствах”. Но теперь это правительство уходит...

НЕ КАК В ГРЕЦИИ

Осенью прошлого года на переговорах Кипра с ЕС речь шла о кредитах на 17 миллиардов евро, из которых 10 миллиардов – для рекапитализации кипрских банков. Эти банки являлись весьма крупными держателями греческих гособлигаций, что в итоге обернулось для них огромными потерями. Весной прошлого года, когда ЕС готовил вторую программу финансовой помощи Греции, от страны потребовали договориться с частными владельцами ее долгов об их фактически списании на 60-70%.

Но тогда убытки понесли кредиторы Греции как государства. В случае Кипра потенциальные кредиторы могут иметь в виду и вкладчиков местных банков. Проблема не столько в рефинансировании государственного долга Кипра, сколько в рекапитализации его банковского сектора, отмечает главный экономист немецкого Commerzbank во Франкфурте Кристоф Вайль: для такой небольшой страны он чрезмерно раздут и срочно нуждается в притоке как минимум 10 миллиардов евро. “Эти деньги могло бы предоставить и правительство страны, но ему их неоткуда взять, если не из кармана собственных налогоплательщиков. А поскольку это возможным не представляется, возникает вопрос участия в акции вкладчиков банков”.


По соотношению объемов банковского сектора и ВВП Кипр уступает в ЕС только Люксембургу

Сама возможность переложить часть кризисного бремени на кредиторов банков обсуждается правительствами многих стран мира уже не первый год – как минимум с начала недавнего финансового кризиса, добавляет руководитель управления долговых рынков инвестиционной компании “Уралсиб Кэпитал” в Москве Дмитрий Дудкин. Безусловно, возникает вопрос, в каких объемах сами кредиторы готовы нести такие потери, но грядущее соглашение ЕС с Кипром вполне может стать первым примером нового подхода, предполагает Дудкин. ”Чисто теоретически нельзя исключать вариант, что вкладчики смогут рассчитывать не на весь свой кипрский вклад, а лишь на большую его часть – например, на 70-80%”.

Обсуждаемая ныне схема оказания финансовой помощи Кипру действительно может стать моделью для подобных решений в будущем, соглашается Вольфганг Герке: “Не может быть так, что банковская прибыль приватизируется, а потери, наоборот, социализируются, то есть перекладываются на налогоплательщиков”.

НЕ КАК В ИСЛАНДИИ

Четыре года назад, на пике банковского кризиса в Исландии, правительство этой страны “разделило” вкладчиков исландских банков на две группы. Местным вкладчикам была обещана компенсация потерь, предусмотренная национальной системой страхования вкладов. А зарубежным вкладчикам этих же банков – в частности, из Великобритании и Нидерландов – в такой компенсации было отказано. Тогда потери британских и голландских вкладчиков им восполнили правительства этих стран, после чего предъявили счет Исландии.

Месяц назад европейский суд поставил точку в их споре: правительство Исландии, учитывая характер и масштабы тогдашнего кризиса, действовало в отношении зарубежных вкладчиков исландских банков вполне правомерно. При этом Исландия большую часть денег правительствам Великобритании и Нидерландов уже вернула, пообещав и остальные, но поэтапно: средства для этих выплат страна получает от продажи активов обанкротившихся тогда национальных банков.


Теоретически нельзя исключать вариант, что вкладчики смогут рассчитывать не на весь свой кипрский вклад, а лишь на большую его часть

Исландская схема вряд ли повторится в случае Кипра, предполагает Дмитрий Дудкин. “Если соглашение страны с ЕС действительно затронет кредиторов кипрских банков, то, на мой взгляд, всех – и местных, и зарубежных”.
Теоретически среди вкладчиков кипрских банков можно было бы выделить, скажем, граждан стран ЕС и всех остальных, добавляет Кристоф Вайль. “Но в Европе хорошо известно, что получить кипрский паспорт большого труда не составляет. Поэтому такие меры маловероятны”.

Вкладчики кипрских банков если вообще пострадают, то в последнюю очередь, прогнозирует, со своей стороны, аналитик долгового рынка из инвестиционного финансового дома “Капиталъ” в Москве Владимир Харченко. Причем владельцы не вообще всех вкладов, а лишь определенных категорий: например, тех, которые приносят больший доход, чем другие, или сопряжены с повышенным риском.

Подобная схема на определенном этапе обсуждалась, в частности, применительно к банкам Испании, напоминает Харченко. “Скорее, убытки могут понести не вкладчики, а кредиторы кипрских банков, то есть инвесторы, купившие выпущенные этими банками собственные облигации. Причем убытки не по самим вложениям в эти долговые обязательства, как было в случае Греции, а лишь в отношении, например, процентных выплат по ним. Как и в отношении процентов по вкладам, если вдруг и до них дело дойдет”.


Для еврозоны, по сути, на Кипре возникает очередной очаг кризиса

Общая схема будущей помощи Кипру со стороны ЕС может предусматривать определенное распределение этого бремени между всеми сторонами – как частными кредиторами страны, так и государственными, полагает Вольфганг Герке. Руководитель финансового ведомства Европейской комиссии Олли Рен заявил 16 февраля, что ЕС приветствовал бы вклад России в программу помощи Кипру – например, за счет продления срока погашения или снижения процентов по пятилетнему кредиту на 2,5 миллиарда евро, который Москва предоставила стране в 2011 году.

По расчетам Еврокомиссии, если расходы на рекапитализацию кипрских банков полностью покрыть из кипрской казны за счет европейских кредитов, то общий накопленный Кипром государственный долг уже в этом году вырастет до 145% ВВП. При таком его объеме долговые рынки, как и в последние два года, останутся для страны закрытыми. В случае Греции проблему ускоренного сокращения госдолга решили за счет частных кредиторов.

От министров финансов стран еврозоны ждут программы финансовой помощи Кипру, которая, с одной стороны, позволила бы стране самостоятельно обслуживать накопленный долг. С другой – не привела к массовому оттоку вкладов из кипрских банков, который может спровоцировать бегство капиталов из банков и других “проблемных” стран региона.
XS
SM
MD
LG